Хлеб дорожает. Почему?




В Чебоксарах, по словам депутата от Чувашии Валентина Шурчанова, цена буханки поднялась почти на рубль, и спрос сразу же упал на 20%. 

Тревогу забила директор Чебоксарского хлебозавода №1 Елена Бадаева – опытнейший хлебопек, на заводе работает с советских времен. Выступив на сессии Госсовета республики, Елена Игнатьевна заявила, что в период с января 2018-го к началу марта 2019-го закупочная цена муки высшего сорта увеличилась на 53,3%, муки первого сорта – на 58%, второго сорта – на 66,7%, ржаная обдирная – на 30,5%, сахар – на 37,4%, мак – на 76,8%, жир кулинарный – на 18%. «Куда мы идем? – обращалась к Госсовету почетный пекарь России. – Поднимать цену на хлеб – недопустимо, но и заводчан нельзя оставить без зарплат. Не закрывать же нам завод, мы не можем не печь хлеб…»
В сложившейся ситуации Бадаева вынуждена была увеличить цену самого ходового батона на 80 копеек, стоил 21 рубль 20 копеек, теперь – 22 рубля. И покупки хлеба упали на 20%.
Аналогичная картина, подтвердили депутаты, во многих регионах. Из-за роста закупочных цен на муку и другие ингредиенты, необходимые для выпечки хлеба, пекари остаются в убытке. Бадаева решилась на увеличение цены, чтобы спасти производство, которому посвятила жизнь, чтобы сохранить людям работу и зарплату, а там, где рулят «эффективные» собственники, – предприятия закрываются. Например, в Ростовской области, по словам Николая Коломейцева, многие хлебозаводы приказали долго жить, производство скукожилось до лавчонок, а там и цена на хлеб взлетела, и за качеством утрачен контроль. Другой пример – московский хлебозавод «Черкизовский». Там собственник полгода не платил зарплату работникам, а сам прилично обогатился.
Так кто же виноват, что хлеб дорожает, что пекарское производство разоряется, да и крестьяне, по большому счету, остаются в проигрыше? Рекордным по урожаю зерна был 2017 год, а у крестьян закупали его, считай, по бросовым ценам. Пахари остались в убытке, не знали, как дальше поля возделывать. 
Тогда появилась теория, что пекари виноваты, хотят муку покупать подешевле, а за выпечку взять подороже. Но дело совсем не в пекарях. Не работники хлебозаводов, того же «Черкизовского» или Чебоксарского, химичат с ценами, зарплаты у них были и остаются крайне скромными. А обвинения в их адрес – всего лишь попытка теневых торгашей вбить клин между рабочим классом и крестьянством, якобы рабочему, выпекающему хлеб, легко, а крестьянину – трудно. Но это не так. Труженику сегодня везде и тяжко, и скудно, его обманывают и обирают на каждом шагу. Легко тем, кто на них наживается, спекулянтам-перекупщикам. 
За годы рыночной экономики в РФ сложился жестокий, жадный, зачастую орудующий в тени паразитирующий слой торгашей-посредников. Они вынуждают крестьян продавать и зерно, и молоко, и мясо за бесценок, а пока плоды труда земледельцев и животноводов дойдут до прилавков, то рядовому покупателю к ним уже не подступиться.
Коммунисты сделали свой анализ и выяснили, что после очень урожайного 2017 года относительно недавно удалось выровнять закупочную цену для крестьян, что принесло им некоторый доход. Но на цене хлеба это никак не могло сказаться. Сегодня цена крестьянского труда в батоне хлеба составляет всего 10%, в Советском Союзе составляла 50%. Львиная доля в стоимости хлеба – это накрутки торгашей, они получают огромные прибыли, оставляя с копейками или вообще разоряя хозяйства и производства. Из-за них, любителей легкой наживы, хлеб в стране постоянно дорожает. Этот теневой слой спекулянтов совершенно вреден экономике, его можно сравнить с ОПГ, зашибающей деньгу рэкетом.
Фракция КПРФ давно добивается принятия закона о введении твердых закупочных цен. Если, к примеру, покупать у крестьянина за 12–13 рублей килограмм пшеницы третьего класса, 14 рублей заплатить переработчикам и торговле, общая стоимость килограмма составит 28 рублей. Из него можно испечь 2 с половиной батона по полкило, цена батона будет 9 рублей. Но думское большинство не желает принимать закон коммунистов, он невыгоден буржуазии.
Сегодня остановить рост цен на хлеб, по мнению В. Шурчанова, может правительство, взяв под контроль ценообразование. В эти процессы исполнительная власть обязана вмешиваться, если цены поднимаются более чем на 30%, так установлено законом о торговой деятельности. Сейчас подорожание хлеба составляет уже свыше 50%. Пора министрам последовать закону и унять цены. Но начинать надо не с хлебопеков, а с посредников.

Другие материалы номера

Приложение к номеру