Отчего душа тоскует…




Обычно с вечера выстраиваю «надо» в очередность, но назавтра возникают новые «надо». Так и проходят дни. «Нет счастья в бездействии», – отмечал Ф.М. Достоевский. Правда, действие действию рознь. Кто-то занимается производительным трудом, обихаживает ниву духовного служения. Это лучшая часть народа. Она в тени. Кто-то одержим личным обогащением, имитируя приверженность православию, хотя нельзя одновременно служить Богу и мамоне. Эти – «новая элита». Тридцать лет они считают себя хозяевами жизни в России и уверовали, что «бабло» всегда будет эквивалентом положения в обществе. Но отнюдь не благодаря им зеленеет ослабленное древо русской жизни. Либералы много лет подгрызали его корни, хотели высосать из него жизненные соки, распилить его на части, оно наклонялось, стонало, кряхтело, но стояло и, наконец, стало распрямляться усилиями президента и тех патриотов, кто не сдался либерализму.

Держим связь с доктором исторических наук, членом Союза писателей России, лауреатом премии «Слово к народу» Раисой Васильевной Кузнецовой. У нее скромный крестьянский домик в деревне Козлово Село в нашем районе. Перу подвижницы принадлежат труды об академике И.В. Курчатове, адмирале Н.Г. Кузнецове. Раиса Васильевна – жена его сына – Николая Николаевича. Выдающийся инженер, он получил большую дозу радиации в Чернобыле и безвременно скончался. Не так давно вышла новая книга Раисы Васильевны – о руководителе научно-технической разведки СССР Л.Р. Квасникове. Переписываемся с профессором, доктором философских наук, капитаном первого ранга Владимиром Дмитриевичем Карандашовым. Преподает в Военно-морском институте в Санкт-Петербурге, сохраняя верность селижаровскому краю. Навещает родную деревеньку Заозерье, печатает в местных изданиях краеведческие статьи, член Союза писателей России. Встречаемся, как родственные души, с Алексеем Сергеевичем Поповым. Бывший редактор альманаха «Отечество», член Географического общества России четыре десятка лет живет на андреапольской земле (в деревеньке Жуково), написал замечательные книги о Верхнем Подвинье. Дружны с членом Союза писателей России, лауреатом премии «Слово к народу» Геннадием Сазоновым из Вологды. Уроженец станции Пожитово Торжокского района (а его отец Алексей Савельевич и мать Клавдия Федосеевна родом из-под Андреаполя) когда-то заведовал отделом культуры «Калининской правды», поколесил по стране, будучи собкором «Правды», «Советской России». В этом году за книгу «Сияние слова Василия Белова» удостоился литературной премии Республики Карелия «Во славу Отечества!». Премия учреждена в честь поэта и первого губернатора Олонецкой губернии Г.Р. Державина. Болит у Геннадия Алексеевича, как и у Кузнецовой, Карандашова, Попова, душа за Русь-матушку. Почти все свои книги, их свыше тридцати, он посвятил русской провинции, которую отлично знает.

Едва получил от него весточку, как на тверском телеканале увидел андреапольского земляка (родился в деревне Горка) Александра Вихрова. Это уже другая история. Как и у нас с Сазоновым, у него за плечами журфак ЛГУ, прошел школу областной «молодежки» и «Калининской правды». Но далее свернул Александр Николаевич с черного хлеба журналистской стези в бизнес-сообщество. Работал в банке «Уралсиб», где отвечал за связи со СМИ и общественностью. Говорят, преподает сейчас ребрендинг в финансовом университете при правительстве и, как человек состоятельный, скупает по миру антиквариат, имеющий отношение к войне 1812 года. Пару лет назад: на тверском ТВ рассказывал о Наполеоне Бонапарте и составленном каталоге собранных вещей, связанных с ним. Открыв интернет, наткнулся на публикацию «Российский топ-менеджер посвятил свою жизнь Наполеону»: «Коллекция Александра Вихрова полна реликвий. С полотен, гравюр, фарфоровых ваз и тарелок Наполеон Бонапарт взирает на Бородинский бой и горящую Москву. Предстает никому не известным юношей и увенчанным славой императором. Заключает Тильзитский мир, томится на Святой Елене. 

Теперь вот Александр Вихров привез в Тверь выставку из своей коллекции (250 раритетов!) под названием «Война 1812 года. Сила народная». Видимо, почувствовал дыхание времени, раз вспомнился народ. В свое время я с интересом прочел книгу историка Тарле о Наполеоне. Не исключаю, земляк раздобыл какие-то новые сведения о нем. Но пригласят ли тверские телевизионщики в студию русского писателя Геннадия Сазонова с его рассказом о Василии Ивановиче Белове? Не пригласят. Белов, написавший провидческий роман «Всё впереди», где предсказал теперешние бесовские нравы, отстаивавший русский лад народной жизни, не укладывается, как и все почвенники, в западнический либеральный «формат». Мыслить и поступать по-русски, пытаться противостоять духовному опустошению народа, понимать и разделять его боль – означает обречь себя на изгойство и противостояние с «новой элитой». 

Общественное пространство, как и природа, не терпит пустоты. Если замалчивают, вымарывают Сталина, Калинина (Михаила Ивановича), Георгия Свиридова, Василия Белова, Валентина Распутина, Ивана Васильева, их место предназначено иным людям. Во имя чего привлекают публичное внимание к Наполеону, организовывают в старейшей библиотеке выставку к юбилею Элвиса Пресли? Или чем руководствовались, создавая в центре Твери, по сути, мемориальный комплекс имени Андрея Дементьева (Дом поэзии Андрея Дементьева, памятник ему, улица его имени), ощущавшего себя «в Израиле, как дома»? Да, хороший поэт-песенник (с этим не поспоришь), однако же вовсе не классик мирового уровня, каким вдруг начали его представлять. Славолюбие было не чуждо Андрею Дмитриевичу. Вспоминается, как возглавляемая им Ассоциация тверских землячеств вывесила в центре города огромный портрет Дементьева с подписью «Гордость земли Тверской», какие пышные фейерверки устраивала городская власть по случаю дня рождения «гордости». Тогда же была вброшена в информационное пространство идея создания памятника поэту. Доминирование либералов в СМИ, культурных учреждениях, музеях, театрах – факт общеизвестный. Но нельзя же так нахраписто перечить здравомыслию и игнорировать тверское общественное мнение! 

Брендизм – оружие лукавого. Вкладывая деньги, либеральные брендисты надувают «мыльный пузырь» до подчас абсурдных размеров, и общество, к сожалению, слабо этому сопротивляется, хотя вред от этого очевиден. Брендизация Дементьева (говорят, инициатива исходила из Москвы) привела к перекосам (извращению) в восприятии подлинной картины тверского литературного процесса. Молодых людей, вопреки логике, приучают к тому, что Дементьев – тверское всё. Словно бы не было у нас Владимира Соколова, Николая Тряпкина, Константина Рябенького, Александра Гевелинга, Галины Безруковой. Даже будущие филологи из Тверского госуниверситета вряд ли слышали о самобытных мастерах поэтического слова Владимире Соловьеве, Петре Кучукове, Валерии Мухине. Или кто, скажем, знает замечательные стихи родившегося на осташковской земле и жившего в Санкт-Петербурге Анатолия Белова? Андрей Дементьев со своим «Снегом в Иерусалиме» бледновато выглядел рядом с ним, но он – тверской бренд, а почвенник Анатолий Белов – в забытьи. 

А разве не грустно сознавать, что Тверь музыкальная известна в стране лишь потому, что здесь родился шансонщик, написавший «Владимирский централ»? Один из моих товарищей был этим летом в Сочи. Кому ни скажет, что он из Твери, в ответ: «Это где Михаил Круг жил?» Какая ску-дость кругозора! Читаешь книгу «Музыканты Верхневолжья» В.И. Шикова с предисловием Родиона Щедрина и понимаешь, каких действительно выдающихся музыкантов, композиторов, дирижеров, певцов дала миру тверская земля. Василий Васильевич Андреев, Елизавета Андреевна Лавровская, Сергей Яковлевич Лемешев, Борис Александрович Александров, Виктор Сергеевич Попов, Николай Николаевич Сидельников, Василий Федорович Балашов, Константин Арсеньевич Симеонов… 

Но как, например, увековечена в Твери память родившегося в Твери Б.А. Александрова, композитора, хорового дирижера, хормейстера, Героя Социалистического Труда, лауреата Ленинской и Сталинской премий, Государственной премии имени М.В. Глинки, народного артиста СССР, многолетнего руководителя Ансамбля Советской Армии, носящего имя его отца А.В. Александрова? Судя по Википедии, никак. А почему бы не создать Дом музыки имени Б.А. Александрова, не установить ему памятник? Это фигура куда более значительная, чем Дементьев и Круг. Боюсь, чиновники понятия не имеют, что Борис Александрович – автор популярнейшей оперетты «Свадьба в Малиновке», двух увертюр для оркестра, прекрасных патриотических песен, в том числе «Несокрушимой и легендарной», «Священной войны» и много-много чего другого. Что музыка Гимна СССР, перешедшая к Гимну России, написана его отцом – народным артистом СССР, лауреатом двух Сталинских премий А.В. Александровым, который также был связан с Тверью, хотя родился на Рязанщине. Начальное музыкальное образование Борис Александрович получил в Тверской музыкальной школе, где пел в хоре отца, 12 лет преподававшего в Твери. 

Ольга Шикова, дочь автора книги «Музыканты Верхневолжья», филолог, журналист, педагог, которую я знал по совместной работе в областной молодежной газете «Смена», тоже унаследовала родовой интерес к музыке, в том числе к музыкальному краеведению. В ее книге «От песен рот тесен», представляющей несомненный вклад в русскую национальную культуру, собраны произведения фольклора разных жанров. Представлены Тверская, Владимирская, Псковская области. Шикова – автор собственной педагогической программы музыкального и духовного воспитания детей. Но что слышали об этой программе тверичи? Регулярно присылаемые из столицы кураторы местных СМИ не знают области, и, казалось, только и думали, как отучить граждан от печатного слова в угоду модным нынче интернет-сайтам, к которым среднее и старшее поколение равнодушны. Так, впрочем, и везде. Сегодня ежедневных газет на 1 тысячу жителей в России выпускается в 8 раз меньше, чем в Японии, в 3,5 раза меньше, чем в Англии, в 2,5 раза меньше, чем во Франции. 45 процентов взрослых россиян газет не читают вообще. Редко кто питает интерес к русской классике. Заходишь в дом чиновника или предпринимателя, внутри все сверкает по евростандарту, и ни одной книги! Как справедливо отмечает в «Пятой газете» Б.К. Кучкнн, «нечитатель» – благодатный «материал» для чужой, антинациональной пропаганды. Цель – уничтожить память о национальной истории, культуре, традициях, превратить людей в стадо «толерантных общечеловеков», с вожделением впитывающих канализационные стоки чуждых культур. 

Зато свое, родное, близкое народу осознанно гнобится. Попробуйте купить баян, гармонь, балалайку, мандолину, которые лежали в советское время в каждом раймаге, даже в сельских магазинах, и были очень дешевы, намучаетесь так, что мало не покажется. Если и найдете в областном центре или в Москве, то, взглянув на ценник, скорее всего, впадете в отчаяние. Обычный тульский баян стоит от 85 тысяч рублей и выше. Гармонь «Тальянка» – 50 тысяч рублей. Представьте: в состоянии ли приобрести их своему сыну или своей дочери сельский фельдшер, учитель, шофер, хлебопек, специалист муниципалитета?

Монополия торгашества и банковского капитала в России привела к деградации не только литературной, музыкальной культуры народа, но и всей гуманитарной сферы: философии, исторической науки, школьного и вузовского образования. Зрить надо в корень, а именно – с точки зрения классовых интересов, русской традиции и соответствия слова и дела власти. А то ведь, бывает, убаюкивая общественное мнение, замах делают на рубль, а на выходе получается жалкая копейка, а то и убыток. Хотя смотря для кого убыток. Напрямую связанный с «Болонской системой» ЕГЭ позволяет обогащаться группе лиц, которые крутятся вокруг серьезных финансов, отпускаемых на его проведение. Видимо, и по этой причине столь быстро «ушли в песок» разговоры об отказе от ЕГЭ. Поразительно, но в существующем Законе «Об образовании в Российской Федерации» не указана его цель, хотя в советском Законе об образовании она было четко обозначена – всестороннее развитие человека. 

Неудивительно, что педагогическая профессия потеряла престиж. Раньше в любом малом городе или поселке с искренним уважением здоровались с учителем, называя его по имени и отчеству, а теперь униженно склоняют головы перед заматеревшими местными микро-олигархами. Из полутора сотен педагогических вузов осталась треть, нижняя граница для поступления в них не превышает порой 35 баллов. В стране недостает около 270 тысяч педагогов. У большинства учителей зарплата мизерная, на уровне прожиточного минимума. Им не Антуана-Жана Гро и не до того, насколько страстно Наполеон любил графиню Жозефину Богарне, дай Бог, работая на две ставки, свести концы с концами. 

Российские политологи и ведущие политшоу на ТВ прям-таки извелись в переживании за немцев, как известно, поставляющих оружие Украине. Они, бедненькие, мол, из-за нехватки газа будут реже принимать душ и включать кондиционер. При этом радетелей не волнует, что провинциальный российский учитель не может провести себе газ в дом, потому у него зарплата 15–20 тысяч рублей. Для сравнения: в Германии в 2021–2022 гг. средняя зарплата учителя начальных классов от 3300 до 4000 евро в месяц, учителя старших классов – свыше 4000 евро, а директора школы – от 5500 евро. У преподавателей высшей школы оклады начинаются с 4100 евро. Эти цифры привел в «Советской России» депутат Государственной думы, доктор исторических наук М.Н. Матвеев. Скажут, мы к этому не готовы, нет финансовых возможностей. Но почему созданы возможности для обогащения «новой элиты»? Она шиковала и шикует, покупая виллы, яхты, раритеты, не испытывая перед учителем ни малейших угрызений совести. Почему тихо сидит в Госдуме какая-нибудь распиаренная безликая волонтерка от «Единой России» и получает за сидение сумму раз в тридцать большую, чем сельский учитель высшей категории? Неужели мы нашу учительскую нищету и неиссякаемую тягу российской «элиты» к обогащению перенесем на Донбасс и освобожденные территории Украины? 

Остается добавить, что бюрократия из сферы образования буквально затерзала школы отчетами, гугл-формами, «вариативными подходами». Тут, считаю, полезно вспомнить исторический момент. В конце 20-х годов руководство СССР окончательно пришло к выводу, что троцкисты завели образование в тупик. Наркомпросовские начальники во главе с Луначарским были уволены. Аппарат Наркомпроса сократили с 8,5 тысячи человек до 335 и возвратились к опыту русской традиционной школы. Сталин вообще уделял большое внимание разбюрокрачиванию, понимая, что бюрократия стремится к замкнутой жизни во имя частного интереса. И в современной России надо освобождаться от имитаторов действия, плодящих ненужные циркуляры. На мой взгляд, прежде всего, следует ликвидировать Рос-обрнадзор, а также уменьшить в два-три раза разбухшие региональные департаменты образования.

В нашем многонациональном народе таится нерастраченная тяга к возвышенному, чистому. Кажется, уже повсеместно взял силу чертополох массовой культуры, но стоило начать по субботам и воскресеньям приглашать в малаховские передачи на ТВ исполнителей народных песен, и мы убедились, сколько в России талантов. На фоне обычных пенсионеров, фермерш, работниц фабрик из глубинки, участников художественной самодеятельности из сельских ДК поблекли заполонившие телеэкран раскрученные «звезды». Положительного настроения добавляют заметки Александра Проханова с его чуткостью на перемены и виртуозной способностью находить метафоры: «Кончен век Кудрина – Мау – Чубайса. Кончен век Райхельгауза и Невзорова. Начинается новый театр – русский театр духовных военных действий. Начинается новая русская музыка. Прислушайтесь к реву «Ураганов», свисту «Калибров», рокоту «Аллигаторов», и вы услышите Прокофьева, Свиридова, Скрябина, услышите Шостаковича, написавшего свою симфонию в честь присоединения Донбасса к России».

Однако Александр Андреевич Проханов в Москве живет, а я – в провинции. У нас тут по федеральной программе улицы асфальтируют, мост ремонтируют, т.е. фасад приводят в порядок. Но за фасадом типичная для срединных областей России картина. Народ придавлен отсутствием достойной работы, сельские школы мельчают, медицина деградировала. Не видно главного – массового возвращения к труду на земле, что, в свою очередь, способно духовно укрепить, оздоровить народ. Выйдешь за деревенскую околицу, увидишь, как, зарастая, тоскует по человеческому вниманию и заботе бывшее колхозное поле, на котором в былые годы обильно колосилась рожь, и душа твоя, русская, затоскует вместе с ним. Понимая, что полномочия и финансовые возможности местной и региональной власти ограничены, не хочу бросать камень в их огород. Требуется изменение всего вектора развития сверху – как в Москве аукнется, так у нас отзовется. Кроме того, нужно осознание обществом крайней необходимости и важности поворота к земле, что не слишком заметно. Потому и беспокоит меня сомнение: не угаснет ли на минорном аккорде «новая музыка русской жизни», едва народившись?

г. Андреаполь, Тверская обл.

Другие материалы номера