Сыновняя верность




Прекрасное дело задумали московские энтузиасты во главе с учителем истории А. Никаноровым: увековечить на Поклонной горе 300 тысяч юных героев Великой Отечественной войны, которое поддержала газета, верно заметив, как это важно нынешнему и будущему поколениям молодежи – не только для духовного просвещения и понимания высоких порывов души ее советских сверстников, порожденных нравственным стержнем советской цивилизации, а и для сохранения мира на земле, который становится все более зыбким в условиях ожесточенного кризиса капитализма.
Хочется думать, что этих героев, сражавшихся с фашистскими захватчиками за будущее своей Отчизны и за мир, было гораздо больше. Вспомнить каждое имя и обнародовать – святое дело не только историков, но и всех патриотов страны. 
Cколько юных героев было повсюду, где шли ожесточенные бои с фашистскими захватчиками за свободу и независимость страны! На одной только Тверской земле, кроме легендарной разведчицы Лизы Чайкиной, казненной фашистами, сотни героев отдали жизни за Родину. Их именами названы улицы, школы. О них рассказывают экспонаты краеведческого музея; о них пишут сочинения на уроках русского языка; им посвящают стихи, песни и пишут о них книги земляки. 

***

Неполных 19 лет было колхозному счетоводу Саше Иванову, когда его родную деревню Паршино заняли немцы. Юный комсомолец, рискуя жизнью, сразу же стал помогать партизанам. В феврале 1942 года Саша ушел на фронт, стал комсоргом стрелкового батальона, вскоре вступил в партию… 
Шел февраль 1945 года. Все ближе Берлин. Подразделение, в котором воевал Саша Иванов, получило приказ форсировать Одер в районе города Шургаста. Штурмовой комсомольский батальон был впереди атакующих, но его продвижению мешал сильный фланговый огонь пулемета. Гитлеровский вояка засел в дзоте. Батальон залег, а комсорг пополз навстречу огнедышащей амбразуре. Сашу ранило. Превозмогая боль, он бросил в сторону дзота последнюю гранату. Пулемет замолчал, но лишь на секунду. И тогда Саша поднялся и побежал прямо на бьющий из амбразуры язык пламени. Солдаты увидели, как их комсорг своим телом закрыл амбразуру. И тотчас же взметнулось: «Ура!..» Батальон смял позиции врага. 
Бойцы бережно подняли бездыханное тело комсорга, который совсем недавно рассказывал им о подвиге своего тезки – Александра Матросова, и отдали ему последние воинские почести.
10 апреля 1945 г., за месяц до Победы, в батальон пришла весть о присвоении младшему лейтенанту коммунисту Александру Ивановичу Иванову посмертно звания Героя Советского Союза. 
Кстати, такой же подвиг и в наши дни совершил шахтер-ополченец Луганской народной республики Александр Скрябин, тезка этих двух героев, спасая товарищей, бросившийся с гранатами под танк бандеровца нынешней украинской армии, принесшей на Донбасскую землю ненависть, смерть, разрушения – о чем писала уже «Советская Россия». 
Примечательно, что все эти герои были людьми мирных профессий, в трудное для Родины время взявшиеся за оружие.
Сам Александр был из города Краснодона – родины молодогвардейцев, совершавших в годы войны беспримерные подвиги в тылу врага и зверски замученных фашистами.

***

И еще об одном Саше – Александре Гавриленко – из деревни Залежье рассказывается в героических летописях. Он учился в одной из торопецких школ, совсем юным ушел на войну. За проявленную им отвагу и силу духа его назначили командовать ротой, которая в составе других подразделений освобождала города и села братской Украины. Солдаты Александра получили приказ одними из первых форсировать Днепр. И ротный увлек за собой бойцов. На подручных средствах под шквальным огнем они переправились на правый берег и захватили плацдарм. Батальон, в состав которого входила рота Гавриленко, был окружен немцами. Бой за плацдарм длился несколько дней. Сашины бойцы отбили тринадцать атак.
– Держитесь, ребята! – подбадривал их юный командир. – Мы можем умереть, но отступать не имеем права.
Кольцо вражеского окружения было прорвано. Батальон перешел в наступление, но среди боевых друзей уже не было Саши Гавриленко. На отвоеванном плацдарме он погиб смертью храбрых. 
26 сентября 1943 года солдаты его роты ушли вперед, а Саша навечно остался в братской могиле на правом берегу Днепра, в селе Медвин.
15 октября 1943 года Президиум Верховного Совета СССР за храбрость и мужество, проявленные в боях за Родину, посмертно присвоил Александру Гавриловичу Гавриленко звание Героя Советского Союза. 
Пионерская дружина школы, где он учился, стала носить его имя. 
Учитель Саши Гавриленко Петр Яковлевич Лаур рассказывал ребятам, как учился их школьный герой, каким он был замечательным человеком. 
Это о таких, как Саша, на слова поэта Долматовского сложили песню:
Кто погиб за Днепр – будет жить века.
Коль сражался он как герой!
А сегодня нынешние правители Украины пытаются вытравить память в народе о таких отважных героях!

***

В Торопецком музее, что стоит в начале улицы Комсомольской над рекой Торопой, с довоенных фотографий смотрят на нас лица героев-партизан, воинов и разведчиков.
Тут и Миша Осипов: открытый, чуть удивленный взгляд, по-детски припухлые губы, зачесанные назад русые волосы… Тогда ему было семнадцать лет. Он родился и жил в деревне Мартюхи, а учился в Торопце. Здесь, в школе, он и его сверстники познакомились с Павкой Корчагиным из романа Н. Островского «Как закалялась сталь», пели о легендарном Орленке, партизане Железняке, смотрели фильмы о Чапаеве. Но учебу прервала война. И когда враг вступил на Торопецкую землю, Миша пришел к матери. Он не знал тогда о героях-краснодонцах, о Зое Космодемьянской, но твердо решил:
– Я комсомолец и должен бить врага!
Миша стал партизаном. В отряде его называли Орленком. Диверсионной группе, в которую он входил, поручали самые трудные операции. Партизаны взрывали вражеские эшелоны на линии Новосокольники–Локня.
В октябре 1942 года отряду дали задание провести диверсию под Новосокольниками. Здесь, в районе деревни Амосово, партизаны приняли бой с крупной группировкой гитлеровцев. Бой не стихал несколько дней. И отряд стойко отбивал атаки фашистов. Метко разил врага Миша Осипов. В этом бою он и погиб, как погибают на войне герои, – смертью храбрых.
Родина не забыла своего сына – юный партизан посмертно награжден орденом Красной Звезды. 

***

Землячка Миши, комсомолка Оля Ясукович, родилась в соседнем с Торопцом поселке Мартисово, училась в Пено – на родине Лизы Чайкиной. В Торопце окончила педучилище – его не стало в годы рыночной реформации, как и близлежащих колхозов, хотя даже в годы немецкой оккупации их колхозники усердно работали.   
Перед войной Оля заведовала в Сандове детским садом. Когда началась война, она не смогла сидеть дома – ушла в партизаны, попросившись в разведку.
Сведений о ней сохранилось  мало – только то, что она, Ольга Антоновна Ясукович, находилась в опергруппе   3-й ударной армии, была партизанкой-разведчицей. А 15 марта 1943 года во время выполнения боевого задания она погибла. Награждена медалью «Партизану Отечественной войны» II степени.

***

Другая храбрая девушка, тоже комсомолка, Шура Винокурова родилась и выросла в деревне Василёво, на берегу озера Кудинское. В июле 1941 года пришла в Красную Армию и стала разведчицей. В феврале 1942 года Шура была награждена медалью «За отвагу». Она была скромной, матери писала:
«Я не воюю. Я только помогаю своим».
Разведчицу схватили недалеко от фронта, когда она возвращалась с четырнадцатого задания. Привезли ее в деревню Бобровка, где стояла полевая комендатура. Пытали ее в школе. На допрос согнали полдеревни. Шура ни в чем не призналась. А ночью ее расстреляли.
Не забыл родной город и дочь      272-го стрелкового полка Веру Ивановну Кузьмину. Во время артналета, будучи совсем еще девочкой, она спасла под Кёнигсбергом раненых – бойца и командира.
Дочь полка за этот и другие подвиги была награждена медалями «За боевые заслуги», «За взятие Кёнигсберга» и «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.».
После войны Вера окончила в Торопце фельдшерско-акушерскую школу и уехала работать на новостройки страны.

***

Оля Стибель, чье имя тоже стало легендарным, после войны, как и многие ее подруги, жила в Андреаполе, дружила с инструктором райкома комсомола, певуньей и красавицей Лидой Сидоренко. В июле сорок первого они вместе вступили в особый разведотряд при штабе 22-й армии. Лиде было девятнадцать лет, Ольге – двадцать шесть. Одетые под беженцев, девушки пробирались через линию фронта – в тыл врага. Их оружием была память разведчиц. 
Возвращаясь с очередного задания, Лида узнала, что фашисты угрожают расстрелом ее матери и сестре, если те не скажут, «где комсомольский секретарь Сидоренко».
Оля решила помочь подруге вывести ее родных из Андреаполя. Но предатель, живший по соседству, выдал разведчиц. Олю, Лиду, мать Лиды – Анну Тимофеевну и младшую сестру Веру повели на допрос. Их пытали в комендатуре – разведчицы молчали. Взбешенный эсэсовец поднес к виску Оли пистолет и в бессильной ярости бросил полузамученной Лиде:
– Ты будет виновен смерть своей подруги. Отвечайт!
Оля взглядом приказала Лиде: «Молчи!» И упала бездыханной. На глазах у Лиды фашисты расстреляли ее мать, сестру, а потом, так ничего и не добившись от Лиды, расстреляли и ее тоже.
Так героически погибли разведчицы-комсомолки Ольга Александровна Стибель и Лидия Романовна Сидоренко.

***

Палачи-фашисты расправлялись в первую очередь с коммунистами и комсомольцами. О чем нынешние либерально-буржуазные вещуны стараются не говорить.
Список злодеяний гитлеровцев на одной только Торопецкой земле можно продолжать и продолжать. Палачи везде одинаковы – палачи Бабьего Яра, Красухи, Кстово, Торопца… Они сеяли страх – и пожинали ненависть.
Партизан Василия Минаевича Евграфьева и Артемия Панкратьевича Ларионова фашисты схватили, когда те выполняли боевое задание. После пыток их 23 сентября 1941 года привели на площадь. Вешали на дубу, что рос возле здания Госбанка.
– Смерть фашистам! – с петлей на шее крикнул Ларионов.
– Да здравствует Советская власть! – бросил в лицо палачам Евграфьев.
Три дня гитлеровцы не давали снимать с дерева повешенных, разыгрывая садистскую программу устрашения. Но город продолжал поддерживать народных мстителей. 
Слесарь льнозавода коммунист Павел Николаевич Добрынкин отказался работать на захватчиков. Его повели на площадь к виселице 27 сентября 1941 года – через четыре дня после казни Евграфьева и Ларионова. На расправу согнали половину жителей города, требуя:
– Отрекись от партии.
Добрынкин ответил:
– Нет!
Его повесили – и тут же вынули из петли. И так три раза. Требовали от него одного: скажи «да» – и будешь жить. Но он трижды отвечал: 
– Не отрекаюсь!
В нынешний рыночно-коммерческий век многие отреклись от прошлого, забыли, что тоже состояли в рядах КПСС. 
Хотя и стойких духом, верных своей истории людей у нас осталось тоже немало.

***

Железнодорожника Ивана Тимофеевича Львова оккупанты заставили работать на себя – и вскоре фашистские поезда перестали доходить до станций назначения. В буксах обнаруживался песок, отказывали рукава тормозных устройств, в тендерах с углем стали находить мины.
Предатель выдал гестаповцам Львова. Его зверски пытали на глазах у семьи, как и старших детей – Женю и Шуру. Он не выдал товарищей. Патриота казнили, но фашистские поезда так и продолжали лететь под откос.
Фашизм убивал, мог подкупить предателя, но ему так ни разу и не удалось одержать победу над советским человеком. Город на Торопе, как и многие другие, еще одно тому подтверждение.
А уже в начале декабря 1941 года на заснеженных полях дрогнула от грохота орудий подмосковная и Тверская земля. Поднялись в атаку батальоны. Вставало утро нашей Победы. 
Сводка Совинформбюро от 22 января 1942 года была лаконична, как и все военные документы тех дней:
«После ожесточенных боев нами заняты города: Пено, Андреаполь, Холм, Торопец, Западная Двина».
Торопец, как и другие города и населенные пункты, освобождали воины 4-й ударной армии под командованием генерал-полковника А.И. Ерёменко. Это свершилось 24 января 1942 года. За скупыми строками сводок – продуманная и сложная операция, которая вошла в историю Великой Отечественной войны под названием «Торопецкой».
Свой вклад в эту победу внесли и партизаны, и юные герои, и все патриоты своей земли.
После войны в память о тех легендарных днях за деревней Шейно, на крутом берегу реки Оки, был создан Курган партизанской славы. От Вечного огня с могилы Героя Советского Союза партизанки Лизы Чайкиной на Кургане зажгли огонь памяти – сюда принесена земля со многих могил героев области и страны. В соседнем селе Пожня появилась партизанская комната-музей.
Все эти памятники в ноябре 1973 года торжественно открыли участники состоявшегося в Торопце третьего областного слета бывших калининских партизан.
А в библиотеке села Ново-Бридино был открыт особый музей, так как это село называли писательским. Еще в 1928 году сюда приезжал писатель Степной (Н.А. Афиногенов). Он изу­чал быт и дела местной коммуны. 
В суровом и героическом сорок втором в одном из домов здесь был штаб военных корреспондентов Калининского фронта. Отсюда уезжали на фронт, здесь писали свои статьи, книги писатели и журналисты: корреспонденты «Правды» Александр Фадеев и Борис Полевой, «Красной звезды» – Сергей Крушинский, Совинформбюро – Александр Евнович, Всесоюзного радио – Александр Ицхокин, «Пролетарской правды» – Николай Балакин. 
Торопчане любовно собрали в Новобридинском музее книги, статьи, фотоснимки тех дней, воспоминания и письма, присланные фронтовым землякам Б.Н. Полевым и другими писателями-новобридинцами. Они были летописцами подвигов советских людей в годы Великой Отечественной войны. Имена героев в советские годы в каждом городе, поселке, где они сражались и погибли смертью храбрых, были занесены в огромную Книгу памяти. Им ставили обелиски, памятники, посвящали документальные и художественные фильмы.

***

Нынешние кинематографисты тоже обращаются к героике военных лет. Но о том, что подвиги на войне совершали коммунисты и комсомольцы, ведущие за собой других воинов, предпочитают умалчивать – так же, как и о юных героях-пионерах, о подвигах которых в советское время выпускали много книг.
В нынешней буржуазно-либеральной, рыночной России о них тоже не принято упоминать. И даже юбилей Комсомола, которому в прошлом году исполнилось сто лет, прошел малозамеченным, не считая концерта в Большом Кремлевском дворце.
Буржуазные пресса, сценаристы тоже эту тему стараются обходить. Правда, недавно наконец-то вышел фильм «Т-34» о величии, силе духа, характере русского, советского человека – а в нем и были истоки нашей Победы. Фильм собрал рекордное число зрителей всех возрастов. После долгих лет очернения, унижения советского прошлого, либерального оболванивания народ истосковался по таким героическим сюжетам. И именно такую правду о войне он готов воспринять.
Вот такие фильмы нужны сейчас зрителю, чтобы бесконечные разговоры власти о патриотизме, духовных скрепах не были пустым звуком.
Нужна и Большая книга памяти о юных героях, если мы не хотим и дальше растить молодое поколение, не знающее своей героической истории.

 

К «детям войны» – летопись юных героев пишем вместе! Шлите

г. Пушкино,
Московская обл.

Другие материалы номера