Призрачная жизнь в селах-призраках

Бабушка Дуся в молодости приехала в преуспевающий поселок из Подмосковья, финал жизни женщина встречает посреди руин.

 

После перекрытия Казахстаном воды жизнь в приграничных селах Курганской области остановилась. А некогда преуспевающие совхозы буквально на глазах превращаются в деревни-призраки. Под нож пришлось пустить овец, бросить поля, а воду для хозяйственных нужд, приготовления пищи и питья приходится набирать из озер.

До начала 90-х сельское хозяйство в Макушинском районе активно развивалось. Приезжали люди, росли деревни, открывались дома культуры и школы, которые сейчас пришли в упадок. Поселок Чебаки расположился на берегу озера Чебак всего в нескольких километрах от Казахстана. Он с первых минут поражает безлюдностью улиц. Однако так было не всегда. В советские годы Чебаковский совхоз занимался животноводством и считался миллионером: «При союзе мы разводили овец, были миллионником. Это когда доход по миллиону рублей в год. Самоокупались, что зарабатывали, то и тратили, ни у кого денег не просили», – рассказывает жительница поселка, представившаяся Дусей.

По словам пенсионерки, в те годы, в деревне было много работы, был свой детский сад и школа. Регулярно ходил автобус, работало централизованное отопление и даже водопровод. Из-за чего в Чебаки старались попасть молодые специалисты из соседних сел и даже города. Сама бабушка Дуся приехала в Чебаки из Подмосковья.

«Было как в городе, утром на кухню зайдешь, откроешь кран, вода есть и умыться, и в баньку набрать», – с ностальгией вспоминает другой житель поселка Александр. Все изменилось с распадом Советского Союза. После обретения Республикой Казахстан независимости, у приграничных сел начались проблемы с водой.

Водопровод брал свое начало в поселке Пресняковское, воду качали из реки Ишим. «Сначала казахи требовали денег, но когда начались аварии, они просто заглушили насос», – рассказал еще один житель села Чебаки. Обслуживать трубы стало некому, сначала вода шла с перебоями, и полностью исчезла к середине девяностых. Хозяйство начало ветшать.

В 1990-х пришли инвесторы из Екатеринбурга, и, чтобы расположить к себе, даже обещали, что все восстановят и совхоз заживет. Однако, по словам местных, свердловчане пустили под нож остатки овец, распродали всю технику и оборудование. А потом, обанкротив совхоз, убрались восвояси. Оставшись без работы, денег и перспектив, жителям совхоза в прямом смысле пришлось выживать.

В первую очередь чебаковцы начали сдавать металл, из-за чего с улиц поселка пропали уличные колонки. Теперь на их месте расположились импровизированные колодцы из советских покрышек, где с самого дна проступают грунтовые воды.

Несмотря на то, что Макушинский район богат озерами, использовать для питья и еды ни озерные, ни грунтовые воды нельзя. По словам местных жителей, это техническая вода, в которой много железа, она пахнет болотом, и имеет неприятный привкус.

«Если ее пить – заболеешь, поэтому даем ее только скотине, и используем для хозяйства. Воду для бани качаем с озера», – рассказывает местный житель. Для приготовления пищи и питья люди выезжают за водой в город, либо ждут автоцестерну из Макушино. Старый «Газ-53» привозит воду раз в неделю и продает ее по 40 рублей за канистру. Тем же, у кого нет своего транспорта либо сил, приходится ведрами черпать воду из колодцев.

По словам чебаковцев, из-за участившихся засух хуже всего с водой летом, и осенью. Зимой же на помощь приходит снег и лед, которые местные жители добывают на соседнем озере. «Верхний лед самый чистый, это как дистиллированная вода, вся пакость ниже оседает. Если растопить – пьешь и напиться не можешь», – пояснил журналисту местный житель Николай.

Последним остатком цивилизации для местных осталась старая водонапорная башня, чудом сохранившаяся с совхозных времен. Воду в нее качают из расположенного неподалеку от Чебаков поселка Братенники. Но даже этой возможности жители села едва не лишились около двух лет назад. Это случилось после того, как некий челябинский предприниматель оказался собственником оставшегося в наследство от СССР трубопровода. Трубопровод был выкопан в ноябре 2020 года.

«В 2020-м по всему району трубы рыли от границы [с Казахстаном] и до Макушино, хотели и Братенниковский откопать, но люди не дали», – рассказывает местный житель.

По словам мужчины, чтобы остановить предпринимателя, пришлось проводить народный сход, и приглашать журналистов. Побоявшись общественного резонанса, бизнесмен оставил жителям двух сел небольшой отрезок трубы. Но следы тех работ по-прежнему видны невооруженным взглядом. На всей протяженности многокилометровой трассы в сторону Казахстана зияет огромный ров, оставшийся от раскопок.

Вместе с тем, жители рассказали, что не собираются уезжать из поселка. Часть рассказали, что жизнь в умирающей деревне их вполне устраивает, и в отличие от соседей, им удалось сохранить Дом культуры, и даже школу. Есть свое фермерское хозяйство. Другие же со вздохом объясняют, что только от желания в их случае зависит мало, и уехать не позволяют финансы.

«Здесь дом и хозяйство, так просто их не продать. Да и кому? Ехать в Чебаки не хочет никто», – пояснила местная жительница Тамара.

Ситуация в соседних поселках еще более удручающая. Часть из них, лишившись воды, уже обезлюдела. Поселки Мартино и Слевки, расположенные всего в нескольких километрах от Чебаков, на самой границе с Казахстаном, с уходом воды уже превратились в поселки-призраки. И в ближайшие 10 лет могут окончательно исчезнуть еще многие и многие пока еще живые деревни.

 

Никита ТЕЛИЖЕНКО