Счет поборам на дорогах — до 100 млрд




Они заявляют, что такие дорожные поборы – распространенная практика, и 19 млн рублей – это лишь ежедневный доход гаишников-коррупционеров и сотрудников Ространснадзора. Общая же сумма поборов в России по такой схеме – около 100 млрд рублей в год. О том, каким образом водители большегрузов вынужденно платят взятки, рассказал президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс» Владимир Матягин.
– Коррупционная схема до банальности проста. Сотрудники ГИБДД и Рос­транснадзора сами деньги на стационарных и передвижных постах не берут. Для этого созданы посреднические структуры, которые нередко возглавляют бывшие работники контролирующих органов. Они располагаются в неприметных ларьках, иногда деньги принимаются «решальщиками», что называется, «с колес» – в автомобилях. Водители грузового транспорта перед рейсом платят за то, чтобы без проблем проехать через посты весового контроля. Их вносят в специальную базу, по которой сверяются дорожные инспекторы. Заплатившим мзду также могут поставить штамп в путевом листе или выдать визитку, которые будут своего рода пропуском. Суммы взяток варьируются в зависимости от региона. 
Месячный пропуск для одной машины может стоить от 20 тыс. до 50 тыс. рублей. Единовременная плата на трассах составляет от 300 рублей до 3 тыс. рублей. Если брать конкретный маршрут, то дорога из Воронежа в порт Новороссийска обычно обходится водителям большегрузов в 9 тыс. рублей. 
Проблема имеет системный характер, поскольку такие поборы существуют по всей России. Водители вынуждены платить в каждом регионе, поскольку «абонементы» действуют на ограниченной территории. Поэтому 19 млн рублей, которые в качестве взяток приписывают начальнику ставропольской ГИБДД – это просто смешно. 19 млн рублей – это ежедневный заработок у гаишников и сотрудников Ространснадзора. Реальная картина оценивается в миллиарды рублей прибыли ежемесячно. Общая сумма поборов в России по такой схеме – около 100 млрд рублей в год! Так что дворцы есть не только у начальника ГИБДД Ставрополья. 
Для сравнения: по официальным данным, за пять лет с дальнобойщиков через систему «Платон» было собрано почти 130 млрд рублей (около 25 млрд рублей в год). Получается, что по коррупционной схеме можно заработать почти в пять раз больше. С поборами чаще всего сталкиваются водители зерновозов и самосвалов, которые перевозят щебень, песок и строительные материалы. Российские реалии таковы, что платить дань выгоднее, чем соблюдать закон. По действующему законодательству за перегруз (общий или осевой) положены штрафы от 100 тыс. до 500 тыс. рублей. В такой ситуации проще дать взятку, которая в десять раз меньше штрафов, и спокойно проезжать без проверок пункты весового контроля и посты ГИБДД. А перегруз при отсутствии наказания – это больший заработок. Если я загружаю, к примеру, не 20 тонн, а 60 или больше, то получаю конкурентное преимущество перед другими перевозчиками, кто работает по закону. В таком случае я могу демпинговать, снижать цены на реализуемую продукцию. Но при этом, конечно, из-за перегруза убиваются дороги и мосты. В настоящее время около 70% зерновиков и, наверное, 100% самосвалов «заносят» деньги и едут с перегрузами. Это системная проблема. Сотрудники ГИБДД и Ространснадзора выходят на дорогу не для того, чтобы блюсти закон, а чтобы заработать. И возникает парадокс – давать взятки выгоднее, чем соблюдать закон. Но пока перевозчики платят, порядка в экономике не будет. 
Тех же, кто не хочет давать взятки, вносят в черные списки и останавливают по любым поводам, не давая спокойно завершить рейс. Зерно – это инертный материал, который перемещается по кузову, и часто без труда можно установить превышение нагрузки на одну колесную ось грузового автомобиля. За перевес, помимо крупного штрафа, фуру могут отправить на штрафстоянку, и тогда водителю все равно придется как-то договариваться. Докопаться могут не только к перегрузу, но еще к отсутствию тахографа, к несоблюдению режима труда и отдыха, к техническому состоянию автомобиля – факторов много. 
Наша ассоциация занимается темой бесконечных поборов уже несколько лет. Представители грузоперевозчиков организовали общественный контроль и на протяжении долгого времени фиксируют то, как гаишники и сотрудники Ространснадзора закрывают глаза на перегруженные фуры, водители которых дают взятки. Рейды проводились, в частности, в Краснодарском крае и Ростовской области, при этом информацию о нарушениях получали из Ставропольского края и многих других регионов. Местные силовые и надзорные органы на жалобы общественников отвечали отписками. Поэтому «Грузавтотранс» начал напрямую взаимодействовать со Следственным комитетом России и администрацией президента РФ. В прошлом году я встречался по этому поводу с председателем СКР Александром Бастрыкиным. Результатом этой работы и стало задержание начальника управления ГИБДД Ставропольского края и его подчиненных.
Арест высокопоставленных нарушителей закона – событие, безусловно, знаковое и резонансное. Но мы ждем «продолжения банкета» и принимаем прогнозы на то, кто будет следующий: Краснодарский край или Ростовская область. Хочется надеяться, что силовики не ограничатся задержанием одного начальника регионального управления ГИБДД на фоне предстоящих выборов в Госдуму. Необходимо выявить и разрушить всю коррупционную систему. В противном случае все высокопоставленные чиновники уйдут от ответственности и продолжат радоваться жизни во дворцах, построенных на взятки. Мы, в свою очередь, готовы предоставить следственным органам всю необходимую информацию. Но хотелось бы, чтобы федеральные следственные органы и ведомства на местах были действительно заинтересованы в борьбе с коррупцией. 

***

Президент Национальной ассоциации грузового автомобильного транспорта «Грузавтотранс» Владимир Матягин записал видеообращение, адресованное главе Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину. Он предложил ему присоединиться к поездке общественников по регионам России, в ходе которой они будут выявлять дорожные поборы и другие виды коррупции. Сейчас ассоциация составляет маршрут, на котором будут работать участники общественного контроля. В организации надеются, что Следственный комитет проявит инициативу и выделит своих сотрудников для поездки. 

 

Другие материалы номера