На пуантах




Посланец средств массовой информации воспользовался паузой. Заглянув в блокнот с написанными вопросами, указательным пальцем подпихнул свой диктофон поближе к креслу собеседника и приготовился.
Дверь распахнулась, а чуть погодя в кабинет протиснулась старушка лет восьмидесяти, развернувшаяся спиной вперед – чтобы не задеть подносом за дверной косяк. К изумлению гостя она была в балетной пачке и в пуантах.
– Прима-балерина, – не без гордости пояснил директор, заметив изумление гостя. – Еще на открытии Останкинской телебашни танцевала.
Хозяин кабинета снял одну из чашечек с подноса, изящно отхлебнул:
– Они ведь раньше у нас в театре как? Лет до тридцати повыступают и – фьюить! – на пенсию. А нам – новых набери, на одном шитве и подгонке сценических костюмов разоришься… Вот мы и додумались, что лучше прежним срок продлить, пусть пляшут. И, знаете, чудесные результаты! Чу-дес-ные! Экономика наших, так сказать, подмостков, резко поползла! Вверх то есть. Ведь кто пенсию ждет – прибавки не просит, репертуар со времен Кшесинской помнит… Ну-ка, Егоровна, из «Дон Кихота»?
Бабулька охотно уцепилась за угол шкафа, встала на пальцы и, охнув, сотворила скрипучий пируэт.
– Чудо! – похвалил директор. – Как и в прошлом веке – чудо! – Он привстал. – И еще немаловажно, можно даже в печать… У них за столько десятилетий появился свой верный зритель! А у Егоровны – так даже два!
– И довольны? Зрители-то?
– А то! – директор воздел палец и чуть согнул его в сторону открытой двери. Из далекого зрительного зала стали слышны аплодисменты. – Пусть они там попробуют быть недовольными. Мы же всем билетерам… пардон, капельдинерам, вообще до девяноста семи продлили. Так что те, если оглушительных аплодисментов не будет, вообще ни черта не расслышат и двери на выход не откроют, сиди в зале… хи-хи… до собственной пенсии! 
– Всё здорово, только непонятно, почему ж ваша прима кофе разносит?
– Это временно. Я секретаршу попросил подменить.
– Заболела?
– Если бы! Она у меня после своего столетия не болеет. На симпозиум ее вызвали, от искусства, вишь ли, отрывать приладились: всё молодых пенсионеров изучают, чтоб этим геронтологам жить на одни льготы!

Другие материалы номера