Помоздинское дело

В северном селе Помоздино, что между Сыктывкаром и Ухтой, двух пожилых степенных женщин, Татьяну Третьякову и Антонину Першукову, посмевших в селе обозначить пикеты против строительства мусорного полигона на станции Шиес, приговорили к штрафу 10 тысяч рублей каждую. Им подумалось, что если вся страна встала на дыбы от возмущения тем, что власти решили устроить свалку столичного мусора в заповедной зоне тайги, то и их гражданский долг – заступиться за соседей-северян. Потом поселянки узнали, что против этого в 30–40 городах выходили люди на митинги. А им вчинили такое наказание. Да ни у одной из этих женщин таких огромных денег – 10 тысяч рублей – сроду в руках не было. Это если бы Инжа, Вычегда и сама Печора вышли из берегов и смыло бы половодьем в болота всё село Помоздино, а две активистки спаслись бы с паспортами – тогда бы государство вручило им такую сумму на выживание. Законопослушные осужденные прямо-таки не знали, где искать выход. И их осенило: встать с «протянутой рукой» под стенами районного дома культуры, чтобы милостью людской собрать деньги на штраф. Их там опять задержали. И снова суд?..
…Село Помоздино по таежным меркам немаленькое. Но хотя там есть своя администрация, за любой бумажкой приходится ездить в райцентр – село Усть-Кулом. Расстояние – 90 километров. Как пишут местные жители,  асфальт по дороге,  словно после бомбежки: «Проедешься в одну сторону и позвоночник в штанах оставишь». А ездить приходится практически по любому поводу – остались на всю округу три терапевта и один педиатр. 
Поездка в райцентр  жителям Помоздино влетает в 400 рублей. А добраться до столицы Коми Сыктывкара – уже 1500 рублей. Деньги для деревенских жителей космические. Потому как для основной массы живущих в этих краях, в том числе и для Татьяны с Антониной,  основным источником средств на жизнь являются сбор и продажа сезонных ягод и грибов. Почему это важно знать? Да потому что у Антонины пенсия чуть больше 8700 рублей. Семья Татьяны живет исключительно на маленькую зарплату мужа. 
Переехать куда-то в поисках лучшей доли при таких финансах даже теоретически невозможно. А потом есть еще немаловажный фактор. Они здесь родились, прожили жизнь в полном единении с северной природой, любят этот край. Именно любовь к малой родине довела их до гражданского поступка. А еще один ведущий на федеральном канале, в одном из эфиров по радио, назвал защитников природы и оппозиционеров «двумя процентами дерьма». Что женщины приняли на свой счет. И молчать дальше уже просто не могли…
После этого они вышли на пикет. К пикету подготовили транспарант, на котором была всего лишь просьба посигналить и тем самым выразить поддержку экоактивистам в Шиесе. Татьяна с Антониной стояли, в принципе, на расстоянии около 40 метров друг от друга. Чем не нарушали Закон об одиночных  пикетах. Подвела фотография вдвоем, которую сделали на память перед уходом домой. А потом разместили снимок в социальных сетях.
…Представляете, таежная деревня. Две, скажем так, уже немолодые женщины стоят с плакатом в поддержку борцов со свалкой. Как можно было в этой акции увидеть опасность для власти? Что в этом может быть интересного для полчищ силовиков? 
На следующий день после публикации этого снимка за Татьяной и Антониной явилась полиция и доставила их в отделение. Репрессивная машина заработала. Составили протокол, адвоката не пригласили – и делу дали полный ход. 
Когда проявилась угроза штрафа, как рассказывают местные журналисты, Антонина пыталась внушить суду, что таких денег у нее и быть не может, поэтому просила назначить наказание в виде общественных работ. Но тут суд «проявил гуманность» и, сославшись на ее пенсионный возраст, повелел все-таки заплатить штраф. И заплатить вовремя, иначе, по закону, штраф вырастет до 30 тысяч. А это уже запредельно «смертельная» сумма для пенсионерки.
А чем же закончилось «стояние с рукой» у клуба?
Директор клуба, которого назначает местная администрация, доложил наверх о ЧП. Кто-то вызвал полицию, мотивировав тем, что никто не давал согласия на пикет возле  здания, принадлежащего власти.
Неугомонных подруг-активисток вновь доставили в отделение. Усть-Куломский районный суд приговорил Татьяну Третьякову к штрафу 20 тысяч рублей. После апелляции в Верховном суде Коми сумма штрафа уменьшилась до 10 тысяч. Антонина тоже ждет вызова в полицию. В августе, после взрыва на военном полигоне в Нёноксе под Северодвинском, она вышла на улицы Усть-Кулома с плакатом: «Земля архангелов, скорблю вместе с вами». За это на нее составили очередной протокол за незаконный пикет.
После массовых задержаний протестующих на московских улицах и репрессивных мер вся страна заговорила о «московском деле» – у нас публиковались письма священников, учителей, врачей с тысячами подписей: «Помоздинское дело» – конечно, не такое известное. Татьяна с Антониной не претендуют на «звездную славу»…
Непонятно, чего добиваются чиновники и силовики преследованием граждан? Но теперь в далекой деревне Помоздино люди знают и про Шиес, и о протестах экоактивистов против стройки полигона. Сейчас селяне поголовно в курсе всего происходящего и всецело поддерживают протестующих. А Татьяну с Антониной встречают с поклонами. Чиновники явно в панике. Иначе как объяснить, что людям, работающим в бюджетных организациях, запретили ставить лайки к постам про ситуацию вокруг Шиеса? Поэтому народ ушел из публичного пространства социальных сетей и общается на ту же тему вживую. Мало того, многие жители Помоздино уже побывали в Шиесе и в «подпольных» условиях собирают помощь для коммуны, созданной там. Как пишут местные СМИ, Татьяна с Антониной уже купили палатку, спальные мешки и переносные светильники для того, чтобы присоединиться к протестующим.