Миллионная гора




Напомню, речь об этом миллионе  шла и в 2015 г., но тогда возродить производство молока до такого уровня Е.С. Савченко намечал к 2024 г. Прибавить области нужно 600 тысяч тонн. Для этого планировалось прирастить дойное стадо лишь на 75 тысяч голов и в среднем каждая корова должна давать не менее 8 тысяч килограммов молока в год. То есть глава области вдвое сократил срок. Отсюда и пляшем.
Миллион тонн! Завораживает, не правда ли? А ведь такое количество тонн молока область уже производила при социализме еще во второй половине 80-х годов прошлого века. В 1986-м – 905 тысяч тонн, а в 1990 г. перешагнули и миллионный рубеж (1 024 700 т), о котором вдруг вспомнили 25 лет спустя, после того как молочная отрасль стала дышать на ладан.
Тут сегодня жизненно важно отметить, что молоко тогда получали старым народным способом: во всех деревнях и селах выращивали нужное по численности поголовье крупного рогатого скота. Ныне это в диковинку, большая редкость. Тогда в наибольшей степени зеленые богатства сельскохозяйственных угодий – полей, пастбищ и сенокосов – использовались для производства продукции. В особенности наиболее ценной – крупного рогатого скота. Прежде всего говядины – самого питательного и ныне самого дефицитного мяса. А цельное высококачественное молоко было доступным по всем медицинским нормам для каждого едока, в большом количестве шло на переработку.
Вместе с тем многоотраслевое сельское хозяйство с развитым в нем животноводством было естественной основой самого существования сельского мира. Оно обеспечивало неотъемлемое содержание и условие жизни – труд. Крестьяне были заняты в современном (по тем временам) производстве на полях и на животноводческих фермах родного села, работы хватало круглый год.
Так что для Белгородчины производство молока в таком объеме уже было будничной работой давным-давно. Но для нашего благодатного края просто дико то, что с «миллионной горы» мы скатились до пятисот тысяч тонн. А катиться по наклонной ускоренными темпами молочное скотоводство стало после выхода в свет законов о земле (1990 г.) и лоскутирования (раздела) сельскохозяйственных угодий на паи в 1992 г. – то, что тогда реставраторы капитализма именовали «развязыванием созидательной инициативы» у крестьян. Однако в действительности развязали капиталистический разбой. 
В нашей области в 1990 г. было  937 тысяч голов крупного рогатого скота. А в 2016 г. оставалось лишь 225 тысяч, это меньше четвертой части стада советских лет. Меньше, чем в среднем по стране. Катастрофа своими результатами заставляет вспомнить опустошение нашей области войной.
В наше время разбой вытворяли «демократы», которые прикидываются праведниками и в этой маске по сей день бичуют рабоче-крестьянскую власть за «дефицит» еды. Коли уж, наконец-то, поставили ребром вопрос о возврате миллиона тонн молока, то уместно в миллионный раз спросить: почему же вы уничтожали источник молока – коров?
В 1990 г. во всех селах области на молочно-товарных фермах колхозов и совхозов и в домашних подворьях содержали 334 тысячи коров. К началу 2018 г. статистика насчитывает лишь 88 тысяч, в 3,8 раза меньше. Это в самом низком месте ямы разрухи по стране.
Куда и толкали реставраторы капитализма, разграбившие село. На больших всероссийских и малых пресс-конференциях Путин и Медведев могут хоть каждый день рассказывать о рекордах в сельском хозяйстве, однако живущие на земле видят и испытывают кожей противоположные рекорды. Обнищание крестьянства и небывалое безостановочное на протяжении 30 лет уничтожение ведущей отрасли животноводства – крупного рогатого скота, прозябание в упадке  других отраслей – тоже исторический рекорд буржуазной власти в России. 
Жил я в колхозе имени Свердлова Яковлевского района, участвовал во всех крестьянских работах, был рядовым колхозником, трактористом. Избирали секретарем партийной организации колхоза, а потом и председателем, но уже другого хозяйства. При капитализме тоже довелось поработать председателем, но уже не правления колхоза, а сельскохозяйственного производственного кооператива (СПК). 
Колхоз им. Свердлова рос. Главное богатство – 2500 голов крупного рогатого скота, из них 1100 коров. От каждой в 1989 г. надоили по 3200 килограммов молока. Но вот приказ – долой колхоз! И цель достигнута в рекордный срок, давно опустошены животноводческие корпуса и производственные помещения других служб. Шаром покати. 
А между тем глава Белгородской области Е.С. Савченко первым показал всей стране, что действительно возможно быстро развивать сельское хозяйство, если вкладывать в него большие деньги. Белгородская область  первой не только восстановила советский уровень свиноводства и птицеводства, но и поставила просто фантастический рекорд их насаждения. Строительством немногих гигантских комплексов. Правда, возникают вопросы об их целесообразности. 
Итак, в 1990 г. в области выращивали 984 тысячи свиней. В 2004-м осталось 470 тысяч. Но с этого уровня привлекли капиталовложения, и развернулась работа государственного размаха, а через десять лет с небольшим поголовье на Белгородчине увеличили почти в десять раз, в 2017 г. содержали уже 4500 тысяч свиней.
Такая же картина и в другой отрасли с быстрым выкачиванием прибыли – на нескольких крупнейших фабриках численность птицы увеличили с 3 миллионов до 50 миллионов голов.
Соответственно многократно возросло производство мяса свинины и птицы, а также яиц. Область внесла самый весомый вклад в уменьшение острейшего дефицита этих видов отечественной еды в стране. 
Однако есть чем и поперхнуться. «В результате производственной деятельности свинокомплексов в атмосферу выбрасываются следующие вредные вещества: азота диоксид, азота оксид, углерода оксид, железа оксид, аммиак, пыль меховая, пыль комбикормовая, пыль абразивная, сероводород, метан, метанол, крезол этилформиат, альдегид пропионовый, кислота капроновая, диметилсульфид, этилмеркаптан, метиламин, формальдегид, эмульсол, бенз-а-пирен, микроорганизмы. 
12 и 19 февраля 2014 г. в газете Белгородского обкома КПРФ «Слово коммуниста» была опубликована моя статья «Изнанка животноводства» – одна из статей многих защитников природы. И сегодня повсеместно бьют тревогу. Но зачастую побеждает жажда прибыли. 
Однако она побеждает и разрушением основ жизни на селе. Может быть, за счет рекордов в свиноводстве и птицеводстве можно теперь в области выделить капиталы для создания фонтана молока до 1 миллиона тонн в год? Опять-таки на считаных гигантских комплексах со всеми прелестями для природы? 
Прямо скажем, самое скоростное, самое легкое для получателей прибыли далеко не самое разумное и экономически эффективное для народа.
Уничтожено соразмерное возможностям природы и общества многоотраслевое сельское хозяйство в каждом селе и деревне, наиболее разумно обеспечивавшее улучшение жизни крестьянства. Отвергнут сам человек труда и не признается как высшая самоценность. 
Новые помещики под шляпой «эффективных собственников» растранжирили крупное и в веках наиболее выгодное общинное производство, в наше время – колхозы и совхозы. Превратили в прах колоссальные основные капиталы – производственные мощности и сами селения. Заброшены зеленые богатства природы – поля, сенокосы и пастбища.
Меня как потомственного крестьянина и бывшего руководителя колхоза, специализированного на производстве молока, до глубины сердца задевает непонимание властью жизненной важности сохранения коровы как главной опоры села. Казалось бы, именно нынешняя власть на словах выпячивает домашние крестьянские хозяйства как главные, особо важные производственные предприятия. За ними числится больше половины из ничтожного остатка крупного рогатого скота в стране. 
Но как верить статистике о личных подворьях – я живу в селе, но у меня за последние 25 лет ни разу не спросили о присутствии в хозяйстве живности. А своими глазами мы видим, с каждым годом в селе коровы становятся всё большей редкостью. Внимательно всматриваюсь в происходящее и думаю, как пробудить сознание власти. Одна из моих статей в местной прессе называется «Детям коровку покажем в зоопарке». 
Личные подворья, дедушкины и бабушкины коровы-кормилицы с помощью цифровых технологий (инноватики) дают в статистику области весомый результат. Дедушки и бабушки сводок об удоях своих Манек и Красавок, понятно, не шлют, поэтому чиновники, например, в 2017 г. взяли количество коров на личных подворьях 18 100 и умножили на потолочные 6248 килограммов. Получилось 113 088 тонн. Почти 20% от валового производства в области. Завтра показатели возрастут как вклад в молочный миллион. А мне доводится видеть коров с удоями вдвое скромнее.
Но каждое село и деревня вдобавок к подворьям ждут возрождения животноводческих ферм, с которыми связаны надежды на будущее. Сегодня и крупные, и семейные фермы и личные подворья могут жить в дружбе с наукой и новейшей техникой. Да на подножном корму – то есть на местных зеленых богатствах при наименьших транспортных расходах. Даже хутор или деревня могут быть агрогородком среди красот любимой родной природы. На счастье многодетной крестьянской семьи.
А вот в этом – главное. Чтоб на всех просторах цвела жизнь. Для того чтобы были продукты, произведенные на своих полях и фермах. Чтобы была продовольственная безопасность, а нашей власти не вправляли мозги дяди из-за океана, государству самому надо впрягаться в дело и создать такие условия, при которых выгодно и радостно было бы заниматься крестьянским трудом. 

с. Вислое,
Яковлевский р-н
Белгородская обл.

Другие материалы номера