Ликвидация экономической бреши

По этому поводу в дни новогодних каникул Минэкономсос устроило шикарный двухдневный корпоратив – на загородной базе с Григорием Лепсом, Николаем Басковым, варьете, салютами и фейерверками. 
Удивленный таким размахом корпоратива, вездесущий журналист Александр Окунев отловил и задал несколько вопросов одному из участников грандиозного действа, скромно попросившему называть его Мачо.
Окунев. С чего такая безбрежная радость?
Мачо. Так ведь нежданно-негаданная. Еще в сентябре с ВВП области был полный облом. В министерстве царила безнадега и уныние, оптимизм наш, как заметил министр Максим Фисташкин, опустился ниже допустимых значений.
Окунев. А что стряслось-то, чего это ВВП обломился? 
Мачо. Полгода все было спокойно. Министерство, как всегда, занималось только разруливанием услуг. Производства мы не касались, потому что из крупных предприятий в области остался лишь титаномагниевый комбинат в г. Обманцево, но он принадлежит столичному олигарху Олегу Карабасу. Да и в министерстве производственников нет: мы все специалисты неконкретного типа – юристы, экономисты и финансисты. Катаклизм случился в июле 2018 года – Олег Карабас подписал с минфином США соглашение о снятии с него санкций, которое нанесло сокрушительный удар по ВВП области.
Окунев. Как это? Вы что, не знали о переговорах Олега Карабаса о снятии санкций?
Мачо. О чем вы говорите? Конечно, знали. И в отличие от всяких экстремистов и радикалов, бормочущих о безнравственности и национальном предательстве Олега Карабаса, мы считаем, что он вправе любым образом поступать со своей собственностью. Частная собственность – священна, ее ценность выше эфемерных национальных интересов и нравственного долга. Нас переговоры Олега Карабаса с минфином США не волновали потому, что речь шла о передаче Карабасом части своих активов под контроль американцев. Для ВВП это никакой роли не играет: в него включается стоимость всех выпущенных на территории области товаров, независимо от национальной принадлежности производителей. Но американские рейдеры потребовали от Карабаса прекратить производство титана (устраняли конкурента). Карабас тут же закрыл в г. Обманцево производство титана, и в ВВП области образовалась огромная, просто катастрофическая, в несколько миллиардов рублей, брешь. Для ее закрытия министерство, естественно, предприняло всевозможные меры по увеличению количества и стоимости услуг. Все тарифы на услуги ЖКХ были подняты до максимума. В августе все угонщики, воры и грабители были отнесены к самозанятым трудящимся, а стоимость всех угнанных автомобилей, украденного и отобранного грабителями имущества была включена в ВВП в качестве оказанных населению услуг. ГИБДД в течение месяца сумела оштрафовать всех без исключения водителей области. В доходы салонов красоты была включена стоимость услуг женщин с пониженной социальной ответственностью. Но как мы ни старались, закрыть брешь в ВВП не удалось – в сентябре до плана не хватало 3 млрд рублей. 
Окунев. Что ж вас спасло?
Мачо. Подарок судьбы. В конце сентября один из департаментов министерства переехал в здание давно ликвидированного Управления геологоразведки. При наведении там порядка обнаружился старый-престарый документ, в котором предполагалось наличие на территории области 11 мест неглубокого залегания каменного угля. Тут же был издан приказ по срочной разработке возможных каменноугольных залежей, и к середине ноября пять из этих мест, площадью в несколько десятков гектаров каждое, были вскрыты круглосуточно работающими роторными экскаваторами на глубину ста метров. Стоимость услуг по вскрытию увеличила ВВП области на 1,5 млрд рублей. Угля в гигантских котлованах не оказалось, и в декабре они были засыпаны обратно. Засыпка тоже обошлась в 1,5 млрд рублей. Соответственно, на эту сумму ВВП подрос еще и достиг плановых показателей. Брешь в экономике области была успешно ликвидирована. Как тут не радоваться?
Окунев. А прирост в три тысячных процента откуда взялся?  
Мачо. Ну, это легко: министерству с января 2018 года подчинено областное стат­управление. Вот оно и подправило цифры ВВП – чуть-чуть, чтобы и премия была, и лишних пересудов избежать.