Океан в шоке




 Работающие на месте водолазы жалуются на нулевую видимость из-за объемов разложившихся гидробионтов! А это означает, что вся местная экосистема находится под угрозой не только из-за веществ неизвестного происхождения, но и в связи с нарушением пищевых цепочек. Массовые останки мертвого бентоса также были обнаружены и при погружении в районе острова Старичкова, и в бухте Спасения.
Исследователи уже высказали предположение, что район загрязнения намного шире, чем акватория, которую они обследовали. Подводный фотограф Александр Коробок сообщил, что при погружении в бухте Спасения у него наблюдался ожог слизистой. «После погружения я могу подтвердить, что имеет место экологическое бедствие. Экосистема подорвана значительно, и это будет иметь довольно долгосрочные последствия, поскольку все в природе взаимосвязано», – сказал Коробок.
Первые жалобы на изменение цвета воды и запаха на Халактырском пляже, проблемы со зрением, першение в горле и ухудшение самочувствия после контакта с водой стали поступать в конце сентября от серферов. Одной из первых о катастрофе заговорила Елена Горанко: «Сейчас я очень обеспокоена тем, что происходит с Тихим. Он стал агрессивным и делает что-то с глазами ребят, которые, как и всегда, всего лишь поглаживают его руками, выгребая на лайн-апы, и заботятся о чистоте его берегов. Глаза краснеют, опухают, у некоторых возникает ощущение пленки и зрение на время ухудшается. Длится это уже не один день», – поделилась информацией серфингистка, еще не представляя до конца масштаб проблемы. Когда после контакта с водой обратившимся за помощью людям поставили диагноз «химический ожог первой степени», было заведено административное дело по статье «Нарушение специального режима осуществления хозяйственной и иной деятельности на прибрежной защитной полосе водного объекта», а материалы доследственной проверки передали в центральный аппарат Следственного комитета. 

Если с последствиями все очевидно, то версий о том, что же и кто же виновники этого бедствия, пока отрабатывают несколько. Первые же взятые пробы показали превышение предельных концентраций по фенолам и нефтепродуктам, из чего Минприроды региона с ходу сделало вывод, что, значит, не так давно произошел сброс этих веществ с проходивших мимо судов. Официальную версию сразу же выстроили на этой основе. Однако на этот раз причина точно не в нефти: по словам очевидцев, нет ни характерного запаха, ни пленки на воде. Кроме того, Халактырский пляж – это 30-километровая полоса, тянущаяся вдоль океана и, как отмечают специалисты, «сложно представить себе объем выбросов, способный поднять там ПДК нефтепродуктов до таких значений». «В открытом океане эти показатели не могут быть превышены», – категорично заявляют в Greenpeace.
Глава Камчатского края Владимир Солодов сообщил, что наиболее вероятная причина загрязнения – техногенные токсины, а в качестве возможного источника загрязнения прибрежной акватории Тихого океана обозначил два полигона с ядовитыми отходами – Радыгинский и Козельский. 

Реку Налычеву, на берегу притока которой находится полигон с ядохимикатами Козельский, указывают и опубликовавшие космические снимки местности активисты Greenpeace. Врио руководителя Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии Александр Варкентин отметил, что в правом притоке визуально «есть некие странности. Цвет воды отличается от нормального, на дне такие отложения желто-коричневого, зеленого цвета, плотные, по берегам местами пена». А на самом полигоне, где, по разным оценкам, хранится от 20 до 110 тонн опасных веществ, обнаружили повреждения защитных сооружений.  Выяснилось, что здесь уже случались утечки химикатов, а в последнем отчете Минприроды по мониторингу могильника сказано, что полигон площадью 2,8 гектара был создан без соответствующего проекта и с нарушениями инструкции. Как следует из доклада Минприроды края от 2015 года, превышение норм ПДК опасных веществ в почве и воде близ Халактырского пляжа фиксировали с 2002 года. Кроме того, в 2006 году вице-губернатор Камчатки Владимир Рыбак отмечал, что полигон был образован не в том месте, где планировался, а на совершенно не пригодном для таких дел левом берегу реки Мутношки. Однако за 14 лет дальше охов и ахов дело так и не продвинулось. Более того, как заявил сам губернатор региона, за могильник и сегодня толком никто не отвечает! «Большая группа представителей надзорных ведомств, которую координировала природоохранная прокуратура, выезжала на место. Полигон исследовали визуально, взяли пробы с наблюдательных скважин. В нескольких местах зафиксировано повреждение геомембраны, укрепительного слоя и отсутствие проволочного ограждения в нескольких точках по периметру. Вероятно, наши предприимчивые граждане сняли его для собственных нужд. В силу того, что за Козельский полигон толком никто не отвечает, нам предстоит усиливать охрану и приводить его в порядок», – приводятся слова Солодова на официальном сайте региона. Глава региона уже заявил, что местные должностные лица, которые замалчивали «реальное положение дел», будут уволены.
Еще одна гипотеза – экологическая катастрофа вызвана утечкой с ракетного полигона в Радыгино. По свидетельству местных жителей, там еще с 1998 года хранится около 300 тонн ракетного топлива. Во время тайфунных дождей сухие русла, расположенные неподалеку, наполняются водой, а выходят они как раз в районе Халактырского пляжа. «Если в Радыгино хранились или были захоронены старые запасы ракетного топлива, то это они попали в воду океана и от них получили ожоги серферы. Радыгино находитcя в 10 км от берега океана. Контейнеры могли проржаветь, и топливо вместе с атмосферными осадками потекло вниз, в океан. Если посмотреть спутниковую карту этого района, то между Радыгино и берегом океана текут ручьи. Они выходят к океану чуть севернее места серфингистов. Течение в океане в этом месте движется с севера на юг. То есть прямо на место серфинга. В районе 9 сентября был циклон. Он принес вместе с дождевыми осадками топливо в океан. Видимо, поэтому вода в океане была опресненная и первые ожоги были в эти дни», – выдвинул свою версию ученый, сотрудник Камчатского института географии ДВО РАН Владимир Бурканов.
Местные тоже предполагают, что отравление может быть связано с военными, но другим образом. Окрестности Халактырского пляжа давно уже прозвали «бомбежным полем»: здесь регулярно проходят армейские учения, а танковая часть, как утверждают жители, недавно организовала их прямо на пляже. По рассказам очевидцев, командование ВМФ выводит подводные лодки из акватории бухты, где субмарины поливают с других судов, избавляясь таким образом от утекшего гидразина – ракетного горючего. В таком случае убедительно выглядит гипотеза о загрязнении гептилом – несимметричным диметилгидразином. Этот компонент ракетного топлива в несколько раз токсичнее синильной кислоты, раздражает слизистые оболочки глаз человека и вызывает рвоту, что подозрительно совпадает с симптомами, описанными отравившимися серферами. В последний раз часть Халактырского пляжа закрывали для военных учений как раз в середине августа. Однако ученые к этой версии настроены скептически: после выброса в открытом океане высокая концентрация компонентов горючего в воде маловероятна. «Гептил быстро улетучивается», – заявил руководитель климатического проекта Greenpeace Василий Яблоков. Тихоокеанский флот отрицает любую причастность к ЧП.
Экоактивисты сейчас не исключают, что океан в конечном счете сам справится с загрязнением, но отмечают, что очень важно определить причину. А расследование, несмотря на то, что к проверкам сведений о катастрофе подключились буквально все госорганы – полпред президента в Дальневосточном федеральном округе Трутнев, Следственный комитет, Минприроды, Росприроднадзор и местное правительство, – пока топчется на месте. 

А тем временем на першение в горле и ухудшение зрения стали массово жаловаться и жители Камчатки. В специально созданный кол-центр поступило уже 16 таких звонков! Всех обратившихся направляют в терапевтическое отделение краевой больницы.  Вместе с серферами они с нарастающей тревогой ожидают важного ответа. «Вчера мне диагностировали химический ожог роговицы. В 2020-м оказаться в центре экологической катастрофы уже не кажется чем-то необычным, – пишет одна из первых пострадавших Наталья Данилина. – Я приехала серфить на Камчатку еще в августе, первые симптомы появились около трех недель назад: в глазах появлялась белая пелена, зрение ухудшалось, сухость. Тогда я не придала этому значения, ведь в основном мы катались под ярким солнцем, в сочетании с водой и солью – мне казалось это естественной реакцией. В один день я перестала различать предметы на расстоянии трех метров, в этот же день услышала похожие жалобы от других ребят. Кого-то рвало, у других появились проблемы с дыхательными путями, кашель. Это из ощутимых последствий сейчас, чем мы отравились и что с этим будет дальше – вопрос». 
Крайне неожиданной для пострадавших на этом фоне стала еще одна версия обещавшего уволить всех недосмотревших должностных лиц губернатора Владимира Солодова, что всему виной… природные токсины – заражение от микроводорослей, планктона: «Ученые говорят, что это вполне вероятная причина загрязнения, которая могла привести и к гибели животных, и к нарушениям здоровья человека», – на голубом глазу заявил чиновник. Версия, конечно, для властей самая удобная – в таком случае ни последствия устранять не надо, ни увольнять никого – в самом деле, это ж матушка-природа виновата, само пройдет…
«Я не хочу наводить панику или кидаться беспочвенными обвинениями, но за неделю мы не получили ни одного ответа», – констатирует Наталья Данилина. – И я очень сомневаюсь, что все это пройдет само и без последствий для обитателей океана. Мол, «поболит и перестанет». Не перестанет!». 

Другие материалы номера