Либеральные догматы




О не отвечающем по обязательствам государства Центробанке

Чтобы победить в СВО, необходима экономическая мобилизация страны. Специальная военная операция идет уже без малого десять месяцев, а признаков такой мобилизации не просматривается.

Скажем прямо: решающая роль в управлении экономикой России принадлежит не правительству, а Центробанку. В федеральном законе о Центробанке четко определено, что он является институтом, независимым от государства и «не отвечает по обязательствам государства». Стало быть, и призывы президента Российской Федерации об экономической мобилизации, о восстановлении экономического суверенитета России – это не к Центробанку. У него другая задача – «таргетирование инфляции». А я многократно писал, что «таргетирование инфляции» – из словаря «вашингтонского консенсуса».

То, что управление экономикой находится в руках Центробанка, не преувеличение. В России, которая более трех десятилетий назад вступила на путь капитализма, главным инструментом управления экономикой являются деньги, а они находятся в руках не зависимого от государства Центробанка, располагающего печатным станком. Кроме того, в 2013 году ЦБ получил статус финансового мегарегулятора, что дает ему право вмешиваться практически в любые сферы экономической жизни.

У Центробанка – реальные инструменты управления экономикой.

Во-первых, ключевая ставка, с помощью которой он определяет процентные ставки по многим финансовым инструментам (банковские кредиты, депозиты, долговые бумаги, акции и др.).

Во-вторых, печатный станок; этим инструментом ЦБ определяет количество денег в обращении.

В-третьих, биржа, на которой совершаются операции с валютой и ценными бумагами.

В-четвертых, коммерческие банки (в законе о Центробанке прописано, что он осуществляет банковский надзор и регулирование банковской деятельности).

В-пятых, страховые компаний, инвестиционные фонды, пенсионные фонды, организации микрофинансирования и прочие участники финансового рынка (ЦБ получил право командовать этими организациями в 2013 году, когда стал финансовым мегарегулятором).

В-шестых, институты инфраструктуры финансового рынка – рейтинговые агентства, депозитарии, упомянутые выше биржи; в ближайшее время ЦБ планирует получить под свой контроль аудиторские фирмы.

Кроме того, законом о банке России Центробанк получил право законодательной инициативы по таким ключевым вопросам экономической политики, как валютное регулирование и режим трансграничного движения капитала.

За так называемой независимостью Центробанка скрывается контроль над ним, который (по крайней мере до 24 февраля 2022 года) осуществляли наднациональные институты. Прежде всего, Банк международных расчетов (БМР) в Базеле. Доля ЦБ в уставном капитале БМР – 0,57%. Такая доля предопределяет статус Банка России как «миноритария», у которого особых прав нет, зато есть обязанность выполнять решения «мажоритариев» (ФРС США, ЕЦБ, Банк Англии, Национальный банк Швейцарии и еще несколько ведущих центробанков). Затем Международный валютный фонд (МВФ), который добивается того, чтобы ЦБ РФ проводил в России в жизнь принципы «вашингтонского консенсуса» (максимальная валютная либерализация, дерегулирование экономики, снятие любых ограничений на трансграничное движение капитала, допуск иностранных инвесторов в экономику).

ЦБ РФ также участвует в капитале Общества международных межбанковских финансовых коммуникаций (SWIFT, Бельгия). Что, впрочем, не стало защитой от блокировки операций российских банков через эту систему после 24 февраля.

Также Федеральная резервная система США (ее считают американским Центробанком, но владельцами частной корпорации ФРС являются также неамериканские акционеры; т. е. это частная наднациональная структура). По поводу ФРС США на Неглинке (адрес главного офиса Банка России) говорили еще в начале года, что ЦБ РФ, мол, дистанцировался от американского доллара и денежных властей США. И заявляли, что в его портфеле ценных бумаг американских казначейских бумаг осталось всего-навсего около 2 млрд долл. Однако умалчивали, что долларовая часть валютных резервов намного больше. В основном это доллары США на банковских депозитах иностранных банков. На 1 января 2022 года, согласно годовому отчету Банка России, в его активах было 66,8 млрд долларов. (13,9% всех валютных резервов).

В статье 75 Конституции РФ записано: «Защита и обеспечение устойчивости рубля – основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти». А вместо «защиты и обеспечения устойчивости рубля» в 2013–2014 годах. появилось… «таргетирование инфляции». Это привело к тому, что в декабре 2014 года в России произошел валютный кризис: курс рубля по отношению к доллару обвалился в два раза. Экономике России был нанесен ущерб, который не поддается никаким количественным оценкам. И в начале 2015 года правительство было вынуждено выделить около 2 трлн рублей срочной помощи для ликвидации самых серьезных ущербов. В марте 2014 года Запад ввел санкции против России, и за первый год действия санкций потери российской экономики, по оценкам экспертов, достигли 1,2% ВВП, или почти 950 млрд руб. Потери от валютного кризиса, спровоцированного Банком России, в любом случае были больше.

 

Я уже писал, что 15 декабря президент РФ Владимир Путин выступил с большой речью на заседании Совета по стратегическому развитию и национальным проектам. В докладе были определены шесть ключевых задач на 2023 год. Практически каждая задача предполагает экономическую мобилизацию в виде наращивания инвестиций в создание новых производственных фондов и объектов экономической и социальной инфраструктуры. Однако в только что принятом федеральном бюджете на 2023 год увеличения государственных инвестиций на ускоренное развитие обрабатывающей промышленности не предусматривается (с учетом инфляции инвестиции примерно сохранятся на уровне 2022 года). Может быть, ставка делается на инвестиции частного сектора? Нет: внутренних источников у частных предприятий для этого недостаточно. Нужны кредиты. Во-первых, долгосрочные. Во-вторых, дешевые. На момент произнесения В. Путиным своей речи на Совете ключевая ставка Центробанка была равна 7,5%. При такой ставке даже краткосрочные кредиты коммерческих банков предприятиям реального сектора экономики недоступны.

Казалось бы, Центробанк должен был услышать призыв президента и понять, что надо достаточно радикально снизить ключевую ставку. На следующий день после речи Путина на Неглинке было заседание Совета директоров ЦБ, на котором было принято решение оставить ключевую ставку прежней – 7,5%. У Банка России своя логика, он ведь «независим» от государства, а стало быть, и от президента Российской Федерации!

Еще более скандальным было «откровение» первого заместителя председателя Банка России Ксении Юдаевой, сделанное 17 декабря. Она заявила: «Если вы хотите в этом году максимально увеличить выпуск, ждите в следующем году рецессию, потому что у вас будут переиспользованы ресурсы, начнется инфляция, начнутся проблемы, и вы упадете в рецессию. В принципе, для долгосрочного развития гораздо более правильно иметь более плавное развитие». Не знаю, где такому учили эту даму – то ли в МГУ на экономическом факультете, то ли в Российской экономической школе, то ли в Стокгольмском институте переходной экономики (1998–99 гг.). А может быть, в Массачусетском технологическом институте, где ее удостоили звания доктора экономики? Она считается продолжателем дела «великого реформатора» Егора Гайдара. Находясь на многих правительственных должностях, Юдаева везде транслировала догматы западной либерально-экономической школы.

И вспомним: в годы индустриализации в СССР темпы экономического роста были беспрецедентными. По расчетам наших российских экономистов, в период 1929–1955 гг. (за исключением четырех лет Великой Отечественной войны) среднегодовые темпы прироста национального дохода СССР составили 13,8%). Заметим: при этом никакой инфляции и никаких признаков «падения в рецессию» не было. Однако в Стокгольме и в МТИ госпоже зампреду Банка России о таком не рассказывали.

Заявление Юдаевой не ее частное мнение. Это позиция Банка России. Если мы не хотим проиграть в войне с коллективным Западом, нам надо приводить в порядок свои экономические тылы. И начинать эту работу надо с Банка России.

 

Валентин КАТАСОНОВ

Другие статьи автора

Другие статьи автора

Другие материалы номера

Приложение к номеру