«Курганец» остался без брони

Доводы защиты бизнесмена повторяются из процесса в процесс. Его адвокат рассказывает судам душещипательные истории о том, как Болотин прожил долгую и плодотворную жизнь: он участвовал в ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС, защитил кандидатскую диссертацию, создал и возглавил один из крупнейших в стране машиностроительных холдингов, наконец, стал отцом троих детей, которые и сейчас нуждаются в его заботе. В свою очередь представитель следственного управления ФСБ РФ всякий раз поясняет, что, несмотря на все заслуги, Михаил Болотин обвиняется в особо тяжком преступлении – растрате, а учитывая грозящий ему десятилетний срок может воспрепятствовать расследованию, уничтожив, например, улики по делу или оказав давление на свидетелей.

Аргументы ФСБ признаются судами более весомыми, однако последний спор о мере пресечения, случившийся на днях в Мосгорсуде, едва не переломил весь ход процессов. Случилось это после того, как адвокат Болотина Светлана Чиркова, изложив уже знакомые сторонам доводы, неожиданно добавила, что ее клиент все-таки признал хищение, раскаялся и взял курс на «активное сотрудничество со следствием». Последнее обстоятельство, по мнению защиты, однозначно указывало на необходимость перевести олигарха из следственного изолятора по крайней мере под домашний арест.

Однако представитель ФСБ и в этот раз переиграл защиту. Он пояснил суду, что не может согласиться с доводом адвоката Чирковой из-за денег, которые ее раскаявшийся клиент так и не вернул и не собирается это делать. Поскольку речь в уголовном деле шла о 90 млн руб., следствие предположило, что освобожденный из-под стражи Михаил Болотин обязательно использует тайный финансовый ресурс для своего побега за границу.

История, в который Болотин стал главным «героем» закрутилась в конце сентября прошлого года. Именно тогда сотрудники ФСБ задержали, привезли в Москву и добились арестов сразу трех бывших руководителей машиностроительного холдинга КТЗ, состоявшего из 18 предприятий, выпускавших тяжелую технику для Минобороны, горнодобывающей и нефтегазовой промышленности, железных дорог, строительства и сельского хозяйства. В числе арестованных, помимо основателя и главного владельца КТЗ, оказались его бывший заместитель по экономике и корпоративным финансам Михаил Школьник и экс-глава казначейства холдинга Ирина Восторгина.

Как доказало следственное управление ФСБ РФ, инкриминированное им хищение было совершено когда Минобороны выделило КТЗ 5,2 млрд руб. на проектирование и производство опытных образцов бронетранспортеров и боевых машин пехоты под шифром «Курганец». Изготовить легкую бронетехнику предполагалось на входившем в концерн Курганском машиностроительном заводе, а оснастить их броней и динамической защитой – в московском НИИ стали. При этом часть выделенных на броню средств – по версии следствия, 90 млн руб. – пропала.

Именно НИИ, по распоряжению Болотина, перевел полученный аванс в качестве займа не имеющей отношения к машиностроению компании, а после еще нескольких сомнительных транзакций деньги осели на счетах небольшой частной фирмы, аффилированной, как выяснило ФСБ, с тремя обвиняемыми по делу. А дальше, по накатанной схеме, они «обналичили, присвоили и использовали средства по собственному усмотрению», говориться в обвинительном заключении.

Госконтракт на бронетехнику был сорван, а когда Минобороны готовилось подписывать контракты на запуск боевых машин в серию, выяснилось, что КТЗ погряз в долгах и едва держался на плаву. Одному только ВЭБу концерн задолжал около 80 млрд руб., а его общий долг составил порядка 100 млрд руб.

Начавшаяся череда разбирательств в арбитражных и гражданских судах поставила КТЗ на грань банкротства, но концерн в итоге удалось сохранить благодаря вмешательству правительства России. Заводы и институты холдинга были переданы в управление госкорпорации «Ростех», после чего в подразделениях начались масштабные аудиторские проверки. По их результатам почти все прежние руководители концерна были уволены, а некоторые стали фигурантами возбужденных уголовных дел.

Поражает наглость, с которой новые «эффективные менеджеры» растаскивали по карманам средства, выделенные государством на обороноспособность и новую технику. По большому счету, особенно в наше время, это сродни предательству и работе на противника. Но не меньше вопросов вызывает и позиция чиновников Минобороны. Доверяя жизненно важные разработки откровенным проходимцам, неужели никто не удосужился изучить состояние дел в Концерне «Тракторные заводы»? В стране тракторная промышленность разрушена до основания. Для этого достаточно посмотреть на снимки руин того же Волгоградского, Алтайского, Ярославского и еще ряда некогда флагманов отечественного машиностроения. В том числе и оборонного значения.

 

По сообщениям информагентств