ОПТИМИЗАЦИЯ КАК ДЫШЛО

Видя, что эти обращения не имеют никакого эффекта, я написала письмо уполномоченному при президенте РФ по правам ребенка А. Кузнецовой, где добавила, что в разговорах со своими подругами и знакомыми они мне порой признаются, что причиной их абортов являются именно такие пыточные очереди в поликлиниках.
Пришел ответ, что меры будут приняты. И вот 17 июня сего года (через год!) со мной связался советник уполномоченного при президенте Российской Федерации по правам ребенка Булаев Константин Юрьевич. Мы достаточно долго говорили с ним по телефону, но, что больше всего меня удивило и расстроило, он прямо сообщил, что каждый регион с нехваткой кадров медицинских работников находит решение самостоятельно. 
Следовательно, централизованной государственной поддержки в этом важнейшем вопросе нет никакой. И более того, Константин Юрьевич подтвердил мои догадки по поводу того, что власти просто не знают, как решить эту проблему.
На днях Калининградскую область посетил сам президент, и главным вопросом его визита был кадровый голод в медицинской отрасли. Хочется верить, что Владимир Владимирович внял мольбам простых граждан о нехватке медперсонала. Будем с нетерпением ждать изменений в лучшую сторону.

P.S. Хочется прокомментировать выступление В.В. Путина о многомиллиардных вливаниях в развитие медицины, но пока воздержусь.

Ольга ЛУГОВАЯ

***

На прошлой неделе Владимир Путин провел в Калининградской области расширенное заседание президиума Государственного совета по теме «О задачах в сфере здравоохранения». На мероприятии собрались министры, губернаторы, другие высокие чиновники. Как водится, звучали речи об успехах и достижениях. В том числе из уст самого президента. Он говорил и о том, что, мол, средняя продолжительность жизни выросла с 2014-го почти на три года (правда, не уточнил, что у мужчин она все равно недотягивает до нового пенсионного возраста), и о развитии высокотехнологичной медицинской помощи.

Однако ситуация с доступностью медицины в сегодняшней России столь болезненна, что система здравоохранения сама нуждается в серьезном лечении. Так что никакими красивыми отчетами прорех не прикрыть. Массовые увольнения и протесты врачей, сокращение чуть ли не до уровня 1913 года числа больниц, нехватка и подорожание жизненно необходимых лекарств. И это лишь малая толика острейших проблем.
Ситуация столь тяжела, вызывает такое недовольство граждан, что проигнорировать ее президент не мог. Более того, представляется, что главная цель заседания именно в этом и состояла: проявить президентскую осведомленность и озабоченность.
Владимир Путин и проявил. Он напомнил, что более 60% россиян «невысоко оценивают качество здравоохранения». А любые реформы характеризуются по результатам. Причем, как отметил глава государства, не только в здравоохранении. Вот тут-то он и произнес горькие и отчасти верные слова: «Большинство претензий граждан справедливы и обоснованы, и в случаях, когда мало что меняется к лучшему, это становится особенно очевидным. Когда местные власти с известным рвением берутся за оптимизацию и часто делают это схематично, усложняют доступ к медицинской помощи, это только усугубляет ситуацию». Мол, узкие специалисты и оборудование в другом конце города или вообще где-нибудь в соседнем районе, что «дает экономию средств, но не учитывает запросы и интересы людей, не обеспечивает широкую доступность медицинских ус­луг».
С этим не поспоришь. Но почему же утверждения президента справедливы лишь отчасти? И что это за схематичность такая, сводящая на нет все достижения?  
Судя по словарям, ОПТИМИЗАЦИЯ – это процесс достижения максимума выгодных характеристик. Если говорить о медицине, то такой выгодой для граждан было бы как раз открытие новых больниц и поликлиник, квалифицированный медперсонал в достаточном количестве. На деле же происходит наоборот: медучреждений все меньше, медиков сокращают, еще недавно бесплатные процедуры теперь только за деньги.  
Все очевидно: ОПТИМИЗАЦИЯ проводится  вовсе не в интересах граждан, а ради, как верно заметил Путин, «экономии средств». В этом и есть суть путинско-медведевской оптимизации – не схематичность, а самая настоящая СХЕМА. И установили ее отнюдь не в регионах и не местные власти. Потому-то слова Путина и нельзя считать  справедливыми, а тем более дающими надежду на перемены к лучшему. Недаром на жалобы из регионов (в том числе из той самой Калининградской области, где проходил Госсовет) поступают стандартные ответы, мол, на местах, как могут, так и справляются – например, с нехваткой врачей. Ну, а не могут – значит, не судьба. То есть на федеральном, государственном уровне такие проблемы в принципе не рассматриваются. Почему же?
Политику экономии на гражданах проводит именно путинское правительство. На это направлены все реформы практически без исключения. Опять-таки, говоря словами президента, «буквально во всех сферах». И результаты везде одинаковы: тысячи уничтоженных школ (особенно сельских), разрушенные кинотеатры и дома культуры, закрытые библиотеки, вымершие села и заросшие сорняками миллионы гектаров земли, руины предприятий и превращенные в торговые центры академические НИИ. 
Так что те же самые слова о «вредной схематичности» можно сказать и  о культуре, и об образовании, и о науке, и о промышленности с сельским хозяйством. 
Удивительно ли, что в современной РФ слово «оптимизация» давно поменяло смысл и означает «ликвидация». Как «реновация» – вовсе не «обновление», а уничтожение. «Приватизация» – синоним масштабному разграблению. «Монетизация» означает не дополнительные  средства, а отмену льгот. Демократизаторами в народе называют полицейские дубинки, которыми разгоняют митинги и демонстрации. Да и само понятие «реформа» подразумевает не преобразование, а очередную катастрофу.
Такова общая политическая схема, по которой и действует государственная власть. Собственно, Госсовет проходил по той же схеме: подсластить пилюлю, успокоить общество, разрядить напряжение «президентской заботой». 
Вот только подсластить отраву – никакая не забота. А результаты при неизменности политического курса, когда оптимизация не благо, а тотальное разрушение, останутся прежними, удручающими.  И не только в здравоохранении. Увы, в таких условиях вряд ли стоит ждать «изменений в лучшую сторону».