Инвалидов оставили без земли




Маленькие пенсии, потребность в лечении, которое стало платным, неподъемные счета за коммуналку, почти нулевая возможность найти работу… А сколько их, людей с ограниченными возможностями, ютится в стесненных, а то и непригодных для жизни условиях? 

Государство им давно ничего не обещает, кроме как встать в очередь на социальное жилье, а в ней можно простоять всю жизнь. По словам Галины Хованской («СправРоссия»), в этой очереди – 7 млн человек, она не движется, а если и уменьшается, то по причине смерти кого-то из очередников. 
Но куда исчезло право инвалидов на бесплатный клочок земли, где можно было бы совместно с семьей и родственниками сад-огород посадить, да и скромное жилье построить? 
Многократно с этим вопросом обращались инвалиды к властям, юристам, к депутатам. Откликнулся и разобрался в ситуации Олег Смолин (КПРФ). Он предложил Госдуме принять подготовленные им совместно с коллегами по Компартии законопроекты, уточняющие социальные гарантии для инвалидов и поправки в Земельный кодекс о праве инвалидов и их семей на первоочередное получение в собственность или в аренду земельных участков. 
Олег Николаевич помнит, что такая норма была в первоначальной редакции закона «О социальной защите инвалидов в РФ». Он принимался еще при Ельцине, который очень противился земельной статье. «Пришлось преодолевать двойное вето Бориса Ельцина», – вспоминает Смолин. А потом депутат неожиданно для себя выяснил, что норма о земле была кем-то «подкорректирована» привязкой к нуждаемости инвалидов в улучшении жилищных условий. Новая строка в законе стала оправданием для властей отказывать в земле людям с инвалидностью, которые все в одночасье стали хорошо обеспеченными жильем и не нуждающимися в земле. Хотя всё далеко не так. В стране многие инвалиды живут и в коммуналках, и в общежитиях, и в квартирах без удобств. 
«Когда-то, – отмечал Смолин, – в Жилищном кодексе было написано, что человек с инвалидностью должен получать жилье в первоочередном порядке. Теперь и этой нормы не стало». 
С инвалидами давно уже решено не церемониться. Они, согласно трактовке А. Кудрина, не бедные люди, они получают пенсию, если ее размер у кого-то недотягивает до прожиточного минимума 11 185 рублей, то им доплачивается недостающая сумма. И тогда они богачи? 
«Никто, конечно, не спрашивает, можно ли прожить на этот минимум. По данным Федерации независимых профсоюзов России, сумма, на которую можно более-менее прожить, – это 39 тыс. рублей». Но справедливых пенсий нашим гражданам не дождаться, этого нет даже в перспективных планах правительства, уточняет О. Смолин. 
Единственный шанс хоть немного помочь инвалидам – это восстановление их права на получение земельных участков, для чего депутат предложил «оторвать это право от нуждаемости инвалида в улучшении жилищных условий». Это и сделано в предложенных Смолиным законопроектах. Олег Николаевич восстановил прежнюю норму, устранив искажение, которое, наверняка, появилось в начале нулевых. Тогда «Единая Россия» принимала 122-й закон о монетизации натуральных льгот, отменяя социальные гарантии для наших граждан. А закон о праве инвалидов на земельные участки появился ранее, в конце 90-х, в Госдуме второго созыва, где было сильно влияние КПРФ и народно-патриотических сил. Только в том созыве удавалось преодолевать вето президента на законы, отвечающие интересам народа. После монополизации нижней палаты единороссами президентское вето ни разу не преодолевалось. «ЕдРо» подчинило парламент исполнительной власти. 
Законопроекты Смолина, принятия которых с нетерпением ждали инвалиды, получили отрицательный отзыв правительства. Там пристально следят, чтобы никакие социальные отдушины не просочились в народные массы. Под этот отзыв единороссы выстроили весь ход обсуждения смолинских инициатив, заготовив формальные аргументы против. Самое циничное в задуманном «ЕдРо» сценарии стало то, что роль оппонента законопроектов была поручена их единопартийцу Михаилу Терентьеву, инвалиду-колясочнику. Когда-то в юношеском возрасте он неудачно приземлился после прыжка с трамплина, получил тяжелую травму. Сегодня Терентьев титулованный депутат, работает уже в третьем созыве Госдумы, председатель Всероссийского общества инвалидов, член совета спортсменов Международного паралимпийского комитета, паралимпийский чемпион, лауреат Государственной премии РФ за выдающиеся достижения в области правозащитной деятельности. И этот правозащитник стал отвергать возможность восстановления права инвалидов на получение бесплатного кусочка земли… 
По мнению Терентьева, принятие законопроектов Смолина может отрицательно сказаться на жизни многодетных семей, а также может инвалидов лишить гаражей или парковочных мест вблизи места жительства. Каким образом? Каким-то… Высказанные Терентьевым доводы были сродни известной фразе «хайли лайкли» (англ. highly likely – весьма вероятно) от Терезы Мэй, насмешившей весь мир. Подобными приемами активно пользуется «Единая Россия», когда надо хоть что-то придумать, чтобы оправдать свой отказ поддержать ценную инициативу. 
Смолин ответил единороссу анекдотом:
«Приходит инвалид к государственному чиновнику и говорит: 
– Скажите, я право имею? 
– Да, конечно.
– Значит, я могу?
– С чего ты взял?
– Но я же имею право?
– Да, конечно.
И так до бесконечности. Не пора ли нам подобных ситуаций избегать?» 
Результаты голосования были предсказуемыми: за – 87 (КПРФ, частично «СправРоссия» и ЛДПР), против – ни одного, «Единая Россия» дружно не голосовала. В очередной раз эта партия целенаправленно выполняет политический заказ на антисоциальное законотворчество, на лишение народа прав и возможностей жить по-человечески. 

Другие материалы номера