Фантастика наяву




Перечитывая Свифта

Перечитываю снова и снова бессмертное творение великого английского писателя Джонатана Свифта «Путешествия Лемюэля Гулливера». Фантастика в данном случае создает реалистические, насыщенные опытом истории образы. Коснусь некоторых моментов, которые уводят нас, жителей перелицевавшейся «нашей Раши», в эпоху средневековья.

Вот герой общается с королем великанов и рассказывает об устройстве парламента, состоящего из двух палат:

«В славной палате пэров заседают лица самого знатного происхождения, владельцы древнейших и обширнейших вотчин. Другую часть парламента образует собрание, называемое палатой общин. Это собрание перворазрядных джентльменов, свободно избранных самим народом из членов этого влиятельного и зажиточного сословия. Вполне понятно, что народ выбирает их представлять мудрость всей нации исключительно за их великие способности и любовь к родной стране. Поэтому обе палаты являются величественным собранием в Европе. Им вместе с королем поручено всё законодательство».

Король, а с ним и читатель, однако, видит другое: кучу заговоров, смут, убийств, избиений, порожденных жадностью, лицемерием, вероломством, жестокостью, бешенством, безумием, ненавистью, завистью, злобой и честолюбием.

В беседе с правителем острова Гулливер не скрывает сильное отвращение:

«Меня глубоко удивило, в каком заблуждении держат мир продажные писаки, приписывая величайшие военные подвиги трусам, мудрые советы – дуракам, искренность – льстецам, римскую доблесть – изменникам, набожность – безбожникам, правдивость – доносчикам. Я узнал, сколько невинных и превосходных людей было приговорено к смерти или изгнано вследствие происков могущественных министров. Сколько негодяев возвращались на высокие должности, облекались доверием, властью, почетом и осыпались материальными благами».

И делает вывод:

«Они с большой убедительностью доказали мне, что только глубоко развращенный человек способен удержаться на троне, ибо положительный, смелый, настойчивый характер является помехой в делах правления… Продавая за ничтожные денежные подачки свои голоса на выборах в парламент, эти жалкие люди приобрели все пороки, каким только можно научиться при дворе.

Диалог с представителем народа гуигнгнмов тоже вышел показательным:

«Хозяин спросил меня, какие причины побуждают одно государство воевать с другим. Я ответил, что таких причин несчетное количество. Иногда таким поводом являются честолюбие и жадность монархов, которые никогда не бывают довольны и вечно стремятся расширить свои владения и увеличить число своих подданных. Иногда развращенность министров, вовлекающих свое государство в войну только для того, чтобы заглушить и отвлечь жалобы подданных на дурное правление. Поэтому войны у нас никогда не прекращаются и ремесло солдата считается самым почетным».

Хозяин просит объяснить ему, что такое закон и кто такие его слуги.

«Я объяснил ему, что в нашей стране имеется многочисленное сословие людей, которые с молодых лет обучаются доказывать, что белое – черно, а черное – бело, смотря по тому, за что им больше заплатят. Это сословие держит в рабстве весь народ. Дело в том, что каждый адвокат чуть ли не с колыбели привык отстаивать неправду. Ваша милость, – продолжал я, – должна знать, что судьями у нас называются лица, на которых возложена обязанность разрешать всякие споры о собственности и судить преступников. Их выбирают из числа самых искусных адвокатов, когда они состарятся и обленятся. Выступая до назначения судьями в качестве адвокатов, эти люди приучаются потворствовать обману, клятвопреступлению и насилию. При разборе различных тяжб они тщательно избегают входить в сущность дела; зато кричат, горячатся и болтают до изнеможения по поводу таких вещей, которые, строго говоря, не имеют никакого отношения к делу. Следует только принять во внимание, что эти люди применяют в разговоре столько специальных слов и выражений, что их речь почти непонятна для обыкновенных смертных. Точно так же составлены и все законы. Законов этих так много и они так не6понятны, так противоречивы, что ими совершенно невозможно определить, какой поступок законен, а какой нет, где правда, а где ложь.

Суд над лицами, обвиненными в государственных преступлениях, происходит  гораздо быстрей. Судьи просто справляются у властей, желают ли они, чтобы обвиняемый был осужден или оправдан. Благодаря огромному значению денег, богатые подчиняют себе бедных и пользуются плодами их трудов. Огромное большинство нашего народа принуждено влачить жалкое существование и надрываться над тяжелой работой, получая самую ничтожную плату, только для того, чтобы меньшинство могло жить в изобилии. Дворец первого министра служит питомником для выращивания подобных ему людей. Пажи, лакеи, швейцары, подражая своему господину, становятся такими же министрами в своей сфере и в совершенстве изучают три главные предпосылки его искусства: наглость, ложь и подкуп. Вследствие этого у каждого из них есть свой двор, образуемый людьми из высшего общества. Подчас благодаря ловкости и бесстыдству им удается, поднимаясь со ступеньки на ступеньку, стать преемниками своего господина. Наша знатная молодежь с самого детства воспитывается в праздности и роскоши. Окончив же кое-как школы, эти молодые люди проводят жизнь в кутежах, карточной игре и иных развлечениях».

Огромное удовольствие читать произведения Свифта! Извлекаем веселую и вечную истину. Свифт поднялся над своим временем и обнаружил свойственный многим мыслящим художникам слова дар предвидения, умение проникнуть в суть явлений и разгадать их будущее. Вот почему я так настойчиво стремился подробно описать моменты, созвучные нашему нынешнему постперестроечному «демократическому» времени.

Вот как-то так, господа перестройщики!..

 

Леонид СЕНЬКО,

ветеран педагогического труда

г. Омск

Другие материалы номера

Приложение к номеру