Добрались и до детей

Отличился на этом поприще Иркутск, где к первому секретарю горкома КПРФ Сергею Банько приходят «в гости» не только полицейские, занимающиеся «политическими преступлениями», и представители «Центра Э», но и сотрудники отдела по делам несовершеннолетних.

36­летний Сергей был избран на эту должность в 2020 году, до этого возглавлял Ленинский райком партии и был вторым секретарем горкома. Профессиональный юрист, человек спокойный и уравновешенный, он был организатором акций протеста в городе на протяжении последних лет (в частности, против пенсионной реформы), сейчас является начальником штаба по протестным действиям областного комитета КПРФ. Неоднократно выдвигался кандидатом в депутаты городской думы и Законодательного собрания области.

И эта деятельность не осталась незамеченной «едроссовскими» властями, пришедшими в регион после вынужденной отставки губернатора­коммуниста Левченко. Сергей Банько неоднократно подвергался штрафам, его пытались снять с выборов при помощи «технических кандидатов». Но последнее происшествие затмило все.

– 2 декабря, в 9 часов вечера, – рассказывает Сергей, – мне позвонили из отдела полиции №8, представились как сотрудники отдела по работе с несовершеннолетними. Зашли с той стороны, что якобы я являюсь организатором мероприятий, проводимых КПРФ в городе. Встречи с депутатами проводятся раз в две­три недели в специально отведенных местах. Я задал сотрудникам полиции вопрос, какое отношение к этому я имею. Я не являюсь депутатом. «У нас есть подозрение, что вы являетесь организатором этих мероприятий. Вы являетесь членом партии КПРФ. Нам необходимо проверить условия жизни и воспитания ваших детей – у вас есть двое несовершеннолетних детей». Как связаны дети, партия и встречи с депутатами? «Нам необходимо проверить – поступило указание ­сверху».

В тот же вечер к Сергею приехала сотрудница отдела, старший лейтенант полиции, и составила акт о том, есть ли у детей отдельные спальные места, надлежащее питание, одежда, достаточно ли зарабатывают родители, чтобы содержать детей. По словам Сергея, девушка вела себя выдержанно и не обнаружила ничего «подозрительного». Но самым интересным в акте обследования является строчка «В связи с чем проводилось обследование». Там инспектор коротко написала «Запрос». От кого и почему поступил запрос на проверку семьи Банько, не уточняется.

– В 2020 году я действительно привлекался к административной ответственности за организацию массовых мероприятий в городе Иркутске, – поясняет Сергей Банько. – Но в данный момент оснований для привлечения меня к какой­либо ответственности не имеется. Перед каждым мероприятием, которое мы проводили, мне вручалось «предостережение». Причем, как правило, звонят и приезжают не в дневное время, а в 8–10 часов вечера. Я был ко всему готов, но чтобы зайти с этой стороны, проверять условия жизни и воспитания моих детей, – это было для меня шоком. Я обязательно подготовлю обращение в органы прокуратуры и буду обжаловать неправомерные действия сотрудников органов внутренних дел.

«Даже у криминала есть понятие – не трогать семью, а у нашей власти – уже нет», – говорил недавно в интервью Сергей Левченко, касаясь ситуации с неправомерным арестом своего сына Андрея Левченко, который уже больше года по надуманным обвинениям находится в «Матросской Тишине» и которому не разрешают свидания не только с отцом, но и с матерью, женой и маленьким сыном. Теперь, как видим, очередь дошла до угроз несовершеннолетним детям коммунистов.

Причем речь идет, во­первых, о встречах депутатов с избирателями, которые не только не запрещены, но и являются их прямой обязанностью. Во­вторых, к ответственности привлекается человек, который не является депутатом и к организации именно этих встреч отношения не имеет. В­третьих, вечерние визиты под предлогом «заботы о детях» именно детям­то в первую очередь и наносят психологические травмы.

В такой же ситуации на днях оказалась общественная активистка из Усолья­Сибирского Дарья Дорогова, которая объявила голодовку против политических репрессий и введения дискриминационных QR­кодов. Выехав для проведения акции в Иркутск, молодая женщина оставила детей с их родной бабушкой, своей матерью. Вскоре семью также «навестили» сотрудники ОДН. Причем это произошло сразу после того, как протестующая встретилась с главой региона, единороссом И. Кобзевым. Не знаешь, что и подумать…

Цинизм властей, как говорится, просто зашкаливает. Используя методы ювенальной юстиции, они покушаются на семью – на самое святое, что есть у человека. И цель понятна – заставить оппозицию молчать, заставить ее под угрозой изъятия детей прекратить свою протестную деятельность.