НЕБЫВАЛЬЩИНА




Принялся выспрашивать: где я? В ответ услышал:
– Вы, чужинец, находитесь в великой демократической стране Дурландия.
Никогда не слышал о такой стране.

Решил узнать о ней побольше, но все дурландцы были заняты чем–либо: одни что-то рьяно обсуждали между собой, другие спорили чуть ли не до драки, прочие заполняли какие-то бумаги или бежали неизвестно по каким делам.
Я пристроился к старичку добродушного вида, спешащему куда–то. Принялся задавать ему вопросы на ходу:
– Чем так заняты люди?
– Выборы, – коротко ответил тот. – У нас демократическая страна.
– Все страны теперь демократические…
– А наша страна – самая демократическая! – отрезал старичок. – Вершина демократии!
– Не сомневаюсь, верю вам, – постарался я согнать неприятную мину с лица собеседника, в голосе которого прорезались металлические нотки. – Я иностранец, впервые у вас. Потому и спрашиваю.
– Ах, вы чужинец, это другое дело, – размяк старичок. – Наша страна – страна торжествующей во всем и всюду демократии.
– Пожалуйста, поделитесь своими достижениями демократии. Почему вы стали самой демократической страной в мире?
– Охотно, чужинец, охотно! – старичок даже несколько замедлил шаг, говоря мне это. – Наша страна проводит выборы чаще, чем кто-либо. У нас полная демократия – стать кандидатом может практически любой, на любую должность. Нигде в мире нет столько кандидатов, как у нас.
– О! – невольно вырвалось у меня. Я никогда не думал, что демократия определяется числом кандидатов. Она совсем в ином. Но говорить ему этого не стал.
Старичок удостоил меня мимолетным снисходительным взглядом и продолжил:
– Понимаю ваше восхищение нашей демократией, чужинец. Вот конкретный пример: в филармонии появилась ва-
кансия первого скрипача. Кандидатов свыше ста человек. Хочу подать заявку и я.
– О, вы скрипач! – уважительно посмотрел я на старичка. – Вы умеете играть на скрипке?
– Не знаю, никогда не пробовал, – ответил тот. – Но я прочитал о вакансии, и мне захотелось стать скрипачом. Это слава, почет, толпы поклонников, гастроли по всей планете… О, я хочу этого! Жажду всеми фибрами своей души!
– Но ведь для этого нужно уметь играть на скрипке! – невольно воскликнул я. – У вас нет никаких шансов на выборах!
Старичок осклабился:
– А разве кто из моих соперников умеет? В этом у нас шансы равны! А вы кто такой? Не специально ли вас подослали, чтобы отговорить меня от участия в выборах? Кто вас подослал, признавайтесь? Чужинцем прикинулись! Это провокация! Пример грязных технологий!..
Я испугался скандала и поспешил отделаться от озверевшего кандидата в скрипачи, не умеющего играть на скрипке.
Отошел к обочине, где наткнулся на безногого, который продвигался с огромным трудом, отталкиваясь от асфальта руками. Решил разговорить его.
Он с удовольствием откликнулся, позволив сделать себе передышку.
Выяснилось, что инвалид направлялся на дебаты: сей дурландец был кандидатом на должность главного тренера сборной страны по спринту.
У меня глаза на лоб полезли. Я не сразу опомнился и показал на его отсутствующие конечности:
– Но как вы надеетесь тренировать бегунов, не имея ног?
– Я же не претендую на место в команде, – резко ответил инвалид, – бегать будут другие по моим указаниям.
– А у вас что, и спринтеров выбирают?! – не поверил я услышанному.
– Конечно, у нас демократия. Мы самая демократическая страна в мире!.. – с этими словами он продолжил свой путь, всем своим видом показывая, что не имеет желания продолжать разговор.
Я отправился дальше и угодил на дебаты кандидатов в главные хирурги. Среди претендентов были лесоруб, мясник, коновал, землекоп и им подобные. Имелся среди них один врач, но он оказался в конце списка, ибо выглядел крайне непрезентабельно, красноречием не обладал и при этом еще и шепелявил. Он сильно проигрывал конкурентам по всем внешним данным. Победил на дебатах мясник…
Мои волосы встали дыбом. В таком виде я пошел дальше.
На меня обращали внимание прохожие, показывали пальцем. Не сразу я понял, в чем именно причина. Мне указали на волосы. Тщетно пытался пригладить их. Кто-то посоветовал:
– А вы подстригитесь, парикмахерская совсем рядом.
Я послушно направился туда.
В парикмахерской мне обрадовались:
– У нас только что назначены двое сотрудников. Оба к вашим услугам. После выборов они рвутся в бой… то есть в работу!
– Так они выбраны? – изумился я. – А раньше они кого или хоть что-то стригли?
– Да. Один прежде работал озеленителем и стриг кустарники, траву, а второй – овец…
Я побежал из парикмахерской, опережая ошалелый крик вдогонку:
– Куда же вы-ы?!
Бродя по городу, я выяснил, что в нем постоянно проходят выборы, делом дурландцы занимались в кратких промежутках между ними. Повсюду шли яростные дебаты…
Проголодавшись, я пошарил по карманам и обнаружил в них тугие пачки денег – дурландики. Смело отправился в ближайшую столовую, но вовремя вспомнил, что я нахожусь в стране победившей демократии, и осведомился:
– А как у вас с поваром? Он… он – хороший мастер? Ну, умеет готовить?
Официант пожал плечами:
– Он избран демократически на честных, открытых выборах, опередил тридцать восемь соперников.
Есть мне расхотелось. Я поднялся с виноватым лицом:
– Простите, забыл деньги дома. Схожу за ними…
Тугие карманы подсказали выход: я направился в аэропорт. Кассы увидел закрытыми. Спросил и узнал, что их откроют после того, как закончатся выборы.
– А что это за выборы?
– Выбирают летный экипаж для ближайшего рейса.
– Выбирают экипаж?! – я обомлел.
– Кандидатов маловато, ждут… – Собеседник оживился. – Может быть, вы присоединитесь к ним?
– Но я иностранец.
– Тем лучше, еще демократичнее!
– Позвольте, но ведь выборы должны находить лучшего на конкретную должность, а не проводиться ради самих выборов.
– А это уже гнилая идеология! Хотите заразить ею нашу предельно демократическую страну? У вас крайне опасные взгляды, о них следует заявить компетентным органам, – нахмурился собеседник и принялся оглядываться вокруг. Похоже, в поисках полицейского или еще кого.
Я поспешил ретироваться.
Опомнился от гудка парохода. Хлопнул себя по лбу:
– Ба, тут же имеется морской порт! Я могу отправиться в Россию на корабле.
Поспешил в порт, купил билет и взошел на борт.
Пассажиров встречал капитан и жал всем руки. Было очень приятно.
Позже, уже в пути, я подошел к нему, поблагодарил за доброе отношение. Он ответил:
– Я считаю хорошее отношение к пассажирам самым главным качеством капитана. Потому и победил на выборах.
– Так вас избрали капитаном?
– Да, вчера! Это мой первый рейс.
– А вы до этого часто плавали… то есть ходили на корабле? Так говорят моряки.
– Действительно они так говорят? – заинтересовался «демократический» капитан. – Нужно это запомнить: значит, на кораблях ходят. Я еще много не знаю, но книги по специальности штудирую. Как было неприятно, когда в разговоре со своим помощником я спутал гальюн с камбузом. Век живи, век учись.
– А сектантом вы пользоваться умеете?
– Извините, к сектам у меня отрицательное отношение.
– А как насчет астролябии?
– Я же капитан, а не астроном и не астролог! – отрезал капитан.
– А как с навигацией, лоциями? Знаете, умеете ими пользоваться?
– А это что такое? Это обязательно нужно знать капитану?..
Я кинулся к борту, мне захотелось прыгнуть за него и отправиться вплавь к берегу, но того уже даже не было видно. Поискал глазами шлюпку, но и той не оказалось. Я понуро остановился у спасательного круга, готовый в любой момент ухватиться за него. С таким капитаном следовало ожидать самого худшего.
Он показал на спасательный круг:
– Правда, красивые? Это моя идея, им сносу нет – сделаны по специальному заказу…
Договорить не он успел: корабль налетел на подводный риф, содрогнулся всем корпусом и стал тонуть. Среди пассажиров началась паника с суматохой и истерическими криками.
Я рванул на себя спасательный круг и тут же упал с ним на палубу, ибо он оказался сделанным если не из свинца, то из железа, окрашенного краской. Вот какая, оказывается, была идея у капитана: действительно, эти спасательные круги могли висеть тут веками, но не служить по своему назначению…
Что делать мне, я не знал. Корабль принялся заваливаться на один бок, и я полетел за борт в темную воду.
В глазах моих потемнело, и я… проснулся.
Не сразу понял, что я нахожусь в своей постели. В России. Вздохнул с огромным облегчением: слава богу, у нас не Дурландия!
Потом припомнил последние выборы, когда возглавить страну жаждали люди, не умевшие управлять коровником. Совсем как в Дурландии! Многие записные демократы изо дня в день повторяют, что самое главное в демократии – честные и прозрачные выборы, сменяемость власти. А кто и кого меняет, для них совершенно неважно.
Практически не говорят, что, как и в каждом деле, нужно иметь способности или талант, а также – что самое главное! – знания и умения. Никто не назначит даже парикмахером человека, умеющего стричь только баранов, хирургом – мясника, спринтером – безногого и так далее даже после идеальных по всем параметрам выборов. А ведь управлять страной не легче, чем стричь, проводить операции, побеждать в спринте и так далее. На деле же получается, что такое возможно, как в Дурландии: теоретически у нас главой страны можно стать без всего этого – без способностей, опыта, знаний, умения.
Немаловажный аспект выражен во фразе «демократия – не для бедных стран». Они о том, что проведение выборов – дело дорогостоящее. Нужно задействовать огромное число людей и оплатить их работу, подготовить помещения со всем необходимым. А сколько при этом тратят сами кандидаты на свою предвыборную агитацию! В США – миллиарды или сотни миллионов долларов каждый.
Иные с иронией говорят, что постоянными выборами можно разорить страну.
Очевидно, что обычно побеждает не самый достойный, а самый богатый.
(В свое время олигарх Борис Абрамович Березовский сказал, что за пару миллиардов долларов он берется сделать президентом страны обезьяну. Ежели не ошибаюсь, сие было сказано в 1996 году, когда Б. Ельцин с 2% поддержки населения сумел выиграть выборы, обойдя во втором туре Г. Зюганова. Уж не Б. Березовский ли с ему подобными постарались?!)
Если количество выборов переходит какую-то грань, то в стране воцаряется описанная классиками ситуация: на киностудии царил бардак, ибо немого кино уже не было, а звукового кино еще не было. Действительно, какая работа, какое исполнение обязанностей, если неизвестно, чего ждать, – завтра после выборов все может кардинально измениться…
Долго ломал голову над вопросом: демократия и выборы – это цель или средство? Если цель, то достаточно проводить выборы как можно чаще вне зависимости от результатов – и радоваться демократии. Если выборы – средство, то какова цель: для чего и ради чего должны проводиться выборы? Для чего демократия?..
Признаюсь, ответа не нашел. Почему-то вспомнилась старая песня, где были слова: «Жила бы страна родная, и нету других забот!..» Всплыли в памяти слова великого русского реформатора Петра Столыпина: «Вам нужны великие потрясения, а нам нужна великая Россия!..»
Зачем они вспомнились, к чему, не понял.
Но после всех этих размышлений Дурландия стала казаться мне не такой уж и нереальной.
Потом подумал о США – оплоте, вершине, венце демократии. В них выбор самый минимальный, фактически из двух кандидатов. Да и президента выбирает не народ, а выборщики от штатов. Не раз уже бывало, что голосов больше отдавали за одного, а президентом становился другой. Совсем не демократично…
Включил телевизор и услышал о выборах на Украине: огромный список кандидатов – было аж тридцать девять человек, непредсказуемость, интрига. Полное торжество демократии. Как в Дурландии!..
Во второй тур вышел Зеленский, который вообще не замечен на государственных постах, если кем и руководил, то лишь группкой артистов. Как же он справится с управлением страной? Этого никто не знает, ведь он даже никогда не пробовал. Ни разу!..
Наивные твердят, что был же президентом в США актер Рональд Рейган. Внешне похоже, как сосиска и огурец, но на деле огромная разница. Р. Рейган прошел длительный путь в политике, только на посту губернатора Калифорнии пробыл с 1967 по 1975 год, а этот штат по экономике и всем основным показателям превосходит большинство стран на планете, даже весьма развитых. Экс-актер успешно управлял им. Это колоссальный опыт. И он стал президентом США (1981–1989) в весьма почтенном возрасте даже для политика, имея немалый житейский опыт.
Про Зеленского говорят, что он является марионеткой Коломойского, который хвастался, что утопил в крови Русскую весну. Именно он создал карательные отряды, спонсировал бандеровцев, громогласно объявлял, что выплатит 10 000 долларов за голову русского. Что же натворит его ставленник?!
Порошенко пять лет пробыл президентом Украины, итоги плачевные. Нередко его именуют Кровавым…
Сочувствую украинцам, не хотел бы я оказаться на их месте. Совсем как в демократической Дурландии, им предстоит выбирать между очень плохим и ужасным. И они, в отличие от меня, проснуться не могут…

г. Самара-77

Другие материалы номера