Толстеем… Толстеем, «толстотелы»




Мол, в этой стране так велика продолжительность жизни еще и потому, что гражданам  в возрасте от 40 до 75 лет там измеряют талию. И если ее объем больше установленных правительством норм, то к гражданину применяют определенные меры, например, направляют на обязательные консультации. Этот опыт, как полагает Попова, неплохо бы перенять и в России.  
Россияне иронически прокомментировали такие инициативы ведомства. Но вот что думает по поводу измерения талий по чиновно-медицинским соображениям один из наших читателей. 

Вечер. Сквер. По тротуару идут люди. Я взялся считать женщин. Из каждого десятка проходивших мимо семеро в среднем оказались в весе с превышением нормы. Лишний живой вес скрыть от посторонних невозможно. 
Семьдесят процентов! Подумалось: такое число разжиревших людей раньше за всю тысячелетнюю историю не могло даже присниться. Пятьдесят лет назад их были единицы. А сразу после Великой Отечественной – и того меньше. Стало быть, сегодня мы вправе что-то итоговое воскликнуть? А именно «ура!» или «караул!»? 
Но как это отзовется позже? Скажем, еще через семьдесят лет… Срок ничтожный – по меркам истории. Но в стране по результатам железной логики не должно остаться уже людей с нормальным весом. Тогда болезни от растолстения не накроют ли нас с головой? 
Скажете: «Чушь! Бред!» Сказать-то можно хоть сто раз. Доказать невозможно. Эпидемия «растолстения» уже набрала небывалые обороты. И с каждым годом эти обороты увеличиваются. 
Что можно противопоставить этой напасти? Как спасаться? Есть ли шанс? «Спасение утопающих – дело рук самих утопающих». Как нигде, возможно, именно здесь эта поговорка попадает в точку. Между тем практически чтобы спастись – проблема выеденного яйца не стоит. Не нужен стартовый капитал, не нужны учебники, помощники или аптека… При первых же килограммах лишнего веса каждому для еды надо наполовину прикрыть рот. Всё! Успех гарантирован. 
Что-то может помешать? Да. Помеха, оказывается, существует. Железная. Встает глухой вопрос: кто будет настойчиво прикрывать рот обжорам? 
Делаем вывод. Силовое решение тут отпадает. Правительство, наука, медицина, полиция, бабушки-знахарки и колдуны, даже все сговорившись, не в силах будут повернуть ситуацию вспять. Ожирение продолжит уверенно накапливаться и пригибать все большее число людей к земле. 
Можно ли сегодня хотя бы обозначить глубинные причины всего этого? Знать врага всегда желательно в лицо. Тем более что причин несколько, и у каждой – свои истоки. 
Начнем с главного – дети… 
Кстати, мы не можем назвать никого из огромнейшего дикого животного мира, кто бы излишней едой обезображивал свое тело, в два, в три раза увеличивая массу. По примеру, скажем, человека. Также не сможем назвать из животных самку, которая насильно запихивала бы пищу в рот своему младенцу. Природа ограничивала потребление у всех на первых порах только материнским молоком. Факт показательный. Малыш сам потом проявит инициативу. 
Человек же, родившись, как бы сразу отделил себя от природы. Хотя все органы его функционируют только по ее законам. Материнское молоко – это ничтожная капля. Каши, кисели, сладости вышли вперед. Желудку грудного ребенка по списку рекламы торгашей впору десятки наименований, намного, как сказано, превосходящих по калорийности натуральный продукт. Маленький человечек не в силах что-то возразить, кроме как отрицательно вертеть головой. Но ложечка у рта дежурит, чтоб уловить момент. 
Разве не здесь в целом зарождается эта чисто человеческая болезнь? А зародившись, разве не должна была попасть она под каток всезнающих медиков? Не попала. Материнская ложечка ревниво будет сопровождать чадо до совершеннолетия. 
Есть и побочный эффект. Чем больше новорожденный получает еды с ложечки, тем меньше он потребляет молока из груди матери. Тем меньше этого молока в целом будет производиться. Это закон природы. Не имеющий цены продукт для новорожденного достается уже не каждому. 
Статистика ответит, насколько ежегодно увеличивается численность молодых мам, не имеющих после родов собственного молока. И как это отразится на здоровье малышей? И что в перспективе? 
Продолжим далее. 
Женщина весом более ста килограммов глотает таблетки для похудения. Ее мальчик семи лет за столом с полной тарелкой пельменей. Он наелся, елозит пельмешку по скатерке. Она: «Повторяю, пока все не скушаешь, гулять не пойдешь!» 
Вдумаемся. Материнская от-
рицательная наследственность плюс материнский отрицательный метод закармливания – и в итоге безгрешный ребенок, вопреки своему желанию, обернется во весь рост фундаментальным обжорой. 
Приплюсуем сюда кроме матери бабушку, тетю, знакомых… Все считают долгом вбросить растущему организму побольше калорий, не испытывая сомнений. 
Наш мальчик, возможно, на обед с аппетитом съел бы эти пельмени, но он за завтраком съел суп и котлету, по пути подкрепился пирожком, что обязательно положили ему поверх тетрадей, да еще съел на перемене школьный завтрак. 
В рекламных роликах для родителей разработано несколько наименований меню, как изготовить дополнительно так называемый «перекус» школьнику. Очевидно, в дорогу, пока от школы он прибудет к домашнему обеденному столу. 
Кто придумал официальные школьные завтраки? Почему этот человек не отмечен за заботу? Нужен большой красивый орден, похожий на пояс, что вручают боксеру-чемпиону. И пусть этот человек носит его, не снимая, на животе… 
Пример из истории. 
Пятидесятый год прошлого столетия. Пункт призыва в армию. Ребята, пережившие войну, скудное питание и голод, проходят медицинскую комиссию. Отсев по нездоровью – четырнадцать процентов. 
То же самое в наши дни. Ребята, выросшие на колбасе и сметане, проходят так же медиков. Отсев на некоторых пунктах – свыше сорока процентов. 
Простая арифметика ответит, через сколько лет служить в армии по здоровью смогут лишь единицы. А сказать, что это чушь, могут только те, кому невыгодно так думать. Но у железной логики нет нюансов и предпочтений – она фиксирует ежегодный прирост болезней от переедания и утрату трудоспособности. 
Обратимся к другой причине нашего «великого толстения». Это великая беспечность. Обнаружив у себя, скажем, десять килограммов привеса, каждый человек без паники, пока не изуродовано все тело, мог бы в течение полугода восстановить себя. Не затратив ни копеечки. Мог бы… 
Я знаю человека, который не смог. Ему сорок два года, его вес сто семьдесят килограммов. Он виртуозно водит автомобиль. Но угнездиться за рулем и потом выкарабкаться домой – очень веселая работа для помощников. Аппетит его достиг рекорда. Там, где организму хватает сто граммов мяса, у него за присест уходит трехкилограммовая курица. Его спросили: за какие такие грехи он согласился таскать на своих плечах девяностокилограммовый мешок с сырым человеческим жиром? Ответ достоин Книги рекордов Гиннесса: «Так ведь я уже полностью привык». 
Другой пример. Очень красивая девушка, ей нет двадцати. Лицо ее пока не затронуто, но фигура – ягодицы, бедра и живот хорошо обозначили мрачную тенденцию. Ей бы срочно поменять режим питания. Она отвечает с улыбкой: «Вы смеетесь, да? Я должна диетами испортить себе жизнь?» 
А что будет в жизни? Она будет прибавлять в весе до пяти килограммов в год. В тридцать лет – ходьба с палочкой, в сорок – жизнь только сидя и лежа. Привыкнуть можно, но нормальная жизнь останется только в мечтах. Плюс своего ребенка наградит отвратительной наследственностью. Виновата беспечность? Или кого будет винить она? Маму? 
Еще надо сказать недоброе слово про завтраки. «Их Всевышний взял бы да указом отменил». Так настаивал еще в прошлом веке некий зарубежный автор. Он утверждал, что завтраки укорачивают жизнь минимум на десять лет. Хотя бы даже потому, что завтрак – изобретение человека, а не природы. Среди животных он не нашел случаев, чтобы кто-то, чуть открыв глаза, набрасывался на еду. Поговорку же «Завтрак съешь сам… а ужин отдай врагу» надо бы развернуть в обратную сторону. 
Объясняет свое заключение автор просто. Когда желудок полон, питание от него уходит к органам, а излишек – под шкуру. Когда он пуст, питание из-под шкуры идет по органам – естественный для всего животного мира оздоровительный процесс. Основательно и наиболее продуктивно желудок работает в ночное время. В подтверждение этого факта всех млекопитающих после обильного приема пищи тянет ко сну. К утру наш желудок, завершив цикл, включил питание из-под шкуры. Но тут завтрак! Обязательный завтрак. Отправляясь на работу, на занятие – куда угодно, человек решил: надо предварительно позавтракать. Независимо от того, есть аппетит или нет. 
Если человек не дает желудку передышки, второй, оздоровительный, путь – питание из-под шкуры, естественно и скорбно с годами атрофируется. Как атрофируется любая мышца от безработицы. Никогда не кушайте, его слова, вопреки сигналам природы – если нет аппетита. 
Полвека назад много было написано о пастухе Муслимове из Азербайджана. А что почерпнуто? Ведь он прожил 168 лет. Его пример вполне к нашей 
теме. 
Всю жизнь одно – пастух. С утра рано он выгонял скот на пастбище в горы, вечером возвращался с ним в аул. О завтраке, обеде разговор вообще не возникал. Зато капитальный ужин ему готовили, соблюдая очередность, хозяева скота. Ужин, который, надо понимать, он не отдал бы никому, не только врагу. 
Могут ли, скажем, некоторые «толстотелы» почерпнуть от Муслимова какую-то частицу для себя? Ведь их жизнь под угрозой. Поговорка, много раз оправдавшая себя: «Ни один обжора не дожил до старости», не сработает ли она для них стимулом? А только если, скажем, оптимизма обжорам не занимать, то кто им даст рецепт следования железной логике? 
Еще поговорка: «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится». И вот грянул гром. Первое, до чего дотягивается рука пострадавшего, – это таблетки для похудения. Последующий шаг – согласие утихомирить распоясавшийся аппетит. Согласие, но не решимость. 
Многие женщины оправдыва­ют себя: «Я совсем мало ем – меньше ребенка. Не пойму, отчего меня так распирает?!» Словно главные килограммы привеса попали ей под шкуру из воздуха. 
Некоторые находят из массы литературы критическое слово о диетах и с радостью афишируют это, как бы оправдывая свою тучность. 
Так и хочется привести из истории слова одного арабского лекаря. Его хозяин раздражен, что снадобья против одышки совсем не помогают. Лекарь в сердцах воскликнул: «Если вы будете кушать только для одного себя, а не еще для кого-то троих, вам мое снадобье не потребуется». 
Но есть, есть среди нас немало людей, сознательно взявших за основу настоящий здоровый образ жизни для себя и своих детей. Сохранивших до старости спортивные фигуры. С чем можно их от души поздравить. Это у них в итоге окажется в руках стержень существования человека, все достижения его и все перспективы. Они будут основоположниками новой расы. И пусть бы таких людей с каждым годом становилось побольше. Пусть бы… 

Моя статья – не крик души и, уж конечно, не жажда славы или денег. Проблема стремительного «растолстения» людей, воспринимаемая больше с юмором, не должна, думается, быть пущена полностью на самотек.

ст. Ярославская,
Краснодарский край 

Другие материалы номера

Приложение к номеру