Заглянет ли солнце в ненастье?




Это фильм о потере Советской Родины, о чести и бесчестии, бескорыстии и стяжательстве, верности и изменах, о ломке человеческих судеб и характеров в самое смутное лихолетье, когда вдруг появились на арене дельцы и хапуги – мошенники всех мастей. Они занялись дележом советского наследия и получили отмашку от новоявленных либерал-правителей во главе с Ельциным–Гайдаром. 
А честные трудящиеся – «совки»: герои-афганцы, пролившие немало крови на войне, оказались лишними, стали балластом, путами на ногах у новомодных денежных дельцов и бар, у власти.
И вечером в программе Соловьева было вылито много гнева на разбойные 90-е, когда вместе с потерей Советской страны были потеряны, отброшены и такие понятия, как стыд, честь и всякая мораль вообще.
Все это известно. Только диспутанты, давая оценку тому грабительскому, кощееву времени, словно пропустили или забыли сделать акцент на главном моменте. Герои фильма, афганцы, совершавшие настоящие подвиги на войне, столкнулись с произволом, цинизмом, бездушием в новой рыночной России. Встали на путь беззакония и самовластия не только из-за того, что были забыты, оплеваны их права и интересы. Их протест – против всех хищнических, силой навязанных стране рыночных законов. 
Неслучайно члены бригады афганцев объединяются в «Коминтерн», знаменующий их протест, игнорируя всякие законы и правила новоявленного режима. Они с яростью громят злачные места буржуев, во время всеобщей нищеты устраивающих себе роскошные разгулы и пиры. Кстати, и сегодня мало что изменилось.
Собственно, именно за это буйное сопротивление режиму, а не за нарушение закона (ну какое может быть его нарушение в беззаконном государстве!) и был арестован лидер и организатор афганской бригады. Он, даже выйдя из тюрьмы, не имея ни гроша в кармане, отказался от сотрудничества с рыночными спекулянтами – как ни печально, тоже бывшими афганцами, но не устоявшими перед соблазнами рынка, переделавшими себя настолько, что из-за боязни потерять барыши смогли убить бывших своих сослуживцев. 
И тут мысль автора книги ясна: буржуйско-барыжный рынок, породивший воров и стяжателей, подчиняет себе неустойчивых и слабых духом, включая их в свою орбиту, заставляя играть по их правилам, уродуя психику даже тем, кто был на войне.
Эти злодейские правила нацелены на тех, кто остался самим собой, не смог переделать себя под убийственные кощеевы рыночные псевдореформы и потому заслуживает презрения и смерти.
Так погибает и другой афганский герой, прозванный по-дружески Немцем за свою привычку все фиксировать на кинокамеру, который тоже как бы совершил злодеяние – ограбил инкассаторов. Но делал он это, судя по фильму, не ради личного обогащения, а чтобы спасти от невзгод и нищеты любимую девушку, униженную и брошенную спившимся отцом – тоже слабым человеком, не сумевшим вписаться в новую грабительскую реальность. Немалую часть денег афганец отдает своим боевым товарищам-инвалидам, также брошенным и забытым.
Надо отметить блестящую игру всех актеров, занятых в этом фильме: и известных, и малоизвестных.
Да, в 90-е советские люди, потерявшие Родину, в большинстве своем не сумели вписаться в дикий рынок и оказались униженными и растоптанными, – ведь оболгали историю их прошлой жизни. И уже тогда появились ростки сопротивления этому на примере тех же афганцев, в каких бы формах это ни проявлялось.
Вместо обещанного рыночного рая люди получили массу бед и страданий.
При властителе Ельцине гибли не только в бандитских разборках, межрегиональных конфликтах, на чеченской войне. Ежегодно гибли и из-за отсутствия медицинской и социальной помощи, от голода и нищеты, от афер всякого рода – и это больше, чем за весь сталинский период. Понятно, что об этом в программе Соловьева умолчали. 
Даже демографические исследования английских ученых, опубликованные в престижном международном журнале Lancet, выявили, что из-за массовой приватизации и способствующей ей ваучеризации количество преждевременных смертей достигло 10 млн человек.
А действия Ельцина, расстрелявшего парламент, признаны преступными Конституционным судом.
Но либералы нынешнего режима и сегодня всячески стараются обелить его и возвысить. Возвели помпезный Ельцин-центр, назвали его именем библиотеку МГУ и теперь готовятся в ней открыть ему памятник. Но при этом убрали имя Ленина с самой известной в Москве библиотеки. 
Все, что началось тогда, – мощное наступление на социальные права – продолжается и даже усиливается сегодня.
Потому что со времени Ельцина олигархат – миллионеры и миллиардеры, ближайший клан власти – получает все больше защиты в виде амнистии капиталов, принятия законов об офшорных зонах, позволяющих продолжать вывозить за бугор нажитое от ограбления народа. 
Собственно, с тех самых дней, когда герои-афганцы по-своему восстали против разбойного рынка, их протест и не утихал – он разрастался, подхваченный другими борцами за правду, против закона о монетизации, о ЖКХ, Трудовом, Лесном и Водном кодексах, позволяющих все больше богатств страны отдавать в частные руки. А теперь вот – и против бесчеловечного пенсионного закона, лишающего граждан накопительной части пенсий, а «детей войны» – защиты. Ныне ударили и по их детям, повысив срок выхода на пенсию и лишив их права на референдум.
Для обуздания протестов введен закон о митингах и демонстрациях, о новых правилах общения депутатов с избирателями. 
Все эти законы отстаивают послушные рыночной власти СМИ. И такие фильмы, как «Ненастье», тоже призваны несколько остудить протестный пыл, перенаправив отрицательные эмоции на лихие 90-е, вбивая в наше сознание мысль, что в противовес тем годам нам ныне подарили «стабильность жизни».
И большинство людей, на собственной шкуре познавших цену этой «стабильности», перестали верить власти, к каким бы ухищрениям она ни прибегала, чтобы усыпить наше сознание. В том числе – и с помощью подручных СМИ.
И если власть не одумается, не сменит нынешний бесчеловечный режим, протесты будут только нарастать, а гроза – усиливаться.

P.S. Не успел закончиться фильм «Ненастье» о разбойных 90-х, как тут же на ТВ небезызвестный Малахов напомнил нам о тех событиях, устроив развеселую встречу-тусовку с секс-символами, шоуменско-балаганной публикой тех лет, словно стремясь смягчить нагрузку на наши мозги от этого фильма, отыскав в том времени что-то приятное. 
Вот уж поистине: у давно прописанных на экранах «мастеров» неистребимо желание держать нас постоянно в веселушном настрое, чтобы мы меньше задумывались над происходящим в нашей стране.
 

Другие материалы номера