К выходу 20 тома издания «Сталин. Труды»




В рамках решения этой задачи по инициативе Ричарда Ивановича Косолапова Рабочим университетом имени И.Б. Хлебникова осуществляется исследовательский и издательский проект «Сталин. Труды». На сегодня своим результатом о имеет первые двадцать томов сталинских документов за период с 1895 по 1923 годы. Это тысячи текстов, одни из которых вошли в прижизненные тринадцатитомные Сочинения, другие публиковались в разное время в документальных сборниках, а третьи – от 2/3 до ¾ от общего числа – до сей поры не покидали архивных хранилищ.

Выход «юбилейного» тома мог бы настроить на праздничный лад. Ведь помимо «круглого» номера, он интересен тем, что впервые знакомит читателя с рукописями о стратегии и тактике большевиков, над которыми Сталин работал в течение трёх лет. Они частично вылились в отдельные статьи и выступления 1922-24 годов, пока у автора не сложился замысел работы «О вопросах ленинизма», чьи фрагменты также обнаруживают прямую связь с этими ранними набросками. Знакомство со творческой «лабораторией» Сталина, его взглядами на методологию революционного процесса позволяет лучше понять логику тезисов о «Национальных моментах в партийном и государственном строительстве», высказывания в рамках прений на XII съезде РКП(б) и IV совещании ЦК по национальному вопросу, позицию в связи с событиями в Германии летом и осенью 1923 года. Сталинское видение архитектуры Союза республик, последовательная борьба с конфедеративными националистическими тенденциями хорошо коррелируют с отражённым в черновых записях отношением к советской государственности как форме революционной борьбы пролетариата. Смеем считать, что материалы 20 тома (80% которых публикуются впервые) приближают читателя к целостному, системному пониманию сталинских взглядов той поры.

Есть чем гордиться, хотя до завершения проекта очень далеко. Однако многолетняя практика исследований, подготовки и распространения сталинских томов всё чаще вынуждает задаваться вопросом: кому сегодня нужен Сталин? По-видимому, в современной России сталинское наследие меньше всего востребовано теми, кто ответственен за состояние дел в государстве, за авторитет России на мировой арене. Востребовано папье-маше, слепленное из негодных обрывков – сплетен и анекдотов на любой вкус, которыми ловко пользуются смехачи и наемные вредители. Оттого не только мысли и побуждения реального Сталина, но и обстоятельства его жизни и борьбы современным людям неизвестны и малодоступны. Замечено, что введение в научный оборот за последние годы множества новых сталинских документов не вызвало заинтересованного отклика.

Не секрет, что освещение ключевых эпизодов и узловых моментов теории и практики русской революции монополизировано псевдонаучными поделками или откровенной чушью. Работая со сталинскими текстами, мы видим, что эта источниковая база позволяет компетентно оппонировать извращениям советской истории: столкновения с документами фальсификатора, как правило, не выдерживают. Но эта работа сама собой не сделается.

Мало сделать исторические документы общественным достоянием, нужно неустанно будить к ним интерес. В условиях исследовательского вакуума вокруг издания составители подготовили и разместили на сайте Рабочего университета десятки статей о деятельности И.В. Сталина, основанных на документах из сталинских томов. В социальной сети «Фейсбук» создана и развивается группа, отражающая в реальном режиме исследовательскую и издательскую работу. Составители выступают на популярных левых видеоплатформах для привлечения внимания к изданию и научным возможностям, которые оно предоставляет. Если и это не приведёт к тому, что документы «начнут работать», мы продолжим искать новые формы их продвижения.

Наша работа протекает в чрезвычайных условиях: минул год, как не стало её вдохновителя и научного руководителя Ричарда Ивановича Косолапова. Большая ответственность легла на тех, кто отвечает за продолжение и пропаганду проекта «Сталин. Труды». Но если, паче чаяний, окажется, что современное российское общество ни в какой своей части не готово к научному освоению этого материала, – значит, книги адресованы в будущее, и мы всё равно осуществим издание полностью. В конце концов, работа на перспективу – нормальное состояние для коммунистов.

Приобрести тома издания «Сталин. Труды», а также подписаться на издание целиком, вне зависимости от того, в каком регионе вы проживаете, можно, направив заявку на электронный адрес sunlabour@yandex.ru или позвонив 8 (910) 490-52-83.

Юрий АЛЕКСЕЕВ

 

h5 {
position: relative;
overflow: hidden;
font-size: 12px;
font-weight: normal;
text-align: center;
}
h5 > span {
display: inline-block;
margin: 0 .3em;
}
h5 > span:before,
h5 > span:after {
content: »;
position: absolute;
width: 100%;
border-top: 2px solid #4e4e4e;
margin-top: .4em;
}
h5 > span:before {
margin-left: -102%;
}
h5 > span:after {
margin-left: 2%;
}

Странички из тома

 

ЗАЯВЛЕНИЕ ЧЛЕНАМ ЦК
16 апреля 1923 года

Я очень удивлён, что статьи тов. Ленина, имеющие, безусловно, высокопринципиальное значение и полученные тов. Троцким ещё 5-го марта сего года, тов. Троцкий нашёл возможным держать под спудом более чем месяц, не доведя его до сведения Политбюро или Пленума ЦК вплоть до кануна открытия ХII партсъезда. Об этих статьях говорят, как мне сообщают сегодня делегаты съезда, вокруг них складываются среди делегатов слухи и легенды, о них знают, как я узнал сегодня, люди, ничего общего с ЦК не имеющие, сами члены ЦК вынуждены питаться этими слухами и легендами, между тем, ясно, что ЦК должен был быть, прежде всего, информирован об их содержании.

Я думаю, что статьи тов. Ленина следовало бы опубликовать в печати. Можно только пожалеть, что, как это ясно из письма тов. Фотиевой, их, оказывается, нельзя публиковать, так как они ещё не просмотрены тов. Лениным.

И. СТАЛИН

10 часов веч. 16.IV.23 г.

 

Примечание. На заявление И.В. Сталина Л.Д. Троцкий отреагировал собственным заявлением, на котором сохранились
сталинские пометы: «Членам ЦК РКП(б) 17 апреля 1923 г. Секретно. По поводу заявления т. Сталина от 16/IV.

1. Статья т. Ленина была прислана мне в секретном и личном порядке т. Лениным через т. Фотиеву, причём, несмотря
на выраженное мною в тот же час намерение ознакомить членов Политбюро со статьёй, т. Ленин категорически высказался против этого через т. Фотиеву.

2. Так как через два дня после получения мною статьи положение т. Ленина ухудшилось, то дальнейшее сношение с ним по этому вопросу, естественно, прекратилось. Какое?

3. Через некоторое время статья была у меня потребована т. Гляссер и мною возвращена. На каком основании?

4. Я снял для себя копию для личного своего употребления (для формулировки поправок к тезисам т. Сталина, для написания своей статьи и пр.).

5. Какие распоряжения отданы т. Лениным относительно его статьи и других документов по грузинскому делу («готовлю речи и статьи»), об этом я ничего не знал. Полагал, что соответственные указания имеются у Надежды Константиновны, Марьи Ильинишны или у секретарей т. Ленина. Запрашивать кого бы то ни было об этом я не считал уместным по причинам, которые не требуют пояснения.

6. Только из вчерашнего обращения ко мне т. Фотиевой по телефону и из её записки к т. Каменеву я узнал, что никаких
распоряжений относительно статьи т. Ленин не сделал. Раз формальной воли по этому вопросу т. Ленина нет, вопрос оставалось решить по принципу политической целесообразности. Брать на себя единолично ответственность за такое решение я, разумеется, не мог и потому передал вопрос на разрешение ЦК. Я сделал это без единой минуты запоздания после того, как только узнал, что т. Лениным никому не дано никаких прямых и формальных указаний по поводу дальнейшей судьбы его статьи, оригинал которой хранится у его секретарей.

7. Если кто-либо считает, что я действовал неправильно в этом вопросе, то я со своей стороны предлагаю расследовать
это дело в конфликтной комиссии съезда либо в особой комиссии. Других путей для этого я не вижу». (Там же. Л. 117; Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 161).

Данный обмен записками является одним из ключевых моментов в цепи событий, представляющих собой введение в политический оборот текстов, не имеющих ни рукописных оригиналов, ни иного абсолютно достоверного подтверждения ленинского авторства. Членам Политбюро оставалось принимать на веру разъяснения Л.Д. Троцкого с отсылкой на его общение с секретарями В.И. Ленина, слова и поступки которых по факту приобрели огромное значение (на правах первых лиц партии и государства) без какой-либо ответственности и даже необходимости как-либо эти слова и поступки объяснять.
Учитывая откровенно антисталинскую направленность всей комбинации, бенефициаром которой был Троцкий, имеются объективные предпосылки для критического подхода к его версии получения ленинских статей. В этой связи историк В.А. Сахаров пишет: «переговоры Ленина и Троцкого 5-6 марта ничем не подтверждаются, а рассказы о них Троцкого, Фотиевой и Володичевой полны противоречий, т.е. у нас нет заслуживающей доверия информации. Есть все основания считать, что эти переговоры — ещё один исторический миф, призванный объяснить, почему Троцкий не сообщал о “статье” в Политбюро, и заслониться от критики Сталина» (Сахаров В.А. «Политическое завещание» Ленина. Реальность истории и мифы политики. М., 2003. С. 518).

Троцкий и сам прекрасно понимал двусмысленность ситуации. Этим объясняется избранная им тактика — игра «на опережение», лишавшая оппонентов возможности спокойно и без спешки разобраться в нагромождении сомнительных и неподтверждаемых «посылок Лениным в личном и секретном порядке через Фотиеву», «категорических ленинских высказываний через Фотиеву», «требований Гляссер», «обращений Фотиевой по телефону» и т.д. и т.п. На следующий же день Троцкий обратился к Сталину:

«18 апреля 1923 г. Лично, написано без копий. Товарищ Сталин. Вчера после личной беседы Вы заявили, что считаете для себя совершенно ясным, что в вопросе о статье т. Ленина мною не совершено было никаких неправильных шагов и что в этом смысле Вы сделаете письменное заявление.

До сегодняшнего утра (11 часов) я такого заявления не получал. Возможно, что Вам помешал Ваш вчерашний доклад.

Во всяком случае, Ваше первое заявление остаётся до настоящего момента неопровергнутым Вами и позволяет некоторым товарищам распространять соответственную версию среди части делегатов.

Так как в этом вопросе — по причинам, которые Вы, разумеется, легко поймёте — я не могу допустить и тени неясности, то я считаю необходимым ускорить ликвидацию этого дела. Если я не получу от Вас в ответ на эту записку сообщения о том, что Вы в течение сегодняшнего дня разошлёте всем членам Центрального Комитета заявление, которое исключило бы возможность какой бы то ни было двусмысленности в этом вопросе, — то я буду считать, что Вы переменили своё вчерашнее намерение, и обращусь в конфликтную комиссию с просьбой о рассмотрении вопроса в полном его объёме. Вы лучше, чем кто бы то ни было, можете оценить что, если я не сделал этого до сих пор, то отнюдь не потому, что это могло
бы причинить ущерба моим интересам.

С коммунистическим приветом Л. Троцкий. 18/IV.23. №201» (РГАСПИ. Ф. 558. Оп. 11. Д. 693. Л. 118; Известия ЦК КПСС. 1990. №9. С. 161).

Документальные свидетельства подключения конфликтной комиссии к разбору ситуации не выявлены. Материалы ее работы, окажись данное дело в ее ведении, стали бы сегодня дополнительным и крайне ценным историческим источником.
Не говоря уже о том, что результат её работы мог оказаться не столь однозначным, как следует из письма Троцкого.

18 апреля 1923 года президиум XII съезда постановил:

«Слушали:

1. О записках т. Ленина по национальному вопросу, в част-
ности, по грузинскому вопросу.

Постановили:

1. а) Огласить эти записки т. Ленина, а также весь материал, относящийся к ним, на заседании “Сеньорен-
конвента”.
б) После этого члены Президиума оглашают вновь этот материал на делегациях съезда.
в) Вместе с этим сообщить “Сеньорен-конвенту” и делегациям решение Пленума ЦК по грузинскому вопросу.
г) Упомянутой записки и материалов на секции по национальному вопросу не оглашать.

Слушали:

2. Вопрос о доведении до сведения членов ЦК РКП содержания записки т. Ленина по национальному вопросу накану- не XII съезда РКП, т.е. 16/IV.

Постановили:

2. Президиум XII съезда РКП констатирует, что записка т. Ленина по национальному вопросу стала известной ЦК только накануне съезда, совершенно независимо от воли какого-либо из членов ЦК, а лишь в связи с отданными т. Лениным распоряжениями и с ходом его болезни.

В связи с этим Президиум будет считать распространение каких-либо слухов о задержке оглашения этой записки со стороны кого бы то ни было из членов ЦК клеветой» (Двенадцатый съезд РКП(б). 17-25 апреля 1923 года. Стенографический отчёт. М., 1968. С. 821).

______________
Известия ЦК КПСС. 1990. № 9. С. 159.
РГАСПИ. Ф. 558. On. 11. Д. 693. Л. 114.
Машинописная копия

 

 

Другие материалы номера