Россия и новый миропорядок




Беседа главного редактора «Советской России» В.В. Чикина с генерал-полковником в отставке, доктором исторических наук Л.Г. ИВАШОВЫМ

Беседа главного редактора «Советской России» В.В. Чикина с генерал-полковником в отставке, доктором исторических наук Л.Г. ИВАШОВЫМВ.Ч. Леонид Григорьевич, здравствуйте. Я рад встрече с вами после продолжительной разлуки. Да и наши читатели, думаю, тоже будут рады. Ныне все поглощены геополитикой, да и тем, как протекает специальная военная операция. Хотя известно, что после ваших предостерегающих заявлений еще в начале февраля вам пришлось немало претерпеть: уволили с профессорской работы, вынудили оставить руководство Академией геополитических проблем. Исчезли ваши публикации… Но в нынешней, предельно обострившейся обстановке, в неразберихе геополитики нашим читателям, простым советским людям, очень недостает высококвалифицированных суждений и честной оценки.

Л.И. Спасибо, Валентин Васильевич, я тоже рад встрече с вами и нашими читателями. Но операцию разбирать подробно не будем: во-первых, знаю об обстановке на российско-украинском фронте только из средств массовой информации, а их новости не отличаются полнотой и весьма противоречивы, по ним трудно составить реальную картину; во-вторых, если картина обозначится вразрез с рапортами генерала Конашенкова, то, боюсь, большой пользы мы не принесем.

В.Ч. Хорошо, согласен. Давайте разберемся в характеристиках миропорядка, который формируется сейчас на планете. Суждений на этот счет много, и они сильно различаются.

Л.И. Действительно, сложившийся прежде миропорядок приходит к своему завершению, формируется новый. Каким он будет, пожалуй, не знает никто. У мировых игроков есть свои варианты и проекты, и практически все и каждый из них противоречат один другому. Очевидны следующие тенденции:

– Запад, как единый центр мировых процессов, раскалывается по обозначенным ранее трещинам: англо-саксонский сегмент жестко противостоит Евросоюзу, отвоевывая его экономические позиции и сокращая индустриальный потенциал развития. Внутри ЕС Франция соперничает с Германией, Польша все чаще поддерживает США и Британию; Италия, Испания пытаются играть свою игру как внутри ЕС, так и вне его. Остальные страны-участники большой роли не играют, они скорее выживают. Плюс Европа не хочет решать демографические проблемы и довольно быстро исламизируется, что для нее не самый худший вариант.

В.Ч. Извините, уточним: эта ситуация вызвана спецоперацией России?

Л.И. Военная спецоперация РФ явилась той искрой, в результате которой накопившаяся горючая смесь сдетонировала. Европейцы жестко противостояли американцам в борьбе за еврорынки, прежде всего энергетические, и РФ здесь сыграла себе в ущерб на стороне США. В НАТО члены ЕС не поддались нажиму Д. Трампа и собственному ВПК об увеличении военных расходов, но сегодня они уступают и тем и другим. С одной стороны, не поддержать Украину и осудить санкциями Россию, значит, нарушить принципы западной демократии, с другой – поддержка должна выражаться не только политически, но, прежде всего, материально и финансово, что влечет наращивание производства оружия в ущерб социальному положению собственного населения. Плюс украинская проблема сильно влияет на позиции политических сил евростран в борьбе за власть. Мы видим, что происходит с правительством даже в Великобритании. Но в любом случае США значительно усиливают свои позиции в Европе, хотя мы видим активизацию Лондона, в том числе в зонах, где ранее доминировали США. Но американцы все же овладели энергетическим рынком ЕС, возвысили руководящую роль в НАТО и в целом затормозили развитие Европы, приближая конец Европейского союза. Но, естественно, списывают все на Россию…

В.Ч. Спасибо, пожалуйста, продолжайте.

Л.И. Возьмем другие субъекты мировой политики. Тот же Ближний и Средний Восток. С одной стороны, мы видим обострение борьбы в сфере территориально-экономических интересов между ведущими государствами большого региона, но с другой – мы наблюдаем устремленность этих же стран к некой консолидации. В первом случае Турция соперничает с Москвой и Тегераном в Сирии и на Кавказе, с Ираном в Ираке, с другой стороны – Иран и Саудовская Аравия восстановили дипотношения, налаживают сотрудничество в экономической сфере, ведут консультации по Йемену. Практически провалились попытки Дж. Байдена во время визита в Эр-Рияд с намерением обострить отношения саудитов с Москвой и Тегераном. Тенденцию к активной независимой политике проявляет Египет. То есть, можно сказать, что позиции Вашингтона и Лондона в этом регионе ослабевают, а значит, возрастает стремление стран региона к формированию внутрирегиональной политической и экономической стратегии.

Наиболее активным игроком здесь выступает глава Турции Реджеп Эрдоган. Маневрируя между Москвой, Вашингтоном и Европой, завоевывая тюркский мир на постсоветском пространстве, выступая посредником в российско-украинском конфликте и активизируя свою разностороннюю, прежде всего гуманитарную, деятельность на Африканском континенте, он претендует на статус одного из мировых лидеров. Создание нефтегазового комплекса для поставок углеводородов в Европу серьезно повысит авторитет Турции в ЕС и в мире в целом, усилит зависимость Кремля от Анкары. Правда, газовый хаб для поставок в Европу, о котором договорились Путин и Эрдоган, потребует захвата Турцией всего Кипра, что может привести к войне двух членов НАТО – Греции и Турции.

В.Ч. Леонид Григорьевич, замечу: в официальных российских кругах неоднократно звучали фразы чуть ли не о союзнических отношениях Москвы и Анкары?

Л.И. Никогда в истории российско-турецких отношений мы союзниками не являлись. Там, где интересы временно совпадали, мы взаимодействовали. Но в постсоветскую эпоху РФ постоянно уступала турецкой стороне, зачастую государственные и национальные интересы, подменяя личными и корпоративными. Мы «подарили» Турции Кавказ, Центральную Азию, пустили протурецкие силы на территорию самой РФ, даже в российско-украинском конфликте наши войска несут потери от турецких беспилотников. Полнокровных (политических, военных, экономических и идеологических) союзнических отношений у нас (возможно, впервые в нашей истории) ни с одним государством, а тем более с цивилизацией, нет. Даже и в православно-славянском мире. Есть некие экономические партнеры российской олигархии, которые в любой момент нас бросают…

В.Ч. Печально.

Л.И. Я предвижу, что ослабление роли Запада в мировой политике, однозначно изменит и региональную ситуацию, и расклад сил во всем мировом пространстве. На фоне экономических и технологических успехов усиливает свои позиции Восток, растет его интеллектуальный потенциал при сохранении национальных традиций. Есть вероятность, что исламский мир и Латинская Америка сформируют собственные глобальные проекты и культурно-цивилизационные системы. И вполне вероятно, изменится система приоритетов в сознании человечества – экономика и финансы могут отойти на второй план, а интеллектуально-духовные ценности получат приоритет. А идеологические системы сблизят свои позиции, потому что капиталистический либерализм терпит поражение, все активнее на всех континентах проявляется региональный национализм и консерватизм. Если отряхнется от неудач постсоветской политики Россия, думаю, заработают ШОС, БРИКС и другие международные и межцивилизационные объединения. Важным признаком являются президентские выборы в Бразилии, на которых победил представитель Партии трудящихся Лула да Сильва.

Не забудем про социализм: он жив и может обрести новое дыхание. В.Ч. Вот как раз я хотел просить вас прокомментировать с геополитической точки зрения итоги ХХ съезда Компартии Китая. По-моему, они имеют, как говорили в советское время, всемирно -историческое значение. И безусловно, затрагивает интересы и будущее России.

Л.И. Вы правы, двадцатый съезд КПК круто развернул не только китайскую внутреннюю политику, но и мировую. Во-первых, внутри КПК победила линия на строительство «социализма с китайской спецификой новой эпохи», содержательно закреплена победа на ХХ съезде КПК национал-социалистического курса воплощения в жизни «китайской мечты» о великом возрождении китайской нации, изложенного в стратегическом плане превращения Китая в «мировую державу первого порядка». При этом либеральные демократы (т.н. «комсомольцы»), представленные на съезде бывшим генсеком Ху Цзиньтао, и выступающие за добрые отношения с США, не были включены в состав никаких партийных органов.

Во-вторых, объявленный Си Цзиньпином «новый поход в новую эпоху» говорит о намерении Китая из пассивной позиции «хитрой обезьяны сидящей над схваткой двух тигров» (РФ и США) перейти в активную позицию «всесильного дракона». И в этой связи съезд утвердил новую политическую позицию Китая о биполярном миропорядке, отвергнув многолетнюю концепцию многополярности. Так, в документах ХХ съезда исчезло упоминание как о многополярном мире, так и о России, но появилась фраза: «США должны вместе с Китаем нести ответственность за поддержание мира на всей планете». Прозвучала в ходе съезда фраза, что Китай заинтересован в неконфронтационных отношениях с США, а о стратегическом характере отношений с РФ речи не было.

В.Ч. Леонид Григорьевич, прокомментируйте, пожалуйста, эту позицию подробнее, думаю, нашим читателям это будет интересно. Мы с вами много лет назад обсуждали формулу Збигнева Бжезинского: «Новый мировой порядок во главе с США будет построен против России, на обломках России и за счет России». Как парадоксальная формула читается на реалиях современной геополитики?

Л.И. Действительно, «незабвенный Збигнев» удивлял смелыми прогнозами, потому, что знал истинные планы США в отношении СССР и РФ… О Китае мы с вами не раз говорили в наших беседах. У китайцев в их геополитической стратегии четко прописана традиционная формула внешнеполитического поведения, которая гласит: «Мы сами – наши союзники – наши враги». Это идет от Сунь Цзы – 2,5 тыс. лет назад. При этом союзник должен быть сильным, и китайцы всегда стремились направить его на «передовую», чтобы самим сидеть во втором эшелоне. (Та самая «обезьяна, сидящая на холме и наблюдающая за схваткой двух тигров»). Так было с СССР во времена Хрущева и позже.

Теперь же мы четко видим изменение этого принципа – они сами выходят на «передовую». То ли ощутив себя одним из «тигров» или мощным драконом, то ли полагая, что американцы по мере ослабления станут для них союзниками. В решениях съезда КПК нет враждебности к США, есть, по сути дела, предложение поделить мир на двоих, что в определенной ситуации американцев устроит. И, видимо, тогда формула Бжезинского вновь окажется пророческой. Но в любом случае, исходя из решений съезда, нас из числа союзников исключили. Мы всего лишь поставщики дешевых ресурсов, а в недалеком будущем, возможно, и плодородных территорий. К тому же в решениях ХХ съезда капитализм прочитывается в качестве противника. Тем более наш «дикий» олигархический. События на Украине показывают, что не так-то просто выдержать схватку с «американским тигром». Во всяком случае, затруднительно объяснить, почему Китай документально не подтверждает, что видит в будущей России стратегического партнера, тем более союзника. Мы слишком малая величина для КНР и США? Или Пекин и Вашингтон, поторговавшись, могут прийти к компромиссу «за счет России и на обломках России»? Не исключаю и то, что у Пекина есть на примете другой кандидат в союзники. Возможно, это Латинская Америка, она набирает силу, а у Китая там твердые экономические позиции, которые быстро превратятся в геополитические.

Третий момент. Итог ХХ съезда КПК я бы выделил как комплексный. Цель – партийной программы создать «благую и могучую, демократическую и цивилизованную, гармоничную и прекрасную модернизированную социалистическую державу», а средство достижения – опора на силу, как во внутренних процессах, так и вовне. Установка Мао Цзэдуна «винтовка рождает власть» сработала в ходе съезда против оппозиции, будет работать и во внешней политике – биполярность нельзя установить лишь пожеланиями, ее нужно завоевывать в жестком «холодном противостоянии», по крайней мере. «Горбачевы», «ельцины» и прочие «демократы» из руководства Китая съездом удалены и главную роль сыграл в этом Военный Совет КПК, председателем которого является товарищ Си Цзиньпин. Да и завершение намеченного очередного рубежа достижения цели партии съезд назначил на 2027 год – год 100-летия Народно-освободительной армии Китая.

В.Ч. Поколение, помнящее Отечественную войну, остро реагирует на разворачивающуюся дискуссию о возможности применения ядерного оружия. Вот и представитель РФ поставил на Совбезе ООН вопрос о «грязной» ядерной бомбе Украины, а «экспертное» сообщество вовлекает в эту проблематику и страны НАТО – США и Великобританию. На ваш взгляд, Леонид Григорьевич, что бы это значило?

Л.И. На днях смотрел на центральных российских телеканалах канализационное бедствие в Волгограде и подумал, почему бы Конашенкову и Небензе (представитель РФ в ООН) не использовать этот случай в информационной войне. США пристегнуть к канализации сложно, но Киев вполне возможно: чем не грязная атомная бомба? Но это шутки… А по-серьезному, «грязная бомба» и авария на Запорожской атомной станции – это не более чем шантаж. Украине фейк о «грязной бомбе» важен, чтобы не сокращали, а наращивали поставки вооружения, техники, боеприпасов и других материальных средств.

Применение тактических ядерных боеприпасов на поле боя непременно повлечет признание применившей стороны международным ядерным террористом, со всеми тяжелейшими последствиями. Но, думаю, к мировой ядерной войне не приведет. Потому что США отказались в начале 2000-х гг. от превентивного ядерного удара, оставив только ответный в случае удара по США или по союзникам из НАТО. Украина не союзник. 18 января 2003 года президент Дж. Буш после бурного «ядерного обзора» подписал директиву «О быстром глобальном ударе» (БГУ), изменившую основу военной стратегии США в противостоянии с Россией и Китаем.

Суть изменений в следующем: в случае возникновения реальной угрозы безопасности Соединенные Штаты готовы нанести мощный удар высокоточными неядерными средствами по стране, несущей угрозу с целью уничтожить ее ядерные средства, пункты управления и связи, транспортные системы, системы жизнеобеспечения и другие стратегические объекты. Планировалось в первом ударе применить от 4 до 6 тыс. высокоточных боеприпасов. Сколько сейчас, не знаю. Для обеспечения безопасности от ответного удара США вышли из Договора по ПРО и развернули систему национальной ПРО. В 2009 году они же создали главное киберкомандование (не какой-то департамент, а ударную структуру) способное «выключить» любую страну.

Военная стратегия выглядит примерно так: мощная информационно-психологическая операция с целью дискредитации политики государства-противника, формирования сильной оппозиции правящему режиму, подавления его информационного поля; нанесение киберударов по всей системе управления жизнедеятельностью и обороной страны («выключение» государства), парализация экономики и всех других сфер жизни государства и общества; приведение системы ПРО и стратегических сил США в полную боевую готовность; запуск десятков тысяч дронов различного предназначения и старт тысяч высокоточных ракет с различных направлений; и только в крайнем случае ядерный удар.

Согласно Договору СНВ-3, у США и России должно быть не более 1550 ядерных боезарядов и 700 развернутых носителей соответственно. США этот лимит заполнили, РФ не достигла по носителям свой предел. Получается, что американцы имеют здесь ряд серьезных преимуществ.

Во-первых, США могут атаковать наши стратегические ядерные силы (СЯС) с различных направлений и различными (ядерными и обычными вооружениями), мы же только ядерными и с ограниченных направлений. Пучок траекторий наземных ракетных комплексов РФ проходит через Северный полюс. Атомные подводные лодки – носители СЯС, стоящие на боевом дежурстве в Мировом океане, кратно уступают американским. Авиационные носители – Ту-160 и Ту-95 количественно и по боевой эффективности уступают американцам.

Во-вторых, американские СЯС прикрыты системой ПРО, которая по американским данным, способна перехватить стартовавшие после нанесения БГУ российские ракеты. Наши СЯС не имеют столь мощного прикрытия. Это тоже серьезное преимущество США. В-третьих, мы совершенно не прикрыты от роевой тактики беспилотников самого различного калибра и стоимости. Сбивать БПЛА стоимостью в несколько тысяч рублей или долларов ракетами стоимостью в миллионы – это разорительный абсурд, да и количественное соотношение ракет и дронов не в нашу пользу. Плюс, американская киберсистема, охватывающая и контролирующая весь наш космос, системы связи, разведки и управления. Учтем и то, что у США есть военные союзники, в том числе и с ядерным оружием. У РФ таковых нет.

Так что нам нужно строго соблюдать международно-правовые нормы, договоренности и принципы неприменения, ограничения и сдерживания в сфере ядерных вооружений. Выводить украинскую ситуацию из ядерной риторики нужно немедленно.

В.Ч. Не могу не задать вам еще один – кадровый – вопрос. Уже произошло несколько высоких замен руководителей операции, и вот отставлен генерал-полковник Лапин, Герой России, которого резко раскритиковали Пригожин и Кадыров. Как у нас оценивается профессионализм генералов?

Л.И. Валентин Васильевич, не буду давать оценку конкретной кадровой ситуации, в беседах с вами не раз говорил о том, что более 20 лет во главе Минобороны не было ни единого профессионала, непрерывно шел процесс вымывания военных специалистов из армии, поощрялись и росли в карьере те, кто лояльно или терпимо относился к режиму. Безусловно, большинство честные, грамотные офицеры, и генералы в том числе. Возможно, им не достает боевого опыта. К тому же идет информация о масштабной коррупции в военном ведомстве. Генштаб России, как я полагаю, отодвинут от принятия важных стратегических решений, в том числе и кадровых. Поэтому очевидно, что среди всех проблем в армии и на флоте кадровая, видимо, является наиболее ответственной. Нужно учитывать и тот факт, что на стороне Украины принимают участие в ведении разведки, оценки обстановки, принятии решений и планировании боевых действий лучшие военные специалисты США и стран НАТО. А коллективный разум всегда превосходит индивидуальные решения и действия.

В.Ч. В заключение вопрос от Александра Сергеевича Пушкина: «Славянские ль ручьи сольются в русском море? Оно ль иссякнет? Вот вопрос».

Л.И. Велик наш пророк Пушкин. Два века назад ставил вопрос, который ныне обострился донельзя. Церковь православная разделилась на две враждебные. Народы втянуты в войну, российские ракеты летят в Киев. А что нас соединяло в течении тысячелетней истории и давало импульсы единению и развитию? Многое, но прежде всего святыни. Киевские святыни. «Небеси подобная обитель» Киевско-Печерская лавра, мощи Ильи Муромца, Храм святой Софии и десятки других православных святынь и памятников.

 

В мусульманском мире не все спокойно, враждуют государства, шииты спорят с суннитами, ваххабиты (движение запрещено в РФ. – Ред.) не согласны и с теми и другими, жестоко воюют стравленные страны друг с другом. Но ни у кого не возникает вопрос о том, чтобы наносить удары по Мекке и Медине, или совершать теракты. То же самое у индуизма, других мировых религий. А мы, «православные», чтобы взять Авдеевку, лупим куда угодно, чем угодно, по Киеву – нашей общеславянской святыне, в том числе. И при этом обе стороны публично и горделиво хвастают перед всем миром как много убили православных врагов. И даже намереваются применить на православно-славянском фронте ядерное оружие. Впервые после августа 1945 года. Сегодня славянские ручьи текут мимо русского моря.

В.Ч. Благодарю вас, Леонид Григорьевич, за интересное интервью.

Л.И. Честь имею!

Валентин ЧИКИН

Другие статьи автора

Другие материалы номера