Коломойский против Дугиных?




А сегодня – сам вывожу его и, понимая ужас случившегося, теряюсь в догадках: почему именно его (или ее) убили, в каких объяснимых целях? Конечно, суждений, версий, комментариев (в том числе людоедских, особенно на украинской мове) море.

Зарубежный оппозиционер незалэжной Анатолий Шарий сразу появился на наших экранах и зачитал пост жидобандеры Коломойского, как тот сам себя называет, где олигарх величает Дугина «мозгом Путина, идеологом русской цивилизации», который якобы чуть ли не «управляет Путиным». Не знаю, что они там с протеже Зеленским нюхают, но такое нормальный человек воспринять не может.

Я подозреваю, что Беня вряд ли что-нибудь читал из Дугина, но сам Путин и его окружение знают, что никаких переворачивающих сознание открытий Александр Гельевич не делал. Да, твердо держался линии евразийца (а значит, не русского националиста, к сведению малообразованных писак), последовательного имперца и защитника русского мира, который обширен и включает миллионы – от всемирного Пушкина до украинского прозаика Шевченко, который писал повести по-русски. Что такого сногсшибательного случилось? Дугин все реже выступает в патриотической прессе или на федеральных телеканалах, громких заявлений не делал, да и в Захарово выступал с исторической лекцией. Из ярого и часто выступающего публициста (на вечере «Дня» – Дугин, на Русском Всемирном соборе – Дугин, на созданном телеканале «Спас» – снова он) он все более превращался в академического ученого, в мыслителя-традиционалиста. И вдруг…

Все больше экспертов стали заявлять, что, несмотря на наезд Коломойского, целью теракта была сама Дарья. А почему именно она? Когда услышал новость по радио, сразу кольнуло сострадание к Дугину и мелькнула мысль: «А кто такая Дарья Дугина?» В Яндексе только по третьей фотографии понял, что видел ее по некоторым телеканалам. Хоть и тогда тоже всплывал вопрос: почему вещает именно она – Дарья Платонова, как в титрах? Ну, образованная и задорная девушка – пусть. Но почему именно ее? Политолог Сергей Карнаухов написал: «Покушение на ее отца? Это было бы странным выбором. Даша сейчас стала намного более узнаваемой и значимой в публичном политическом пространстве». Она действительно часто появлялась в СМИ, активно вела собственные соцсети. Вот анонс выступления на форуме «Армия-2022»: «Я делаю доклад по ментальным войнам и кейсам, которые были наиболее яркими, расскажу про Бучу, про конфликт интерпретаций, про факты», – написала Дугина (Платонова). Но и тут ничего ошеломляюще нового, страшного для Украины. Однако орден Мужества, которым наградил ее посмертно Владимир Путин, тоже как бы подводит к мысли о жертве во имя нашей победы. Наверное, так и есть: все погибшие бойцы огненного и идейного фронта проявляют мужество в нынешней рыночной России. Но загадки остаются…

 

Три версии случившегося

Версия первая, мстительно-ритуальная: Зеля сказал – Зеля сделал. Еще в апреле президент Украины открыто пригрозил карой всем российским журналистам, припомнив участь казненного США нацистского пропагандиста Юлиуса Штрейхера: «Всем Скабеевым и вечерним… фронтовым лгунам и их руководителям стоит запомнить – ваш финал будет за решеткой. В лучшем случае». Здесь выбрали для Дугиной худший случай – смерть. Почему именно для нее – может оказаться случайностью, прихотью какого-то тупого эсбэушника, смотрящего российские пропагандистские телепрограммы: «До имярек трудно добраться, а вот давай замочим вон ту, молодую и остроносенькую»… И начали операцию с разработкой конкретно по ней, весьма уязвимой.

Версия вторая, информационно-победительная: Удалось доказать: украинские журналисты могут говорить, писать что угодно – и с ними ничего не случится. Убивать детей, убивать своими руками – на это готовы не только Вовк с дочерью, но и дамы с телеканала 1+1. А кровавей всех высказался псевдоукраинский телеведущий Фахрутдин Шарафмал во время ток-шоу на 24-м канале, где он весной еще заявил, что готов истреблять российских детей лично. Своими руками! На его голову посыпались кары с российских телеканалов: «Ответит эта мразь обязательно!» И что – ответил?

Зато канал Эрнста снова вытащил Янину Соколовскую в эфир чего-там комментировать, посыпались возмущения, а уже в августе российские следователи в рамках уголовного дела изучают русофобские заявления украинской телеведущей Соколовой – любимой гостьи Первого, которая добивалась от сына в эфире признания, что он готов убить президента России. Но только еще об «изучении» сообщила пресс-служба Следственного комитета России в телеграм-канале – не о расследовании преступных заявлений. По данным ведомства, телеведущая в эфире телеканала NTA высказывалась о «необходимости убийства русских людей по национальному признаку». Но ее, уверен, не то что не накажут – на следующий эфир пригласят. А российский любой журналист, даже не кровожадно вещающий, может быть уничтожен. В эти дни твердят многие, от улизнувшего из Киева тележурналиста Юрия Кота до самого подавленного Александра Дугина: «Нас не запугаешь, мы не замолчим». Но факт остается фактом: в гибридной войне используется не только слово и камера, но и взрывчатка. Пока – с одной стороны. Для украинцев это – перемога!

Версия третья, традиционно-разгильдяйская: проверка спецслужб, да и всех государственных структур на вшивость. Да, ФБР оперативно отчиталось о скрывшейся от них преступнице, но возникает море вопросов, которые даже у Владимира Соловьева вечером не задают. Занесенная в российские реестры как член полка «Азов», героиня всех программ (мы столько саму Дарью не видим на экранах) означенная Вовк-Шабанова под своей подлинной фамилией въехала на территорию России на автомобиле с номерами ДНР. Первый вопрос: откуда въехала – если с территории ДНР, то как она туда попала (опять-таки под своей фамилией) – там разве не проверяют, кто въезжает со стороны яростного противника? Если с территории Украины – то неужели номера ДНР не вызвали никаких вопросов у донбасских военных и пограничников? На территорию России дама, имеющая такой шлейф, въехала уже открыто и явно, не вызвав никакого интереса у пограничников. Значит, в сражающуюся Россию может въехать кто угодно в то время, когда какая-то Эстония, например, у российских журналистов шенгенскую визу ликвидирует? Оказалось, что означенная Вовк снимала месяц (!) квартиру в том же доме, где жила Дарья Дугина, следя за ней. У нас что, теперь нет в Москве никакой регистрации-проверки – работы участковых? Человек с воюющей Украины приехал в столицу и живет где хочет, не отмечаясь, не работая! Наверняка еще и звонила свободно. И тут же третий, уже детский, вопрос: что заставило террористку тащиться в людное место, на фестиваль в Подмосковье, вместо того, чтобы тихо ночью спокойно заминировать автомобиль жертвы (двух жертв) прямо на месте их совместного проживания. Опыт с Павлом Шереметом есть. А вдруг бы на «Традиции» охрана на VIP-стоянке лучше работала? А вдруг в Захарово камеры видеонаблюдения были включены? – Ее иномарку засекли бы, передали по рации, перехватили автомобиль, как нам в кино показывают. Вовк использовала автомашину Mini Cooper. Цена такой новой иномарки – от 4,5 млн, с пробегом – около 2 млн. Это немаловажная деталь: не жалели денег на непонятную операцию, учитывали, что там, на стоянке в Захарово, будут такие тачки, что с потрепанным «опелем», как у моей внучки, туда не сунешься. Но нет, камеры, увы, не работали. А какую историю киношную нам рассказали с номерами? При въезде в Россию использовались номера Донецкой Народной Республики – Е982ХН DPR, в Москве – казахстанские номера 172AJD02, а при выезде – украинские AH7771IP. Она их что, сама меняла-перекручивала, никто не помогал?

Рой традиционных вопросов без ответов. А вот если я сейчас въеду на Украину каким-то чудом (без огромной взятки не въехать, только по тропе, ползком под проволокой), уверен, любое действие (покупка билета, снятие средств с банкомата, попытка остановиться в отеле) тут же кончится приездом СБУ и арестом. В Берегове, куда я въехал через Венгрию, три машины с утра примчались, как только я вышел в интернет. А ведь военная операция еще и не началась – Вадим Ковтун и Гордей Белов тогда царили по всем телеканалам. Значит, мы хуже работаем или что? Так что взрыв – еще и прощупывание: к кому и как легко подобраться, какой теракт можно спокойно и безнаказанно осуществить на Минке или Рублевке, а то и в сердце Москвы?

Появились и другие версии – конспирологические, мистические, но пока остановлюсь на этих: вникать глубоко и копаться – тяжело и бесчеловечно. Дарью и ее родителей и впрямь очень жалко, тем более что они, как мне кажется, – безвинные жертвы.

Другие материалы номера