Сундук  с секретом




Более 200 предметов – фотографии, открытки, письма, предметы мебели и, конечно же, портреты героини кисти Пабло – призваны показать русский след в жизни великого испанца.

Они познакомились в 1917-м в Риме во время работы над балетом «Парад», очередной постановкой дягилевских Русских сезонов. Он – автор кубистических декораций (которые впоследствии, естественно, наделали много шума). Она – дисциплинированная труженица кордебалета. Сдержанная, аристократичная, недоступная. Таких женщин у Пикассо еще не было. «Осторожно, – предупредил его Дягилев. – На подобных девушках обычно женятся». И оказался прав: спустя год после знакомства художник повел русскую избранницу под венец, а дягилевская труппа лишилась танцовщицы Ольги Хохловой. Впрочем, потеря небольшая – по сравнению с женившимся до этого и сбежавшим Вацлавом Нижинским…
Зато для Пикассо Ольга – настоящая находка. Жена, муза – не просто вдохновлявшая, но и влиявшая на художественный язык, причем самым кардинальным образом. Воспитанная на традиционном искусстве, она не разделяла радикальных взглядов мужа на живопись. Ради нее он отказался от кубизма, отвернулся от «дикой» африканской скульптуры и ударился в классицизм. Ведь возлюбленная хотела узнавать себя на портретах и даже – о боже! – нравиться. В конце концов, женщина создана, чтобы ею любовались, а не делили на кубики… И Пикассо любовался женой: на его полотнах она задумчивая, грустная, монументальная. А главное – похожая на себя!
Вместе с манерой письма изменился и образ жизни – из гения андеграунда, кумира для избранных испанец превратился в великосветского вельможу, преуспевающего деятеля искусств. Стал модно одеваться, щеголять золотыми часами, снимать дорогие апартаменты – к ужасу однополчан-авангардистов. И беззастенчиво наслаждался семейной идиллией – тому подтверждение череда хрестоматийных портретов жены и сына. Друзья уже махнули было на него рукой, когда Пикассо, наконец, пресытился размеренной жизнью благовоспитанного буржуа и ударился во все тяжкие. Для начала завел роман с 17-летней Марией-Терезой Вальтер, а потом начал выплескивать на полотна свои жутковатые фантазии. Утонченной женой на картинах он отныне не восхищается, а ужасается – из воплощения классической красоты Ольга превращается в персонификацию чудовищных сил. Вот она – «Большая обнаженная в красном кресле», от которой скулы сводит.
Хохлова уйдет от Пикассо в 1935 году, когда узнает о наличии любовницы и внебрачной дочери. Хотя останется его женой до конца жизни. Причиной тому – контракт, заключенный влюбленным в нее когда-то художником: в случае развода имущество супруги делят поровну. В том числе и картины, с которыми Пикассо не в состоянии был расстаться.
До самой смерти в 1955 году Ольга посылала ему письма – иногда бессвязные, путанные. И повсюду возила с собой один и тот же дорожный сундук. Несколько десятков лет он оставался закрытым, пока, наконец, внук Пикассо и Хохловой не открыл саквояж и обнаружил там письма, фотографии, балетные пачки, пуанты…
Содержимое сундука и подтолкнуло на создание выставки об Ольге Хохловой, женщине, вставшей в один ряд с другими всемирно известными русскими музами – Лу Саломе, Эльзой Триоле, Галой Дали… Впервые экспозиция была показана в прошлом году в Национальном музее Пикассо в Париже. В 2019-м ее увидят в Мадриде, а затем и на родине Пикассо – в Малаге.

Другие материалы номера