О ПОЧТЕНИИ К ХЛЕБУ

Начну с небольшого экскурса в мое далекое детство. Был такой рассказ в детской книжке о путешествии пшеничного зернышка, которое, попав в землю, проросло и превратилось в колосистое поле. Затем на созревшее поле приехали люди, комбайны, машины, которые наполнялись золотистым зерном. Зерно везли на элеватор, сушили, затем – на мельницу, и уже муку везли на пекарню. Очень ярко написан рассказ. Картинки различных машин и людей разных специальностей, которые вложили свой труд, прежде чем караваи и батоны попали на прилавки магазинов и к людям на стол. 
Уважаемый читатель, вы, конечно же, догадались, почему я так подробно описываю содержание этого рассказа. Так с раннего детства прививалось бережное отношение к хлебу. 
Трепетное отношение к хлебу, можно сказать, почтение к хлебу, оставило в памяти моей другая картина – теперь уже не вспомню, то ли из книги какой, то ли из фильма. Многодетная семья за обеденным столом. Все взоры обращены на отца: он стоя прижимает к груди большой каравай хлеба и, отрезая по большому ломтю, наделяет по очереди каждого. Но дети не спешат есть, а смотрят на отца и чего-то ждут. Тот бережно завертывает остатки каравая в чистое полотенце, кладет на стол, затем упавшие на стол крошки сметает в ладошку и отправляет в рот. Вот теперь можно приступать к еде. И это, повторяясь ежедневно, становится неким ритуалом, который естественен, как сама жизнь, откладывается в сознании взрослых и детей без всяких слов и нравоучений. 
Школа считала своей обязанностью не только обучение, но и воспитание. И я, как учитель биологии, обязательно по любой теме давала что-то дополнительно к учебному интересному материалу. Например, при прохождении темы «Злаковые растения» учащимся давалось задание найти в библиотеке материал о хлебе для классного часа или для тематического вечера. На этих мероприятиях звучал доклад с историческими примерами о хлебе, стихи и песни. После таких воспитательных мероприятий ребята не сделают другого вывода, кроме как – хлеб всему голова! Мое детство пришлось на голодные послевоенные годы, когда по карточкам мне, как иждивенцу, полагалось 200 грамм хлеба в день. Какой это был хлеб? Муки в нем было меньше, чем остальных примесей. Старшее поколение это помнит. И я этот маленький кусочек завертывала в тряпочку и клала в портфель, чтобы завтра в школе, на третьей перемене, утолить немного голод. Но каким необыкновенно вкусным казался этот кусочек, больше похожий на хозяйственное мыло. Почему я это вспоминаю сейчас, когда полки в магазине буквально завалены хлебом? Я стою и долго читаю: «Бородинский», «Дарницкий», «Усинский», «Октябрьский»… Думаю: «С одной стороны, хорошо, что такой богатый ассортимент, а с другой стороны…» 
Каждый вечер в семь-восемь часов из магазина «Пятерочка» вывозят целую коляску хлеба, батонов, пряников, баранок. Мальчик лет двенадцати-тринадцати (видимо, подрабатывает летом) разрывает упаковки и содержимое выбрасывает в мусорный бачок. Мы, пенсионеры, сидящие на лавочке, возмущаемся, ругаем хозяина, но что толку – ведь он нас не слышит. А если бы слышал… Ведь наше возмущение не имеет никакого значения. Работнику приказано выбрасывать нереализованный хлеб на помойку, и другого решения этот «эффективный собственник» не видит. Ему все равно, что изношенные ботинки выбросить, что булки или батоны. А почему бы ему не изучить спрос населения на хлеб в данном районе и заказывать хлеба меньше. Есть и другой пример – цивилизованного отношения к хлебу в некоторых странах. К вечеру на нереализованный хлеб снижается цена или даже этот хлеб списывается, но он не выбрасывается, а остается на полках, а покупатели его разбирают, ведь не все едят вдоволь хлеба. Почему же этот собственник так не по-хозяйски и не по-христиански работает. Видимо, ему неизвестно, сколько в него вложено тяжелого труда, политого потом хлебороба. Я считаю, что нарушена связь времен в отношении к хлебу. Моральная сторона отсутствует, и статус хлеба диктует дикий рынок. Вот почему один килограмм золотого зерна пшеницы стоит пять рублей, а один литр солярки 40 рублей. И хлеборобу невыгодно выращивать не только богатый, а просто урожай зерна. И страшно подумать о последствиях полной деградации крестьянского труда. И на помощь нам придет ВТО: завезут «хлебоподобные таблетки», и исчезнут некогда заваленные хлебом полки, и выбрасывать будет нечего. Может быть, это только лишь моя фантазия, и она только мне не дает покоя как неравнодушному человеку.

г. Октябрьск,
Самарская обл.