Украинский излом

С мыслью, что не время сейчас устраивать праздники с фейерверками и салютами, ходил на День города. Встретил благочинного, батюшку Андрея, и бывшего комбрига, советского полковника (у него жена из наших мест) – оба родом с Украины. Поговорили. В этот же день приехала из Твери с мужем Гришей и тремя дочками двоюродная племянница Оксана, медицинская сестра. Угадываю в ней черты ее деда-украинца (мужа моей тети), офицера Красной Армии, освобождавшего Андреаполь. Двумя неделями раньше навестили нас другие родственники – Володя и Наташа из Медного (Наталья Ивановна – директор Медновской средней школы). Родная сестра Володи, Ирина, замужем за украинцем Анатолием. Одним словом, украинская тема постоянно о себе напоминает. И в первую очередь происходящим на Донбассе и на Украине.

Подогретый телевизионными вещунами народ наш вначале ожидал скорой победы. Она представлялась как нечто само собой разумеющееся. Разве можно было представить, что и спустя четыре месяца после начала операции ВСУ продолжат обстрелы Донецка, Горловки, Макеевки из дальнобойной артиллерии и «Градов»? Теперь добавилось ощущение, что «красные линии» существуют не только с нашей стороны, но и с западной. По мне, президент Путин поступает верно, проявляя сдержанность, не форсируя события. Контролировать территорию мало. Требуется нести ответственность за нее. А это восстановление органов власти, налаживание экономической жизни, продуктовое обеспечение, социалка, прочие вопросы. Приходится учитывать и внешнеполитический фактор. Ясно, именно последнее – превращение Украины в агрессивную анти-Россию и нежелание Запада отступить от своего замысла, подвигло окончательно Путина принять судьбоносное для России и Европы решение. Ну, и для себя тоже.

Моя землячка, обычная русская женщина, считает: «Мы с мужем молимся за Путина. Если бы не он, Запад вытирал бы о Россию ноги». Так многие считают. Президент не побоялся пойти наперекор не только Западу, но и российской либеральной «элите», представляя, какой будет ее реакция. Взять Сбербанк. Где главный операционный директор, правая рука Грефа господин Хасис? Сбежал в США и оттуда призвал саботировать сделки и контракты, связанные с операцией на Украине. Сбежал исполнительный вице-президент Рафаловский, как выяснилось, гражданин США и Израиля. Покинули банк старшие вице-президенты Шеметов и Чупина. А еще Бурико, Мальцев, Алымова… И сколько таких «гнезд» внутри России разворошил своим решением президент… А иначе сидели бы их обитатели и впредь в своих теплых креслах. По данным ФСБ, за первый квартал 2022 года за границу отбыли из России 15,5 миллиона человек, в два раза больше, чем в первом квартале прошлого года, и поток «туристов», преимущественно состоятельных господ, не ослабевает. Это к вопросу о качестве российской «элиты». Российская ли она? Определенно не наша. Это люди Запада, о которых Бжезинский сказал примерно следующее: «Вы в России присмотритесь сначала, чья это элита. Ваша или наша?»

Конечно, есть у нас и те, кто не клонил головы перед чужой русскому миру цивилизацией, не позволил «душу русскую убить». И немало их, верных сынов России. СМИ замолчали обращение к руководству страны Совета Общероссийского офицерского собрания. Между тем в нем содержится ряд заслуживающих внимания оценок и предложений. Ветераны боевых действий подчеркнули: «…это не просто борьба за сохранение права на жизнь и независимое развитие Русского мира, это также первая открытая битва новой европейской и мировой гибридной войны за сохранение Белой Христианской Европы. Жить на нашей Русской земле, в Европе и мире будем либо мы, либо они! Мы – это Русский мир, основу которого составляет триединый русский народ: великороссы, малороссы и белорусы, говорящие на соответствующих диалектах общего русского языка… Они – это мировая закулиса, или, в заокеанской терминологии, – мировое «глубинное государство», связанное с темными инфернальными силами Сатаны».

Кто во главе Всероссийского офицерского собрания? Владимир Квачков, полковник в отставке, бывший командир бригады спецназа ГРУ в Афганистане, проведший почти пятнадцать лет в местах заключения. Сначала по обвинению в покушении на Чубайса, затем за подготовку вооруженного мятежа и терроризм. Вышедший в 2019 году на свободу Владимир Васильевич не затаил злобу, не ушел в тень, а остался действующим русским православным патриотом. А где Чубайс, на которого Квачков якобы покушался? Сбежал из России то ли в Израиль, то ли на Кипр. Ему позволили это сделать российские правоохранители. Только потом проявили интерес к художествам Чубайса в РОСНАНО, его банковским счетам за границей и земельным операциям, в том числе и на тверской земле, где, между прочим, «ржавый Толик» начинал свой «бизнес», торгуя цветочками.

Нельзя не вспомнить, и как после изнурительных пятилетних мытарств был осужден на четыре года лишения свободы условно с испытательным сроком три года (по статье «экстремизм») доктор экономических наук, историк, писатель, главный редактор «Русского вестника» Олег Платонов, имевший неосторожность сослаться в своих исследованиях на «Протоколы сионских мудрецов». Видимо, раздражителем для русофобов стал также возглавляемый ученым Институт русской цивилизации, издающий произведения русских мыслителей-традиционалистов. Выпущено более 500 книг и монографий. В их числе труды самого Олега Анатольевича «История русского народа», «Русская цивилизация», «Перестройка как преступление», «Почему погибнет Америка» и др. За это подвижничество награды надо давать! Но награды давали другим. В Твери, помнится, удостоили высшей областной награды – Креста Благоверного князя Михаила Тверского одного из организаторов фальшивого польского мемориала в селе Медное. Этот чиновник был отмечен еще и двумя орденами западных государств. Зато Платонову, найдя, думаю, сомнительный повод, «выдали» судебный приговор. А как быть с патриотами на местах, в провинции, кого прозападная властная «элита» фактически люстрировала за любовь к Родине и неприятие либерально-колониальных «ценностей»?

Жаль, не дождались начала краха либерализма в России многие русские патриоты, приближавшие это событие. Среди них мой товарищ, капитан второго ранга в отставке, автор книги по демографии в Тверской области «Мгла над детской колыбелью» Геннадий Петрович Асинкритов. Он рассматривал Чубайса как врага России. С последним обычно связывают грабительскую приватизацию, уничтожение высокотехнологичных отраслей, раздробление и распродажу единой энергосистемы. Но будем смотреть на вещи шире. Ельцин, Чубайс, их подельники осуществили диверсию века против русского народа, ввергнув его в страшную демографическую катастрофу. Это было достигнуто уничтожением местной промышленности, аграрной отрасли, подрывом традиционного образования, культуры, навязыванием низкопоклонства перед Западом. И сегодня, увы, в стране продолжается линия на развитие мегаполисов, рассадников потребительства, банковско-биржевых спекуляций, обезличивания русской души. Хотя восстановить демографически русский народ способна только русская провинция.

Возрождения деревни, духа патриотизма и добивался Асинкритов. Он же, с группой единомышленников, стоял у истоков разоблачения медновской лжи (недавно, наконец, на мемориале был снят польский флаг). И вообще был человеком широкой души и разносторонних талантов: краевед, живописец, художник поэт, музыкант. Берут за живое строки его песни, обращенной к офицерам запаса:

Наше званье в военный билет внесено и подписано,

Офицерскую форму мы вправе носить.

Так скажите, друзья – я хочу вас спросить вслух и мысленно,

Я хочу вас спросить, я хочу вас спросить:

«Разве можно забыть славу русского воинства,

А измену простить и в победы зачесть?

Иль уж не в чести сплав ума и достоинства –

Офицерская честь, офицерская честь?..

Действительно вопрос чести стоит остро. Не только офицерской. Чести всего народа и государства! Или нас сомнут, отбросив на задворки мирового процесса, или мы победим и возвысимся. Верую, победа будет за русской духовной правдой, русской волей, русским оружием. Очевидно, присутствуют в освободительной военной операции на Украине задачи и сроки, известные лишь Путину, Шойгу, Герасимову, руководителям спецслужб. Не надо мешать армии выполнять работу исторического значения, «видя бой со стороны». Они знают, что делать. Однако и отмачиваться не с руки. Поделюсь некоторыми соображениями. По-моему, у нашего народа сложилось однозначное мнение относительно ДНР, ЛНР, Харьковской, Херсонской, Запорожской, Николаевской, Одесской (коридор до Приднестровья крайне важен), Черниговской, Сумской и еще ряда областей Украины. Народ чуток. Неопределенность в устах наших государственных деятелей рождает у него подозрения: не последуют ли какие-либо «жесты доброй воли», что поставят под сомнение успех операции и национальную безопасность России. А заминка в действиях армии с невнятными комментариями, типа тех, что мы слышали от Мединского, способна обернуться разочарованием. Это следует учитывать.

Желательно внести коррективы в работу российского агитпропа. Порой он действует себя слишком прямолинейно, зубодробительно, чем культивирует чувство неприятия у гражданского населения с обратной стороны. Понимаю, противостоят Российской армии зачастую головорезы из нацбатов, уголовники, «дикие лебеди». С ними нежно поступать соответственно. Однако несправедливо вешать тень Гитлера или бандитов-террористов на всех, без исключения, вэсэушников или представителей украинской территориальной обороны. Ежедневно слышишь: «Уничтожено двести неонацистов, уничтожено двести боевиков, уничтожено пятьдесят радикалов…» Да еще показывается, как прицельно это происходит, что превращает восприятие войны в некое игровое шоу. Слушает стальноголосую Ольгу Скабееву крестьянка из сумской или черниговской деревни и тихо недоумевает: «Ну, какой из моего сына Миколы нацист или боевик? Политикой он не интересовался. В ВСУ забрали под страхом посадить в тюрьму. Дед его Берлин брал. Прадед партизанил у Ковпака, жену прадеда повесили каратели. В Москве и в Рязани у нас родня…» Надо тоньше, избирательнее работать, с пониманием того, что речь идет о попавшем в беду, ставшем заложником нацистского режима братском народе.

Напрашивается одна аналогия из российской жизни, связанная с происками «третьей силы», почерк которой явственно угадывается и на Украине. В 90-е годы ельцинисты пытались опорочить стремление русских к укреплению национального самосознания, цинично приклеив нам «русский фашизм». Мы, русские, склонны наступать на старые грабли, доверять лукавству политиков. Но у нас, как у народа, выработан прочный иммунитет против этнического национализма, т.е. шовинизма. Как ни усердствовали Швыдкой и ему подобные, проект обанкротился. Русский народ его перемолол и выплюнул на свалку истории. Зато на Украине часть населения, к сожалению, заразившись вирусом «украинской самостийной исключительности». Огромные средства израсходованы на это еврейскими олигархами (Коломойский и др.), а также Западом! И не напрасно. Получается, с братьями-славянами мы отнюдь не во всем схожи. Однако общего гораздо больше. И. братство, наше, хочется думать, восстановится. Говорят: от любви до ненависти один шаг. Обратная дорога бывает не столь длинной, как иногда представляется.

Украинский излом отчетливо высветил не только расклад сил в мире, но и то, насколько заждалась перемен Россия. Вспоминаю, как в 2011 году в Москве получал премию «Слово к народу». Лауреатам давали по нескольку минут для выступления. Настроение провинции я выразил собственным стихотворением «Слово о Сталине»:

Дождался праздника народ,

Сбылись пророческие сны.

Восстав из праха, Он идет

По главной площади страны.

Неспешный шаг, спокойный взор,

Но брови гневно сведены:

«Кто учинил такой разор,

Дозволил пиршество шпаны?!»

«Элита» в шоке – кто куда

Бегут – то в Лондон, то в Авив,

А Он идет к нам сквозь года,

В раздумье голову склонив…

За чаем в «Советской России» Геннадий Андреевич Зюганов попросил прочесть еще «что-нибудь». Прочел, после чего один из уважаемых коллег предупредительно шепнул мне: «Везде есть уши». Как бы то ни было, но пришел час, и «элита» побежала «то в Лондон, то в Авив. Правда, ощущение праздника к народу не явилось. Политиками и политологами подчеркивается солидарность российского общества. Да, оценка справедлива по отношению к военной операции. Народ сознает, это не просто военная операция, а проявление борьбы добра и зла, света и тьмы, истины и лжи.

А вот на внутреннем фронте немало сохраняется такого, чего народ не приемлет. Назрела смена экономического курса, национализация банковской системы и стратегических отраслей. Социально мы все так же несолидарны, разобщены. Чиновничество в массе своей интеллектуально и нравственно ущербно. Крупный бизнес бесцеремонен, требует новых послаблений, и государство перед ним прогибается. Хотя нужны жесткие требования со стороны государства к олигархам. На депозитах у них сорок триллионов рублей. Всю Россию можно преобразить! Вся стать создать механизм принуждения бизнеса к развитию во благо народа (вплоть до экспроприации капиталов), но сохраняются послабления для увода капиталов за рубеж. Валентин Катасонов в статье «Экономическая война» («Пятая газета», 5 июля 2022 г.) пишет: «Валютная выручка не возвращается в Россию, оседая на счетах иностранных банков. А та валюта, которая была размещена в российской банковской системе, утекает из страны. Запад рано или поздно наложит свою лапу и на эти активы российского происхождения (сначала заморозка, затем конфискация), но те, кто аккумулирует валютные активы за рубежом, об этом не думают. Или рассчитывают откупиться, приобретя на Западе «индульгенции»: сделав пожертвования на дело борьбы с «империей зла» – Россией».

Обнадеживающие слова прозвучали в выступлении Михаила Мишустина на международном форуме Иннопром. Обозреватели отмечают, что премьер не уповал на рынок, необходимость финансовых заимствований или введения бюджетного правила. По сути им заявлено о формировании новой стратегической модели экономики. Ее отличительные черты – лидирующая роль государства на основе стратегического планирования и цифровых технологий. Обещано, что задача достичь возможного технологического суверенитета затронет все базовые отрасли промышленности. Дай-то Бог, чтобы возродились отечественная микроэлектроника, станкостроение, на полную мощь заработали автопром и авиапром. Но сколько уже произносилось правильных и пламенных речей с тех пор, как было объявлено импортозамещение, а кардинальных перемен не наступило, что тут же дало о себе знать при введении санкций Западом. Проблема в том, что созданная непосредственным влиянием Запада квази-экономическая система, изначально не предусматривала технологического развития России, превращения ее в сильную суверенную державу. Поэтому изменения непременно должны носить системный характер.  

Пока местный барометр их не обещает, его стрелка указывает на сектор «имитация развития созданием «комфортной среды». А промкомбинат (ДОК), выпускавший прежде качественную мебель, и не только (номенклатура изделий в лучшую пору составляла около наименований), лежит в развалинах. Такая же судьба постигла, известковый завод. Закрыты Сережинский лесокомбинат, лесоучасток ОЖД, предприятие «Сельхозтехники» по ремонту комбайнов, строительные организации. Развалились, колхозы, совхозы. Единственно, что процветает, так это сетевая торговля.

В российской гуманитарной сфере болевых точек, связанных с действиями либеральной «пятой колонны», не меньше. Необходимо изменение в сторону национальных интересов России приоритетов в культуре, образовании, СМИ. Под разговоры чиновников о патриотизме, умеренном русском консерватизме русофобы ведь продолжает разъедать Россию изнутри. На ТВ превозносили книжный фестиваль «Красная площадь». Но из двенадцати проектов Союза писателей России, поддержавшего освободительную операцию на Донбассе и Украине, в программу был взят лишь один. А кто доминировал? «Я не стану перечислять имена русофобов и ненавистников моей страны, проявивших себя после 24 февраля, но именно им и в этот раз предоставлялись основные трибуны», – пишет в газете «Слово» (№12) Светлана Макарова-Грищенко. На сайте фестиваля рекламировалась гражданка Израиля, автор ужастиков в жанре фэнтези для детей Линор Горелик, с началом военной операции призвавшая в своем блоге к физическому уничтожению президента России Владимира Путина и преданию суду международного трибунала воинов, задействованных в операции.

Поразительно, в то время, когда наша армия защищает Русский мир на Донбассе и Украине, на российских телеканалах полно передач, действующих против Русского мира («ДНК», «За гранью», «На самом деле» и др.). Русский человек представляется недоумком, развратником, вором, пьяницей, скандалистом. Свидетельство этому анонсы «За гранью»: «Она родила ему ребенка, а он откусил ей нос», «Разменяла сына на кошек» и т.д. Один за другим следуют боевики со сценами убийств, мордобоем, уголовной лексикой, их дополняют пошлые реалити-шоу. Не впервой задаю я прямой вопрос администрации президента, Совету безопасности России, Совету Федерации, депутатам Госдумы, правоохранителям: «Кто осуществляет и щедро оплачивает гнусные, расчеловечивающие русский народ проекты? А главное – доколе это будет продолжаться?!»

Где, наконец, официальная идеология? К какому берегу (левому или правому?) плыть России? На какие ориентиры нацеливаться народу? Студент филфака в разговоре со мной рассуждает: «Представители «элиты», что убежали на Запад и призывают в интересах Запада к разрушению России – наши враги. С этим понятно. А как я должен относиться к Солженицыну? Уехав на Запад из СССР, то есть из исторической России, он, в интересах Запада, тоже призывал к раздроблению государства, родины моих дедов, бабушек, родителей. А его прославляют. Понаставили ему памятников, назвали его именем улицы…» Власти не уйти от жизненно важных вопросов. Но как на них отвечать, если жить по-капиталистически и либералистически далее нельзя, это тупик, а жить по иному, без Ельцин-центра, офшоров, финансовых спекуляций, американских праймериз, «толерантности», реалити-шоу, магистров и бакалавров и прочего-прочего, несовместимого с национальным сознанием русских и всех коренных народов России, боязно, непривычно? Куда девать созданную под все эти «ценности» сверху донизу политическую, культурную и прочую псевдоэлиту?

Тридцать лет приучали нас к зависимости от чужого, упорно навязывали это, а свое, родное, кровное, публично попирали, молчком прятали в чулан или выбрасывали на свалку. Оттого-то, думаю, и российское будущее видится отдельным высоким чиновникам, политикам, депутатам зыбко, неопределенно. Рисковое это состояние. Для народа, страны, для самой власти. Пора бы из него выходить более решительно и, повторюсь, системно.                             

г. Андреаполь, Тверская обл.