Новый альянс будет еще опаснее для Запада

И когда "темный властелин" Кремля наносит редкий визит, выезжая за пределы России, у жителей Запада по спине мурашки. И на то есть веские причины.

Для Америки, Великобритании и их союзников Иран является государством-изгоем. Его ядерные амбиции и поддержка аятоллами терроризма превратили Исламскую Республику в пугало, предмет ненависти и раздражения.

Жесткий курс

На протяжении почти всего своего пребывания на президентском посту Путин так же, как и Запад, не особенно проявлял интерес к тому, как Иран, обладающий ядерным оружием, поигрывает мускулами. И дело не только в том, что поддержка Москвой аятолл нанесла бы ущерб экономическим отношениям России с Западом. У Москвы с Тегераном еще есть и частично совпадающие региональные интересы.

Затем Путин начал военную операцию на Украине, сильно пострадал от санкций (Россия обогнала Иран по количеству экономических санкций), и внезапно ситуация кардинально изменилась — ставки сделаны, и его уже ничто не остановит.

Сегодня существуют опасения, что Путин уже играет по-крупному и, с точки зрения Запада, намерен превратить свою страну — с уже имеющимся у нее огромным ядерным арсеналом — в еще один мега-Иран.

Его встреча с жесткими иранскими лидерами, состоявшаяся на этой неделе в Тегеране, вместе с другим гостем, президентом Турции Эрдоганом, якобы была посвящена обсуждению ситуации в Сирии. Но этот саммит является демонстрацией зарождающегося антизападного антидемократического альянса, границы которого простираются от окраин Восточной Европы до Южно-Китайского моря — с Россией-матушкой в центре.

Перспектива пугающая. Сегодня, спустя 30 с лишним лет после окончания холодной войны, вооруженный конфликт на Украине и решительное осуждение со стороны Запада вызвали новую холодную войну с Россией, которая получила зловещий поворот из-за меняющихся альянсов современной геополитики.

Я называю эту зарождающуюся битву "Мировой войной Z" — в честь буквы, изображенной на российских танках на Украине, символа, который воплощает в себе абсолютное неприятие Путиным Запада.

Между Россией и Западом долгое время было всякое — от любви до ненависти. На протяжении 300 лет, с тех пор как Петр I основал в качестве "окна на Запад" Санкт-Петербург, в котором родился Путин, у России с нашим свободным, демократическим обществом отношения были сложными.

Все надежды на то, что Путин будет подражать своему герою, царю Петру, и попытается следовать образцу Запада, улетучились после того, как пять месяцев назад он начал спецоперацию на Украине. С тех пор кремлевская пропагандистская машина подвергает США и их европейских союзников истерическим нападкам.

Эта бесконечная демонизация Запада перекликается с тем, что на протяжении нескольких десятков лет делают иранские аятоллы: для них Америка уже давно является "Большим сатаной", а Британия "Малым сатаной".

Учитывая это, мы должны считать слова советника Путина по внешней политике Юрия Ушакова предупреждением, какими бы завуалированными они ни были на языке международной дипломатии. Выступая перед журналистами, он подчеркнул, что между Россией и Ираном сложился "доверительный диалог", заявив, что "по большинству вопросов наши позиции близки или идентичны".

В любом случае, нет никаких сомнений в том, что между этими двумя странами существует активно развивающаяся связь. Помимо того, что у России и Ирана есть общие враги на Западе, они развивают сотрудничество в области военных технологий (разведка США предупредила, что Россия стремится приобрести сотни иранских беспилотников, чтобы задействовать их на Украине), а также в нефтегазовой промышленности.

Москва недавно подписала с Тегераном крупное соглашение о разработке нефтяных месторождений, одновременно возобновив транспортные маршруты между двумя странами, по иронии судьбы созданные американцами для отправки помощи Сталину против нацистской Германии, которые после окончания Второй мировой войны были в целом ненужными.

Кроме того, Россия, отрезанная от западных технологий после начала боевых действий на Украине, использует многолетний опыт Ирана в обходе санкций и поиске альтернативных вариантов.

Еще одной серьезной причиной для беспокойства стало присутствие на встрече Эрдогана в качестве посредника, способствующего укреплению этой дружбы. Под его руководством Турция, некогда светская страна, ориентированная на Запад, стала еще более автократической. Она уже давно переориентирует свои интересы и политику с западных демократий на режимы на Востоке, создающие больше неприятностей и проблем.

Не слишком утешает и членство Турции в НАТО, где она играет роль троянского коня, стремящегося отказаться от сотрудничества с Западом, не представляющего для нее интереса, ради того чтобы заключить более выгодную сделку с Россией, откуда она получает значительные объемы нефти и газа.

Конфликт

Мы недооцениваем прочность их общих идеологий, чем подвергаем себя серьезной опасности. Хотя в вопросе сирийского конфликта Турция, возможно, и стоит по другую сторону баррикад от России и Ирана (Москва и Тегеран едины в поддержке режима Асада в Сирии, а Анкара поддерживает тех, кто ему противодействует), все три страны вместе выступают против проамериканских сирийских курдов.

Тем временем за этим новым альянсом, состоящим из трех частей, "маячит" Китай. Эта огромная индустриальная страна, рвущаяся к ресурсам, хочет получить доступ к дешевой российской и иранской нефти и газу, а также к российскому зерну, которое обе страны будут только рады ему продать.

К тому же у них есть что-то вроде общей идеологии: как и Владимир Путин, президент Китая Си Цзиньпин считает, что его общество более стойкое и выносливое, чем наше, и в прошлом это мнение разделяли Сталин и Гитлер.

Со временем оба режима потерпели поражение, а 70 лет спустя Украина, бывшая советская республика, столкнулась лицом к лицу с кремлевским тираном.

Мы все поражены удивительной стойкостью украинского народа перед лицом российских действий. Но, хотя путинская операция, возможно, и затянулась, надвигающийся зимний энергетический кризис в Европе, особенно в Германии, станет проверкой решимости Запада противостоять ему.

Если Европа даст слабину и у нее задрожат колени, когда наступят холода, Соединенным Штатам и Великобритании придется укрепить дух наших союзников, став для них опорой.

Мы также не должны обманывать себя тем, что перемирие на Украине ознаменует возвращение к нормальной жизни. Ужасы, которые происходили в последние месяцы, вызвали сейсмический сдвиг в том, как Россия относится к Западу и как мы относимся к ней.

Угроза

И прошедший на этой неделе саммит в Тегеране, демонстративно дружелюбное отношение Владимира Путина к Ирану и Турции, являются доказательством того, что он переориентирует Россию на долгосрочную перспективу — не только при его жизни, но и в расчете на преемников.

Вырисовывается новое противостояние нескольких поколений между Западом и путинским альянсом стран-изгоев.

Во время первой холодной войны Запад боролся как с коммунистической идеологией, так и с российской мощью, нависшими угрозами, которые вселяли в нас ужас на протяжении многих лет.

Сегодня угроза изменилась и проявляется в виде навсегда объявленной вне закона России, огромного евразийского государства в партнерстве с Китаем, Ираном и другими государствами-изгоями. Опасность эта нависла над всем Северным полушарием.

Я не считаю преувеличением сказать, что эта намечающаяся угроза потенциально является еще более опасной для Запада, чем бывший советский блок. И чтобы противостоять ей, нам нужно будет быстро восстановить ту стойкость, которой мы обладали в XX веке.

Марк Алмонд,

Daily Mail, Великобритания