РУССКИЕ, СОВЕТСКИЕ, МОГУЧИЕ БОГАТЫРИ




С магом, цирковым артистом Дмитрием Ивановичем Лонго выступал до революции 1917 года и при советской власти в 20–30–40-х годах, великан, богатырь, крестьянин из Ярославской губернии Иван Вакулин, рост которого был больше четырех аршин (около трех метров). Он выступал вместе с Жозефиной Крон – самой маленькой лилипуткой. Рост двадцатилетней Жозефины был не более пятидесяти сантиметров, и весила она десять килограммов. Устроившись в ладони Ивана, Жозефина исполняла популярные в те времена песни. В Великой Отечественной войне били фашистов, освобождая свою Родину и страны Европы, советские богатыри – сильные, крепкие, умные, добрые. Среди них Федор Полетаев – деревенский житель, кузнец, герой двух стран – Италии и Советского Союза, Сергей Мостовой – хлебороб из Воронежской области, Алексей Скурлатов из Алтайского края.  

Федор ПОЛЕТАЕВ

 

[img=-9316]

В Италии под городом Генуя есть кладбище погибших партизан. В изголовье каждой могилы стоят прямоугольные мраморные плиты, на которых высечены фамилии и имена погибших, иногда в мрамор вделана фотография павшего. Могилы ухожены, обсажены цветами. На одной из плит в овале бронзового лаврового венка была укреплена перенесенная на фарфор старая фотография молодого человека в советской гимнастерке. Даже по фотографии чувствовалось, что этот человек сильного, крепкого телосложения, облик его был типично русским – с открытым прямым взглядом, широким размахом бровей. По фотографии можно было сразу догадаться, что это наш соотечественник, славянин – русский, украинец или белорус. Под фотографией на мраморе были высечены золотые буквы: «Золотая медаль. Федор Александр Поэтан (Федор) Канталупо, Лигурия. 2 февраля 1945 года». Золотая медаль – высшая и очень почетная награда итальянского Сопротивления. В Италии генерал обязан первым отдать честь солдату, награжденному золотой медалью. Человек, похороненный в этой могиле, – национальный герой Италии. 
В итальянских газетах было написано, что Федор Поэтан – советский военнопленный, в 1944 году находился в гитлеровском концлагере близ города Александрии, в нескольких десятках километров от Генуи. Узнав о том, что недалеко, в горах Лигурии, действуют итальянские партизаны, Федор с товарищами, советскими пленными солдатами, ночью неожиданно для фашистов напал на часовых, обезвредил их, забрал оружие и бежал из лагеря. 7 ноября 1944 года беглецы пришли в партизанскую дивизию «Пинан Чикеро» и были зачислены бойцами в бригаду «Оресте», в отряд Нино Франки. 
По рассказам итальянских партизан, Федор Поэтан был высокого, двухметрового роста и отличался исключительной физической силой. Эта сила сочеталась в нем с удивительной добротой. Был он замкнутым, молчаливым, не знал итальянского языка. Но к гитлеровцам он питал какую-то особую бешеную ненависть. Видимо, много пришлось пережить в фашистском плену. Федор сразу же проявил себя дисциплинированным и исполнительным бойцом, смелым, бесстрашным, хладнокровным. 
Итальянские партизаны искренне полюбили этого русского человека. Зимой 1945 года гитлеровцы стянули в Лигурию много войск, чтобы покончить с партизанами. У маленького городка Канталупо в лесистой широкой горной долине Молний Валле-Скривия, где действовала партизанская дивизия «Пинан Чикеро», на рассвете 2 февраля 1945 года колонна немецких грузовиков с солдатами въехала в долину и остановилась у моста через ущелье. Немцев было более ста солдат и офицеров. Был послан отряд «Нино Франки», чтобы уничтожить фашистов. 
На дороге у окраины Канталупо начался бой, долгий и ожесточенный. Под напором партизан немцы перешли к обороне за изгибом дороги. Глубокий снег и изгиб дороги помогли фашистам занять прочную оборону, быть неуязвимыми. Огонь противника был очень плотным, приблизиться к ним партизаны не могли. И тогда впереди партизан на снегу поднялась во весь рост могучая фигура Федора. В несколько прыжков он оказался у поворота дороги, за которым залегли гитлеровцы, и, строча из автомата, громко и властно приказал врагам сдаваться в плен. Это дерзкое нападение смутило врагов. Они прекратили огонь и стали сдаваться. Но вдруг раздалась автоматная очередь, и Федор упал в снег. Партизаны, воодушевленные его примером, бросились вслед за ним и окончательно сломили сопротивление фашистов. Части карателей удалось уйти, но больше 20 немцев были убиты партизанами и около 50 взяты в плен. Партизаны потеряли одного человека – Федора. 
В марте 1947 года был опубликован декрет итальянского правительства. Федор Полетаев был награжден посмертно золотой медалью Сопротивления. Так советский воин, павший в горах Лигурии, стал национальным героем Италии. 
Замечательный советский писатель Сергей Смирнов долго искал сведения о герое. Он выступал по радио, по телевидению, писал в журнале «Огонек» о подвиге этого героя в надежде найти родных или знакомых Федора. И люди помогли. 
Оказалось, что это был Федор Андрианович Полетаев из 28-го гвардейского артиллерийского полка 9-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. Он родился в 1909 году в Горловке Московской области. Позднее этот район оказался в Рязанской области. В дивизии считали, что Федор погиб 22 июня 1942 года в деревне Ленинка Харьковской области. Здесь наша часть была окружена фашистами, выйти из окружения удалось только части бойцов, а другие погибли или попали в плен. 
Могучей силой настоящего русского богатыря обладал Федор. Это была добрая сила. Он никогда не употреблял ее во зло, не любил драк, ссор. Только против врага он обрушил эту богатырскую силу и отдал ее всю без остатка вместе с жизнью. 
Его семья переехала в деревню Катино. Жители Катино, Петрушино, где жил и работал кузнецом Федор, рассказывали о нем только хорошее. Был он хорошим работником, положительным человеком во всем. Это был кузнец – мастер золотые руки, лучший в районе. 
А о его богатырской силе рассказывают легенды. Говорят, что норовистых лошадей он ковал «на весу», поднимая их на свои плечи. Около кузницы в Петрушино лежал жернов пудов на 25–30. Как-то на праздник собрались мужики, и один из них, слегка подвыпивший, стал хвастаться, что он самый сильный в деревне. Федор слушал молча, потом усмехнулся и говорит: «Подними!» – все засмеялись, а озадаченный силач все же решил попробовать поднять, но не получилось. Красный, сконфуженный, он сказал, что никто не справится с такой тяжестью. Тогда Федор молча подошел к жернову, расправил плечи и, широко расставив ноги, рывком приподнял этот жернов. С тех пор хвастун «силач» при Федоре не осмеливался хвастать силой. Федор – единственный в округе мог «поцеловать» кувалду – выполнить профессиональный фокус кузнецов, доступный только самым сильным людям. Держа в вытянутой руке тяжелую кузнечную кувалду, человек медленным движением кисти руки наклоняет ее на себя, пока она не коснется губ. Надо иметь железные мускулы, чтобы за конец рукоятки удержать массивную тяжелую кувалду, нависшую над лицом и грозящую сорваться и расквасить физиономию. 
Жена и четверо детей Федора Полетаева в 1962 году получили награды мужа и отца. В СССР Федору Андриановичу тоже присвоили звание Героя Советского Союза посмертно. Мария Никаноровна Полетаева с дочерью Валентиной и сыновьями Михаилом и Николаем ездили в Италию на могилу Федора Андриановича. Приняли их итальянцы очень тепло. 
Такова история сельского кузнеца, советского солдата времен Великой Отечественной войны, простого, доброго богатыря Русской земли, героически погибшего в Италии в борьбе против фашистов за мир и свободу на всей земле. 
 

Сергей МОСТОВОЙ 

[img=-9317]

Сергей Андреевич Мостовой, Герой Советского Союза, родился 18 июля 1908 года на хуторе Гринев, ныне в составе городского поселения Калач Воронежской области. Взят на фронт в июне 1941 года. Воевал в 8-й гвардейской армии Чуйкова Василия Ивановича, шел от самого Сталинграда до Берлина. Попал в артиллерийский 220-й гвардейский полк, в 6-ю стрелковую роту. 
Отличился он во время освобождения Польши. В ночь с 24 на 25 января 1945 года Мостовой в числе первых переправился через реку Варту и принял активное участие в боях за захват и удержание плацдарма на ее западном берегу. Лично уничтожил две огневые точки и более десяти солдат и офицеров противника. В боях за плацдарм на Одере наши бойцы и командиры проявили чудеса храбрости. 6-я стрелковая рота 220-го полка 79-й гвардейской стрелковой дивизии завязала бой за высоту 81,5 на левом берегу Одера. Командовал ротой сын алтайского охотника, старший лейтенант Афанасий Спиридонович Савельев. 
Умело расставив силы, он ночью атаковал противника, захватил три дзота и обратил в бегство почти весь батальон гитлеровцев. К утру, когда враг опомнился и перешел в контратаку, Савельев впустил фашистов в лощину и обрушил на них огонь пулеметов из захваченных немецких дзотов. В фашистов летели не только пули, снаряды, но и гранаты. 
Трижды гитлеровцы предпринимали атаки и каждый раз, оставляя на поле боя десятки убитых и раненых, откатывались назад. Лощина, по которой враг рвался к дзотам, была усеяна трупами немецких солдат. Савельева ранили в плечо и в ногу, но он не ушел с поля боя, продолжал руководить ротой. В медсанбат он ушел тогда, когда подошла на эти позиции подмога. 
В роте Савельева воевал сказочный русский богатырь, наводчик станкового пулемета гвардии рядовой Сергей Андреевич Мостовой, бывший колхозник, деревенский житель из Калачевского района Воронежской области. Это был рослый великан, настоящий русский богатырь, косая сажень в плечах. 
Чуйков подумал, что Мостовой – потомок тех воронежских богатырей, что носили на себе огромные корабельные сосны и на глазах Петра I гнули на своих плечах полозья для саней. В бою за высоту 81,5 Сергей Мостовой все время был рядом с командиром роты. Отражая вражеские контратаки, он израсходовал 8 пулеметных лент. Когда кончились патроны, в ход пошли гранаты. Но вот кончились и гранаты, а фашисты продолжают наседать. Тогда Сергей разъединил пулемет, взял в одну руку станок от пулемета, в другую – лопату и, поднявшись во весь свой богатырский рост, бросился вперед. При виде русского богатыря немцы опешили и побежали назад в овраг. Мостовой бежит за ними. На краю оврага Сергей остановился, вытер с лица пот. И тут ему на глаза попался напуганный немецкий ефрейтор. Гвардеец схватил фашиста и зажал под мышки. «Уходите отсюда прочь, сволочи, а то вам головы снесем!» – крикнул он и с пленным ефрейтором, лопатой и станиной от пулемета не спеша пошел на свою позицию. В этот же день Афанасий Савельев и Сергей Мостовой были представлены к званию Героя Советского Союза. 
Когда командарму Чуйкову представили героя, он не мог им налюбоваться. Долго смотрел на него Чуйков и сравнивал с былинными русскими богатырями. Сергей Андреевич Мостовой дошел с 8-й гвардейской армией до Берлина, громя фашистов. 
Живым вернулся домой в свою Воронежскую область, в Калачевский район. Как и до войны, продолжал выращивать высокие урожаи хлеба. Награжден за свои ратные подвиги многими орденами и медалями. Среди них орден Ленина, «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, медали «За боевые заслуги», «За победу над Германией» и другие. 
Так работал и воевал Сергей Мостовой, советский богатырь, воин, труженик. 
 

Алексей СКУРЛАТОВ

[img=-9318]

Есть в Алтайском крае, в Косихинском районе, село Налобиха. Оно знаменито тем, что там родился, работал, жил русский советский богатырь Скурлатов Алексей Иванович. Родился он в 1922 году. До призыва в армию работал в колхозе. Сила у парня была богатырская, коли мог носить по три мешка зерна за один раз – два мешка на плечах, а третий на спине. Работы не боялся. 
Призвали его в армию в 1941 году, когда ему было 19 лет. Шла уже война, фашисты стояли у ворот Москвы. Скурлатов был зачислен в лыжный сибирский батальон в качестве разведчика. Не все бойцы умели ходить на лыжах, а переходы были по 90 километров за ночь, а там сразу шли в атаку. Лыжникам приходилось очень тяжело – тащили на себе ручные пулеметы, боеприпасы к ним, автоматы, вещмешки, сумки с гранатами. 
На коротких привалах стелили на снег ветки, на них расстилали плащ-палатки и ложились. Зачастую так ночевали. Костры жечь нельзя, чтобы не нарушить маскировку, чтобы враги раньше времени не обнаружили отряд. Такие переходы, ночевки в лесу на снегу, внезапные атаки могли вынести крепкие люди, сибиряки. 
В бою за подмосковное Крюково состоялось первое боевое крещение Алексея Скурлатова. Таким образом, сибирский лыжный батальон принял участие в освобождении подмосковной деревни, находившейся в сорока километрах от столицы. Впервые за шесть месяцев отступления советские войска 5 декабря 1941 года перешли в контрнаступление. 
Интересны свидетельства о том, что сибиряков боялись фашисты, а защитники Москвы были рады подошедшим подкреплениям. Наш земляк принимал участие в битве за Ржев, за который фашисты держались крепко, считая, что он является трамплином для взятия Москвы. В боях за Крюково Алексей был ранен. После лечения в госпитале его направили в отделение разведки. 
Командиром отделения стал сержант Скурлатов и с ним еще четверо рядовых бойцов. Они изучали места будущих сражений, засекали вражеские огневые точки, брали контрольных пленных (языков), засекали наличие танков, боевой техники в тылу врага, наносили на карту. Сведения передавались в штаб. По выявленным огневым точкам, скоплениям боевой техники и живой силе врага потом велся артиллерийский обстрел с целью их уничтожения. 
На всем пути всех солдат и Скурлатова тоже сопровождали трудности, потеря друзей и однополчан. Второй раз Скурлатов был ранен в 1942 году. На него пришла домой похоронка. Мать Мария Александровна и сестры Елена и Анна оплакали его. Потом пришло письмо, в котором Алексей сообщил о том, что он жив, что его ранило в руку. Надо было идти в санбат, а фашистская авиация буквально висела в воздухе. Стреляли фашистские летчики из озорства не только в одиноких людей, но и в собак и других животных. Раненые пробирались ночами, плыли по реке. Пришли в санчасть, а их уже не считали живыми, похоронили. 
Вторая похоронка на него пришла, когда он воевал под Ленинградом. Разорвавшимся снарядом Алексея засыпало землей, видны были лишь голова и рука. В этой могиле он пробыл около суток. Пробегавшая мимо медсестра случайно заметила, что у солдата глаза моргают. Вытащила его и отправила в медсанчасть. 8 сентября 1944 года армия Толбухина, в которой был полк, где служил Скурлатов, пересекла болгарскую границу. 
Советских солдат болгары осыпали цветами, угощали фруктами, вином, братались. Во взводе управления и связи дивизии Алексей познакомился с болгарским солдатом Методи Витановым. Они вместе восстанавливали связь между Софией и Пловдивом, вместе отдыхали. Методи Витанов и другие болгары восхищались и изумлялись богатырской силой русского солдата Алеши. Когда после работы солдаты, русские и болгарские, танцевали, Алексей кружил по болгарину на каждом плече. 
Алеша был рослый, плечистый, с русым чубом, синими глазами, веселым нравом. В 1957 году в Пловдиве решили поставить памятник советскому солдату-освободителю. Болгарский Алеша оказался вылитым Скурлатовым в молодости. Вероятно, скульптор вспомнил, как воин-сибиряк Алеша катает на себе болгар. 17-метровая статуя оказалась похожа на Алексея Ивановича так сильно, что его болгарский друг Методи Витанов однажды написал на постаменте «Альоша». Написал мелом, а пристало крепко. С тех пор каменного воина не зовут не иначе как Алеша. 
Прошли годы. Витанов решил найти своего русского друга. В марте 1974 года он через журнал «Огонек» обратился к советским воинам-связистам, помогавшим восстанавливать связь в Болгарии, рассказал историю памятника, его имени и просил откликнуться советского солдата Алешу, с которым его свела судьба в 1944 году. 
В 1980 году в Белокурихе, в санатории, случайно познакомились учитель из Свердловска Л. Голубев и рабочий Овчинниковского ремзавода А. Усольцев. По радио и по телевидению в те годы часто звучала песня «Алеша». Л. Голубев искал героя этой песни несколько лет. О своих поисках он рассказал А. Усольцеву. Усольцев сказал, что он работает вместе с фронтовиком, который считает себя этим Алешей. Голубев написал письмо Скурлатову, попросил выслать фотографию. Эту фотографию переслал в Болгарию Методи Витанову. В ответ Витанов написал: «Я нашел тебя, Алеша». В 1982 году А.И. Скурлатов поехал в гости в Болгарию. О тех днях он вспоминал, посмеиваясь: «Встречали, как министра. В Пловдиве вся площадь была заполнена людьми. Хор исполнял песню «Алеша». Ему сказали, что он – символ дружбы двух народов. На русского ветерана, бывшего солдата-освободителя, вышли посмотреть очень многие жители Пловдива. Путь Алексея Ивановича к каменному Алеше забрасывали розами. Алексей Скурлатов стал почетным гражданином болгарского города Пловдива. 
Прошли годы. После крушения Советского Союза и стран социалистического лагеря местные политики хотели убрать этот памятник. Сила любви и уважения к русскому воину-освободителю среди болгарского народа была такова, что они установили около памятника круглосуточное дежурство и победили. Памятник Алеше до сих пор стоит на горе Бунарджик в отличном состоянии. Тысячи граждан в день освобождения Болгарии от фашистов несут к памятнику цветы. 
Алексей Иванович Скурлатов, русский богатырь, ушел из жизни 3 ноября 2013 года. 

БОГАТЫРШИ 

Были крепкими и сильными не только мужчины, но и женщины. В Залесовском районе Алтайского края славились несколько женщин силой и ловкостью. 

В деревне Ветохино прожила долгую жизнь Унжакова Анисья. Родилась и выросла в обыкновенной крестьянской семье, жила бедно, росла крепкой, здоровой девушкой, но совершенно неграмотной. Тогда бытовала мудрость: «Зыбку качать да детей рожать ума много не надо. Можно девок грамоте не учить». Анисью Бог наделил незаурядной мужской физической силой. Как и положено было, в 18 лет ее выдали замуж за крепкого здорового, высокого, сильного парня Константина Унжакова. 
Все было хорошо, но однажды Костя напился пьяным и решил покуражиться над молодой женой, показать ей свою силу, свою власть над ней, взял и побил Анисью. Первый раз она вытерпела. Прошло какое-то время, Костя опять изрядно выпил, пришел домой и распоясался, снова собрался побить жену. В этот раз Анисья не вытерпела. Одной рукой она схватила его за шиворот и нагнула к полу, а другой рукой затолкала его под лавку, сама села на лавку и юбкой закрыла ему лицо. Костя повозился, покряхтел, хотел подняться из-под лавки, да не тут-то было. Пока она не встала, он вылезти не мог. Пролежал там, прикрытый юбкой и загороженный ногами жены, минут пятнадцать. Анисья встала. Константин, как побитая собака, униженный и смущенный, поднялся и с удивлением долго смотрел на жену, как будто видел ее впервые. А она засмеялась, показала ему кулак: «Попробуй тронь, получишь!» С той поры Константин над женой больше не куражился. Если подвыпьет, только тихонько старался добраться до постели. 
Началась война. Константина Унжакова призвали на фронт. Там он погиб. Анисья, как и другие женщины, осталась в колхозе за мужика. Коренастая, сильная, она всегда выполняла только тяжелую физическую работу. Пахала на быках поле, вручную косила травы, метала стога сена, таскала мешки с зерном на своих плечах, пилила лес, рубила дрова. Любая сучковатая или комлевая чурка под колуном в Анисьиных руках разбивалась с одного удара. Ребенок у них с Константином был всего один, но Анисья сунула ребенку в рот грудь, заснула рядом с ним. Младенец задохнулся. В деревне говорили: «Анисья заспала ребенка». Так и прожила всю свою долгую жизнь одна. Работала до самой пенсии. О ее силе до сих пор в народе ходят легенды. 

В Заплывино тоже была женщина с богатырской физической силой. Это Людмила Никитична Демидова, 1922 года рождения. Вся физическая работа в колхозе в военное лихолетье выполнялась руками женщин, и ее руками тоже. О ее недюжинной физической силе говорят следующие факты. 1954 году у магазина в Залесово Людмила Никитична и еще две заплывинские женщины ждали подводу, чтобы уехать домой. Три полупьяных мужика неподалеку выясняли свои отношения. Двое наседали на одного, затем стали его бить. Получилось, как в басне Крылова: «У сильного всегда бессильный виноват». Плохо пришлось бы слабому, если бы не Людмила Никитична. Она какое-то время смотрела на них, потом подошла, взяла за шиворот одной рукой одного драчуна, второй рукой – другого, отцепила их от жертвы, легонько стукнула лбами и с силой отбросила одного в одну сторону, другого – в другую, на значительное расстояние. Один остановился и с раскрытым ртом смотрел на женщину, а другой в панике бежал, ни разу не оглянувшись. О ее физической силе говорит еще такой факт. В колхозной конторе после войны при колхозниках ее оскорбил один мужчина, даже взял за рукав, чтобы выбросить из конторы за то, что ей, трактористке, не давали трактор, посылали пасти колхозных коров, а она не соглашалась. Людмила вырвала свою руку, прижала мужчину в угол и там всыпала. Мужчина рассвирепел, ему было стыдно, что баба при всех его била. Он подбежал с кулаками, но ударить не успел, так как Демидова опять отшвырнула его в угол и там опять поддала. Так она проучила обидчика. Во время войны на лесозаготовках четырехметровые бревна таскали в одну кучу и складывали штабелем. Людмила всегда бралась за комлевой толстый конец и поднимала бревно, а с другой стороны брались за это бревно двое. 

В Тундрихе жила и работала в колхозе физически сильная, крепкая женщина, солдатская вдова, мать пятерых детей, Лыскова Матрена Алексеевна. Взяли на фронт ее мужа Лыскова Андрея Акимовича – передового комбайнера, известного механизатора – передовика в Залесовском районе. Андрей Акимович погиб под Ленинградом. Старший сын Иван тоже был на фронте, пришел домой с ранением. Николай, четырнадцатилетний мальчишка, работал на комбайне, на тракторе вместо погибшего отца. Самому маленькому сыну в 1941 году был всего годик. Матрена работала в колхозе, не отказывалась ни от какой работы. Во время уборки урожая она носила мешки с зерном по очень высокой и крутой лестнице в сушилке наверх (транспортеров тогда не было). Весной во время посевной она грузила эти мешки на подводы и возила на поля. Любая тяжелая работа была ей по плечу. Окружающие ее называли двужильной. Вырастила детей, прожила восемьдесят лет. 

 

 

Другие материалы номера

Приложение к номеру