«Был бы дождик, был бы гром …и не нужен агроном»




К этому склоняют и Оренбургский государственный аграрный университет, которому в этом году исполняется 90 лет. Он был открыт как сельскохозяйственный институт и стал настоящей кузницей кадров для села Оренбургской области, Казахской ССР и других регионов. За все годы подготовлено более 80 тысяч высококлассных специалистов. Ученые университета занимались выведением засухоустойчивых сортов сельскохозяйственных культур. Участвовали в разработке системы устойчивого развития сельского хозяйства области. Однако ныне вместо устойчивой системы плодится хаос, и даже неустойчивое, но развитие остается мечтой и сменяется увяданием. 
В Оренбургской области в свое время создано 204 колхоза, 361 совхоз, 48 межхозяйственных откормочных площадок. Их обслуживали машинно-ремонтные мастерские сельхозтехники, другие предприятия и организации. В общем в этой сфере было занято около 5000 выпускников сельскохозинститута. Однако по указу Ельцина крупнотоварные многоотраслевые колхозы и совхозы упразднены. На остатках их мощной производственной базы образовано около 700 акционерных обществ (в основном мелких), а также свыше 12 тысяч крестьянско-фермерских хозяйств. Большинство из них перепаханы государственной системой банкротства, и сегодня о своей работе отчитываются не более двух тысяч из этих крестьянско-фермерских хозяйств. 
Заброшены около 2 миллионов гектаров посевных площадей, обширные пастбища и сенокосы. Тем самым за минувшие три десятилетия разорения выброшены на ветер не меньше 40 миллионов тонн зерна и другой продукции полей по сравнению с собранным урожаем за соответствующее время советских пятилеток. А ведь следует учитывать и колоссальную потерю планового прироста продукции растениеводства, который неизбежно был бы достигнут в ходе дальнейшего научно-технического развития. Вот при крайне разорительной экономической политике уже и наука «оптимизируется». В нашем обширном степном крае работали два центра. Оренбургский научно-исследовательский институт сельского хозяйства решал важнейшие задачи растениеводства в области. А его старший брат – Всесоюзный, теперь Всероссийский научно-исследовательский институт мясного скотоводства вывел широко распространенную ныне высокопродуктивную казахскую белоголовую породу мясного скота, на высоком уровне продолжает племенную работу и сегодня, в том числе и в молочной отрасли. 
Однако под прессом «реформ» и эти научные учреждения понесли потери, да еще и подверглись «оптимизации» – их объединили, сократив по числу ученых и по затратам. К тому же ликвидированы опытно-производственные хозяйства, ушло с поприща науки много ученых агрономов и других специалистов. 
В общем, все это определяет судьбу и Оренбургского аграрного университета. Перечисленное выше стало объективной причиной пропорционального снижения потребности в его выпускниках, а также привлекательности села для молодых специалистов даже при показных попытках власти заинтересовать стартовыми денежными стимулами, которые, конечно же, не перекрывают обнищания и умирания сельского мира. Брошены были на выживаемость и учебные заведения, готовящие специалистов для сельского хозяйства. В первую очередь стали закрывать сельские профессионально-технические училища. Затем бюджетное финансирование стало сокращаться для техникумов и вузов. Чтобы как-то выживать, необходимо было увеличивать прием абитуриентов, и вузы стали создавать филиалы на базе профильных техникумов. Так и Оренбургский аграрный университет взял под свое крыло пять техникумов. Но это со временем стало создавать угрозу существованию уже самому вузу, так как в условиях сокращения бюджетного финансирования возникли проблемы с обеспечением учебного процесса, прежде всего в филиалах. 
Совет старейшин при губернаторе области во главе с его председателем, выпускником Оренбургского сельхозинститута В.Ф. Голубничим, обратился к Законодательному собранию с письмом, в котором выражена озабоченность положением в аграрном университете, перспективой его сохранения и развития. Надо отдать должное, новый ректор университета А.Г. Гончаров сплотил вокруг себя профессорско-преподавательский коллектив, который активно ищет пути спасения вуза. Им удается сохранить опытно-производственное хозяйство, ремонтировать и оборудовать современными учебными пособиями лаборатории, завлекая всеми способами спонсоров. Пока еще не бросают на произвол свои филиалы, хотя министерство образования России настойчиво ставит вопрос о передаче их на обеспечение регионального бюджета. Огромные усилия позволяют пока отбиваться от многочисленных проверяющих со стороны учредителей, т.е. Министерства АПК России, которым явно ставится откровенная задача найти повод для закрытия вуза. 
Чтобы не потерять жизненно необходимый и в будущем аграрный университет, ему нужна безотлагательная фундаментальная помощь. И будто бы этим озабоченный губернатор Д.В. Паслер встречался с министром сельского хозяйства России Патрушевым, который что-то обещал. Но и правительство области не готово взять на себя ответственность за поддержку колледжей и техникумов. 
Даже в условиях внешних санкций нынешняя власть не стремится восстанавливать и развивать многоотраслевое сельское хозяйство на всех землях, во всех деревнях и селах России. Пока она активно спекулирует с мировым размахом лишь на подъеме одной отрасли – производстве зерна в нескольких благоприятных краях и областях при дальнейшем разорении многоотраслевого хозяйства во всех регионах без исключения. 
Как золотой сон вспоминаются советские годы, когда труженики зауральских степей под руководством воспитанных в Оренбургском сельскохозяйственном институте специалистов добились рекордных урожаев зерна, за что Оренбургская область была дважды награждена орденом Ленина. А за три десятилетия насаждения капитализма крупнейшая житница страны покрылась развалинами производственных корпусов и расцвела буйным чертополохом. 
При нынешнем опустошении хлеборобного края дошел черед выкорчевать и науку. Бульдозеры «оптимизации» нацелены на Оренбургский сельскохозяйственный институт-университет. Беспечная политика нынешних горе-руководителей вполне укладывается в старинную байку: «Был бы дождик, был бы гром – и не нужен агроном». На развалинах машинных мастерских и ферм и впрямь не нужны инженеры, ветеринарные врачи, зоотехники, а среди бурьяна в запустелом поле при любой погоде круглый год не нужен агроном. «Но если с тем смириться, то как за стол садиться?» – такое тоже говорят в народе. 

Другие материалы номера