Богатыри Урала — тень от былого величия




И тут же, года через два-три, аншлаг:
«Угроза социального взрыва – оренбуржцы просят у Путина…»
Сейчас это с особой тревогой звучит в Орске, на знаменитом «Южуралмаше».

Старшему сыну восемь лет, и двойняшкам по два с половиной годика. Прежде всего по ним сегодня и по их будущему нанесен новый удар – остановлен один из последних в родном городе Орске Южно-Уральский машиностроительный завод. И их родители, Евгений Викторович и Анна Валерьевна Сидоровы, вот уже скоро три месяца вместе с коллективом в принудительном «отпуске». С сохранением двух третей зарплаты и задержкой ее уже на три месяца. 
Только бы не оставить детей с пустой соской. Но эта забота всегда гложет – и на действующем заводе при «эффективных собственниках». Выпускница Оренбургского железнодорожного техникума Анна Валерьевна работает диспетчером железнодорожного цеха «Южуралмаша». Она говорит: 
– Пока муж работал, у него максимум 15 тысяч в месяц выходило. У меня – 13, максимум – 14 тысяч. Сколько в сумме на семью из пяти человек, в том числе с тремя малолетними? Живем в маминой двухкомнатной квартире, но всё равно надо платить за содержание.
Нам говорят: всё делается к «лучшему». Муж занят на вредном производстве – разливщик металла в сталелитейном цехе, всем выдавали, как положено, молочные талоны. Но у разливщиков забрали, оставили только крановщикам. И другие льготы причитались, к отпуску, например, – тоже отнимают. Хоть какие-то премии были, например, от начальника цеха, может, 500 рублей, иногда и тысяча. Даже это забрали.
Вообще всё урезали, выходит оклад ниже минимального размера оплаты труда, ну, тут кому доплачивают до МРОТ – 11 160 рублей – всё. У нас самая высокая профессия – машинист тепловоза, у них даже 18–19 тысяч нет. Это я могу точно сказать, мои друзья тоже в цехе работают, она получает 11 тысяч, а он, машинист, 18 тысяч – максимум. А у них в семье двое детей. 
Этот горестный рассказ матери семейства А.В. Сидоровой могут повторить многие из трех тысяч членов сегодняшнего коллектива «Южуралмаша» в противоестественном разорительном и для всей страны безделье завода. И если для самозваных «эффективных собственников» – мировых денежных тузов и прислуживающей им буржуазной власти – этот погром является лишь рядовой операцией в бизнесе, то для бесправных рабочих он превращает будни в каторгу с угрозой и будущему их детей. И потому на недавнем собрании труженики выразили бурное возмущение.

О причинах катастрофы говорят ветераны. Среди них бывший главный сварщик «Южуралмаша» Виталий Пантелеевич Аксенов. Последовательный коммунист, член КПРФ. В дни классового переворота на рубеже лихих 90-х по идейным убеждениям стал подписчиком народной газеты «Советская Россия» и поныне является ее постоянным читателем. С твердых позиций он всегда расценивал всё происходящее. 
С самого начала реформ дела пошли под уклон. В советское время на заводе работал большой коллектив ученых, наука непосредственно участвовала в развитии производства. На это по плану выделялись крупные средства, и на планерках у директора отчитывались о затратах денег и решении научно-технических проблем. Кто не успевал с освоением средств, тот держал ответ и наверстывал в работе. 
Деньги исчезли сразу после приватизации. Какие там вложения в науку – об этом с тех пор за десятилетия не вспоминали. Часто менялись руководители, приходили всё более слабые. Уменьшалась модернизация, обновление производства. Численность занятых в цехах сократили в четыре раза. И вот завод остановлен – огромный урон государству.
В средствах массовой информации широко распространяется привычное уже для таких катастрофических событий открытое обращение трудового коллектива к президенту: спасите завод. В этом послании за подписью председателя профсоюзного комитета Натальи Викторовны Азмухановой напоминается, что еще в начале 90-х годов «Южуралмаш» был «символом промышленности области, здесь работали более 12 тысяч машиностроителей. Сегодня он представляет собой лишь тень былого величия». 
Дополним, орденоносный завод выпускал с Государственным знаком качества 27 видов мощного металлургического оборудования, был удостоен международных премий «Золотой Меркурий» и «Арка Европы. Золотая звезда» и других наград. Его машины с высоким качеством работают на металлургических предприятиях в границах СССР и более чем в 30 странах мира.
Но с превращением России в сырьевую колонию завладевшие ею международные хищники подвергли уничтожению прежде всего огромную часть ее машиностроения. И потребность в промышленном оборудовании сводится на нет.
В обращении к Путину – крик души людей труда о лишении их смысла жизни, возможности работы на благо родной страны: «Нам больно осознавать, что предприятие, которому многие из нас отдали десятки лет, оказалось ненужным. Вы неоднократно говорили, что основой экономики страны должен оставаться промышленный сектор. Отмечали, что развитие импортозамещения является важным этапом в обеспечении ее безопасности. Однако в городе Орске практически не осталось промышленных предприятий, все они обанкрочены и разрушены. Резкое снижение уровня жизни столь значительной массы людей провоцирует рост протестных настроений и вызывает реальное опасение социального взрыва.
Существует проблема трудоустройства в нашем городе, и это на фоне повышения пенсионного возраста в России. Можно представить себе реакцию доведенных до отчаяния людей.
Наше предприятие может и должно работать!»
Да, если бы на то была воля его создателей – власти трудящихся. Но вот уже скоро три десятилетия беспрекословного господства ельцинско-чубайсовых «эффективных собственников» – и сотворенные великой державой народные богатства, ее победоносные производительные силы непрерывно уничтожаются под блаженные ухмылки империалистов Запада. 
Мы пытались хотя бы самый невинный вопрос задать работнику какого-либо предприятия, но угрюмо отмалчиваются. Если хоть слово скажет – знает, что вылетит за ворота. Только носитель знаков буржуазной власти в поле зрения сопровождающих его телекамер позволяет себе ходить с царственным видом и вести ни к чему на деле не обязывающие, никаких последствий не оставляющие речи на священной частной теперь территории случайных владык.
Всё это на своей шкуре испытали жители Орска – былой индустриальной столицы Южного Урала. Его жители гордились быстрым ростом города и когда-то заводили разговор, что именно он достоин считаться центром Оренбургской области. И в названия предприятий часто включали эти географические указатели принадлежности к Уралу – могучему «опорному краю державы».
С высоким достоинством трудящиеся «Южуралмаша» считали свой завод младшим братом прославленного свердловского гиганта «Уралмаша» и соревновались с ним в решении научно-технических задач ускорения промышленного развития страны. Но и эти его опоры стали жертвами превращения могущественной мировой державы в сырьевую колонию продолжающих индустриализацию метрополий. 
Они повторяют судьбу других братьев многочисленной семьи. Вот еще старейшина Орска – орденов Отечественной войны и Трудового Красного Знамени комбинат «Южуралникель». Отмечен ударный вклад в победу в Великой Отечественной войне и в мирный расцвет страны. 13 тысяч металлургов производили никель, кобальт и другие редкоземельные металлы для выпуска самой совершенной продукции по новейшим технологиям. 
Теперь – ноль. Шесть с лишним лет назад «Южуралникель» ликвидирован. Разоренной промышленности страны не нужны никель, кобальт и прочие металлы высоких технологий. Нынешней власти достаточно словес о спасении очередного завода накануне его уничтожения по навязанной для этого схеме банкротства.
По ней несколько раз протащили и современный, построенный 40 лет назад Орский завод тракторных прицепов. В советское время это был крупнейший их производитель и экспортер в мире. Их охотно покупали в ФРГ, где даже организовали их сборку под своим названием, а также в ряде других стран Европы и Америки.
Сегодня открыто сообщают в печати, что завод также выпускал шасси тягачей для ракет средней дальности СС-20. То есть обладал прекрасными возможностями, благодаря чему при насаждении капитализма показал способность быстрой перестройки и приспособления к самым придирчивым запросам рынка. Освоил выпуск собственной конструкции средних и особо больших городских и пригородных автобусов, автомобилей-самосвалов, автомобилей-цистерн, самоходных широкозахватных жаток для зерновых и других машин.
Но в отданной на растерзание местным и мировым хищникам стране нет спасения. В последние годы они опустошили большую часть гигантской территории завода, отправили на металлолом оборудование и корпуса. И из подвалов растекается зловонный дым от тлеющего мусора – еще и такая причина, чтобы у 10 тысяч уволенных отсюда машиностроителей и их семей в их городке текли слезы и болела голова.
В таком же настроении бывшие работники других бывших предприятий. Орская швейная фабрика по размерам была четвертой в стране, на ней трудились 4000 работников. Ее марка означала высокое качество изделий. Под руководством директора Валентины Николаевны Бутыриной коллектив как дружная семья и при свалившемся на голову буржуазном лихоимстве сохранил фабрику во многом с обычаями народного предприятия в статусе акционерного общества. Приняли очень ответственное сокращенное название «Орника». В полном виде – «Орский надежно изготовленный костюм».
Высоко несли марку. И по советской привычке заботились о социальных условиях. Сами построили для работников клуб на 450 мест со спортзалом. В.Н. Бутырина до последнего думала, что фабрика выкарабкается, удастся выжить.
Но ее преемники оказались иной классовой породы, в том числе открытый уголовник. Этот директор, некий Яковлев, получил два года тюрьмы за явный грабеж, которым вызвал банкротство. Фабрика в 2010 году ликвидирована. Ее превратили в еще один многократно избыточный торговый центр.
В дополнение картины погрома приводим список еще некоторых погубленных предприятий Орска с указанием года их уничтожения. Как видим, разбой под маркой рыночных (капиталистических) «реформ» продолжается с начала 90-х по нынешний день: 
Орский молочный комбинат – 2001;
Орская кондитерская фабрика – 2003;
Опытно-экспериментальный завод станков и механизмов – 2004;
Орский завод по обработке цветных металлов – 2010;
Орская трикотажная фабрика – 2012;
Орский мясокомбинат – 2013;
Орский завод «Строймаш» – 2015;
Восточная геологоразведочная экспедиция – 2015;
Орский вагонный завод – 2017;
Орский завод компрессоров – 2018;
Орский завод холодильников – 2018…
Разруха несовместима с жизнью. Если в советское время город Орск быстро рос, то именно в 2000-е его население сократили с 275 тысяч до 230 тысяч, на 45 тысяч человек. Вымирание продолжается.
И всё это опустошение вытворяется под пустозвонство буржуазных властей об их спасительной новаторской политике прорыва и достижения высокого положения в мировой экономике. 
Но каждый читатель может составить такой же список уничтоженных предприятий в своем городе и поселке и внести его в общий счет реставраторам капитализма за время прозябания страны в яме созданного ими безысходного кризиса. 

Ольга ГОЛЫШЕВА,
первый секретарь Орского горкома КПРФ, 
Владимир ГУДОМАРОВ,
секретарь Орского горкома КПРФ

Другие материалы номера