Дом на улице Каховской 




Многое изменилось, несмотря на то, что звуки войны слышны повсюду. Проезжая города Макеевка, Донецк, попадали под артиллерийский огонь. В самом Мариуполе, как рассказывают жители, порою еще слышны автоматные очереди. Говорят, до сих пор выходят «бандеровцы» из подземелий «Азовстали». 

Автотрасса в 122 км из Донецка до Мариуполя уже очищена от разбитой и сожженной техники. Стоят пока два блок-поста. В пути не останавливали, а на въезде в Мариуполь поинтересовались, откуда едем и зачем. 

Улицы, проспекты, скверы, тротуары очищены. Уже нет сгоревших и покореженных трамваев, троллейбусов, разбитой военной техники. Убраны перебитые электропровода. Ходят городские маршрутные автобусы. На остановках толпятся люди. Немало их на улицах города. Работают мини-рынки и торговые лавки, в основном под открытым небом. 

В центральных районах города появились свет, вода. Постепенно расширяется работа коммунальных сетей, прежде всего освещение и водопровод на другие районы города. С нетерпением ждут этого люди, уставшие готовить пищу на кострах. 

Жильцы знакомого нам пятиэтажного из трех подъездов дома номер 33 по улице Каховская теперь имеют генератор для зарядки телефонов и фонарей. Жить они перебрались в свои квартиры. А те, у кого квартиры разбиты или сгорели, пока размещаются в сохранившихся, но без хозяев квартирах и домах. 

А город красивый, он проглядывает сквозь разрушенные современные жилые массивы, дворцы, социальные объекты. Много парков, скверов – просторных, обустроенных широкими прогулочными дорожками. 

Город растянулся вдоль моря. Часть побережья занята комбинатом «Азовсталь», перед морем вырос огромный высокий курган породных отходов производства. Его можно облагородить и создать здесь комплекс спортивно-развлекательных аттракционов. 

Море мелководное. Метров 50 идешь по ступню в воде, затем еще столько же по щиколотку. Мы находились на длинном, с полкилометра, а шириной не более 50 шагов песчаном острове, отделенном от материка водной полосой шириной до 100 метров. Прекрасное место для водных морских процедур детсадовской малышне. 

Но созерцать и мечтать особо некому. Людей на побережье мало. Сегодня идет восстановление. Немногие мужчины заняты на восстановительных работах. Низкая оплата труда, не более 10 тысяч рублей. Делятся своими впечатлениями жители дома, с которыми свела нас судьба в апреле. Возмущает местных, что приезжим бригадам из России платят в 5–7 раз больше. 

Виктор работает по 12 часов в день со своей «дикой» бригадой: перекрывают крыши частных домов. Оплата на договорных условиях. Молодой Саша, талантливый автоэлектрик, пользуется огромным спросом, имеет хороший доход. А Наталья работает продавцом на рынке. Но в основном люди пока живут на гуманитарную помощь и пособия в размере 7800 рублей, выдаваемые тем, у кого есть пенсионные удостоверения. 

Оксана работала на комбинате в химлаборатории. Специалист высокого уровня. Теперь без работы. Павел – конгломератчик, работы тоже нет. Пятидесятитрехлетний Евгений всю трудовую  жизнь отработал на «Азовстали», дорос до заместителя главного механика комбината. Он вместе с Павлом считает, что «Азовсталь» уже не восстановить. Но будут обязательно восстанавливать комбинат имени Ильича, на котором выпускали стальной лист для изготовления грузовых железнодорожных вагонов.  

Евгений твердо говорит, что они с Павлом обязательно примут участие в восстановлении комбината и будут на нем работать. На предприятиях восстановительных работ пока нет. Идет разминирование их территорий и корпусов. Национал-фашисты немало мин оставили и в жилых массивах, в скверах. Везде предупреждения: «Ходить только по тротуарам и улицам». Недавно трое жителей подорвались на мине: решив сократить дорогу, сошли с тротуара на улицу по заросшей травой полосе. 

Гуманитарная помощь поступает регулярно – как централизованно от российских военных, так и от частных лиц, когда сложились определенные отношения и связи. Военные через день привозят на водовозе воду и раздают местным жителям, приходящим со своей тарой. 

Вот, например, «наш» дом. Беда сдружила людей.  Практически все живут в квартирах. Семьи, которые остались на развалинах, временно живут в квартирах, хозяева которых уехали. В этом доме следят за всеми квартирами. Выломанные двери квартир прикрыты, чтобы никто не лазил. В подъездах и вокруг дома чисто. Стала работать мусоровозка. За водой для общих нужд ездят на легковой автомашине к ближайшей автоколонке или берут у военных. 

Без газа, света и воды жители этого дома продолжают жить коммуной. У них общий склад продовольствия, готовят пищу по-прежнему на костре – на общий стол. Руководить общиной продолжает, как ее назвал Юстас, «директор Анна». Проблемы каждого человека стали общей заботой. Нужны лекарства, особенно дорогостоящие, такие как инсулин – «директор Аня» звонит, договаривается. У семилетнего Костика – день рождения, и он мечтал о самокате, «директор Аня» звонит новым друзьям и просит помочь. У студентки Карины сложности с продолжением учебы в техникуме, снова об этом думают все, как помочь. 

На этот раз Косте повезло. Дядя Юстас, которого уже полюбил Костя, вместе с дедом Вовой (автор этих срок. – Ред.) привезли новый самокат. Радости Костиной не было предела. Он все время не отходил от Юстаса. 

Хорошее настроение осталось и у Карины, хотя перевестись в учебное заведение в России не удалось, несмотря на то, что дед Вова и его товарищи в Оренбурге старались ей помочь максимально. Но учебное заведение в Мариуполе получило серьезные разрушения, нет электроэнергии, и это не позволило найти, оформить и выдать на руки необходимые документы. По этой причине Карина не смогла получить и российский паспорт. Благо, что техникум все-таки планирует начать учебные занятия в одном из сохранившихся корпусов. И на следующий год Карина, уже получив диплом об окончании среднего специального заведения, смело поедет поступать в российский вуз. 

г. Мариуполь.

Другие материалы номера