Безвыходный дом




Шумиха вокруг ситуации с бывшим общежитием на улице 11-й Чередовой началась с обращения в редакцию местного новостного издания многодетной матери, проживающей в злополучном доме. Надежда рассказала, что воспитывает троих детей одна, для чего вынуждена много работать, однако 13 мая она столкнулась с невозможностью выполнить свои трудовые обязанности – покинуть дворовую территорию женщине не дал полицейский.
Как выяснилось, в конце апреля один из жильцов дома вернулся из московской командировки и почувствовал себя плохо. Тест на коронавирус показал положительный результат. После этого 3 мая в стационар инфекционной больницы поступил еще один пациент с этого же адреса. «Незамедлительно в общежитии были введены ограничительные мероприятия из-за возможности заражения, поскольку жильцы всех пяти этажей пользовались единственным общим душем, расположенным на первом этаже, то есть все жильцы могли контактировать с больными коронавирусной инфекцией», – прокомментировали ситуацию в Роспотребнадзоре. Проще говоря – все здание решили закрыть на карантин вместе с обитателями.
Изначально Роспотребнадзор организовал медицинское наблюдение за омичами, проживающими в общежитии, на две недели – с 27 апреля по 11 мая. Однако после выявления второго случая заболевания наблюдение было продлено, а жильцам запретили выходить даже в магазин и аптеку. Вот только, по их словам, с официальным постановлением о карантине власти как-то замешкались, а из-за невозможности дойти до поликлиники они не смогли своевременно получить больничные, и у многих начались проблемы на работе. А такие, как Надежда, не имея других источников существования, зато с детьми, просящими кушать, были вынуждены запрет на выход действительно нарушать. Нарушали, судя по всему, но уже с другой целью, и маргинальные элементы, также проживающие в доме. А кто-то, напротив, подошел к вопросу ответственно и с пониманием. Но «наказать» решили всех – в Роспотребнадзоре заявили о неблагополучности бывшего общежития и в качестве ответной меры на нарушения карантинных требований прислали к дому стражей порядка, заблокировавших все входы и выходы. Своими наблюдениями, как это выглядело со стороны, поделилась шокированная происходящим жительница Омска:
– Увидела картину, как людей не выпускают из квартир, держат взаперти. Что за беспредел? Что людям есть? Их толкают и запихивают в дом. Один полицейский на моих глазах кричал на женщину и угрожал: если нужно будет, он откроет огонь, – поделилась омичка.
В пресс-службе Роспотребнадзора предъявили встречное обвинение жильцам, которые, со слов представителей ведомства, не пускали их на этажи и отказывались получать постановления главного государственного санитарного врача Омской области, в связи с чем соответствующее заявление медицинских сотрудников было передано в правоохранительные органы. Также жильцы общежития не допускали бригаду специалистов по проведению заключительной дезинфекции помещений, организованной за счет городской поликлиники. При этом результаты тестов у всех жильцов были отрицательными. Семья Елены Евстратенко – одна из тех, кто добросовестно в течение двух недель, с 28 апреля по 11 мая, находилась на «самоизоляции».
– И вдруг с 13-го числа дом оцепила полиция, люди не успели запастись едой, лекарствами! Продукты быстро закончились – кому-то родственники подвезли, передали. А у кого родных-знакомых в городе нет, просто ходили куски хлеба собирали по общежитию. От голода сначала кто-то вроде бегал в магазин через служебный ход, но потом дверь заколотили. Кто-то, по слухам, спрыгнул со второго этажа – тоже в магазин. У одной из мам закончилось детское питание для младенца, она плакала, уговорила полицейских выпустить в продуктовый, – рассказала журналистам Елена.
Запертым жителям сообщили, что продукты им должны приносить родственники и друзья, не выясняя, у всех ли они имеются в принципе, однако больше всего людей возмутило, что и те, кто договорился о помощи, столкнулись с унижениями со стороны сотрудников полиции, которые взялись досматривать «передачи»:
– Мне знакомый принес продукты и возле полицейского их передает. А тот мне говорит: можно ваш пакет проверить, вдруг у вас там спиртное? Я в больнице или в тюрьме, что-ли? На каком основании в пакет заглядывать? – рассказала журналистам Надежда.
Возмущенные жильцы направили обращение в прокуратуру, а также омскому губернатору и российскому президенту. Свои подписи под просьбой разобраться в происходящем, оказать финансовую помощь и обеспечить их продуктами и лекарствами поставили более 400 человек.
Через несколько дней ограничительные мероприятия в здании на ул. 11-я Чередовая, 3, были сняты «в связи с окончанием инкубационного периода, а также в связи с отсутствием новых случаев заболевания после проведения комплекса мероприятий». Кроме того, прокуратура решила проверить соблюдение прав запертых на карантин омичей. 
Возможно, что как раз громкий пример этой изоляции подтолкнул двух жителей Омска – автоюриста Алексея Спирина и программиста Аркадия Юдина предпринять попытку через суд доказать, что введенная самоизоляция нарушает конституцию. Активисты, направившие административные иски в суд, потребовали признать, что введенный в регионе режим является незаконным и похож на домашний арест. Мужчины апеллируют тем, что особый режим нарушает их конституционные права, в частности, право на свободу передвижения. Как отмечают истцы, федеральный закон «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера» не может обязать граждан не покидать свои дома. В иске отмечается, что суд принял иск к рассмотрению, первое заседание уже назначено на 2 июня.

Другие материалы номера