20 тысяч листов обвинений




Вместе с экс-министром на скамье подсудимых находятся гендиректор группы «Ру-ком» Николай Степанов, его заместитель Максим Русаков, а также предприниматели Сергей Ильичев, Александр Пелипасов, Галина Фрайденберг, Инна Пикалова, Екатерина Заяц, Олег Серебренников, Руслан Власов, Оксана Роженкова и Яна Балан, обвиняемые в организации преступного сообщества, мошенничестве в особо крупном размере, коммерческом подкупе, а также в легализация денежных средств, приобретенных в результате преступления.

Как уже уверен СКР, Михаил Абызов еще весной 2012 года совместно со Степановым и Русаковым создали ОПС «в целях завладения денежными средствами» ОАО СИБЭКО и ОАО РЭС. С 2012 по 2014 год обвиняемые «путем обмана миноритарных акционеров», по данным следствия, обеспечили заключение фиктивных сделок между возглавляемой Пикаловой кипрской компанией Blacksiris Trading Limited и ОАО СИБЭКО, а также ОАО РЭС по приобретению по завышенной стоимости акций организаций, обслуживающих энергетические объекты. Затем Абызовым и его сообщниками были «безвозмездно и противоправно обращены» в их пользу принадлежащие двум ОАО средства на общую сумму 4 млрд руб. После, как считает обвинение, Михаил Абызов со своими предполагаемыми подельниками конвертировал эти суммы в доллары США «для придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению ими». В дальнейшем обвиняемые для заключения договора купли-продажи акций СИБЭКО совершили коммерческий подкуп гендиректора этого предприятия Власова, его заместителей – Балан и Роженковой, – которым за подбор и систематизацию сведений о финансово-хозяйственной деятельности общества передали 78 млн руб.

При этом Михаил Абызов, хоть и являлся чиновником, вопреки запретам принимал самое активное участие в предпринимательской деятельности, в том числе связанной с продажей в феврале 2018 года ОАО СИБЭКО. Выручив 32,5 млрд руб., Абызов легализовал их, по данным следствия, выведя за рубеж 18,9 млрд руб.

Никто из фигурантов дела, число которых стало причиной переноса слушаний из Преображенского райсуда в комплекс зданий Мосгорсуда, своей вины не признает. О чем подсудимые и заявили после двухчасовой речи гособвинителя. Первым свое отношение к обвинению высказал сам Михаил Абызов. «Суть предъявленных обвинений мне непонятна», – заявил он, отметив, что в речи гособвинителя он так и не нашел ответа на вопросы, в хищении какого имущества он обвиняется и в чем выражалось хищение. При этом он подчеркнул, что никакого преступного сообщества ни он, ни другие лица «не создавали». В отношении обвинения в мошенничестве он заявил, что следствие, в нарушение уголовного закона, изложило его таким образом, что его невозможно понять.

По его мнению, содержание всех обвиняемых под стражей не преследовало цель доказать совершение какого-то преступления, а использовалось для оказания давления, чтобы они оговорили себя и других в совершении преступления, которого не было. Примерно в таком же ключе высказались и остальные обвиняемые, чьи выступления продолжались в суде до вечера.

При этом отбить обвинение за незаконное участие в предпринимательской деятельности Абызову будет практически невозможно из-за преюдиции – Гагаринский райсуд уже дважды признал экс-министра участником запрещенных для чиновников бизнес-схем, вынося по искам Генпрокуратуры решения о конфискации у него 32,5 млрд руб. и $22 млн. Правда, по данному обвинению Абызову грозит всего два года, которые он давно отбыл, находясь под стражей с марта 2019 года.

Ничего нового в позиции Абызова не было и нет. Расцвет его обогащения, как следует из материалов уголовного дела, пришелся именно на годы работы в правительстве России. При этом внятно объяснить, что полезного сделал для страны бывший чиновник, а ныне подсудимый, никто не берется. Одним из черных итогов последних 30 лет построения в России дикого капитализма стало погружение страны в беспросветную пучину коррупции. Хуже всего то, что в России фактически узаконена коррупция в высших эшелонах власти. Несложно посчитать, сколько высших чиновников федерального и регионального масштабов в последние годы оказалось за решеткой, а скольким удалось сбежать… Аресты чиновников, в т.ч. федерального уровня, губернаторов и мэров уже давно никого не удивляют. Найденные сотни миллионов, а порой и миллиарды в наличной форме вызывают в обществе один, но весьма гневный вопрос: «Когда же они нажрутся?»

Еще в 2000 году мы находились на 82-м месте в глобальном рейтинге уровня коррупции Transparency International (неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции по всему миру). Страна была сильно коррумпирована. Но сейчас Россия скатилась существенно ниже – на 146-е место. Наши соседи в рейтинге – Камерун, Эквадор, Кения, Сьерра-Леоне, Восточный Тимор, Зимбабве. Даже Грузия намного опережает нас в рейтинге – она на 61-м месте. Ситуация с воровством чиновников в России из очень плохой превратилась в катастрофическую. Transparency International оценивает ежегодный объем коррупционного рынка в стране в $300 млрд. Это четверть ВВП нашей страны!

Масштабы коррупции в России становятся настоящей угрозой как для общества, так и для национальной безопасности. Продажные чиновники, силовики, нанятые ими бизнесмены превратили страну в источник личного дохода. Россию превратили в «вахтовый поселок», где эти криминальные дельцы «пилят» богатства страны и деньги налогоплательщиков. В минувшем году в России, по данным Генпрокуратуры, за коррупционные преступления было осуждено более 500 чиновников и почти 1000 работников правоохранительной системы. Это поистине рекорды, которые говорят о том, что гниль государственной машины достигла такого уровня, что стала угрожать самому существованию государства и общества. Однако, несмотря на «посадки» чиновников и силовиков, коррупция продолжает наносить гигантский ущерб России. В Счетной палате его оценивают в триллионы рублей.

Казус Абызова лишь подтверждает, что группировки во власти разворовывают не только средства из государственной казны, но и недра, леса и другие природные ресурсы страны. И теперь мы представляем, что находят у тех, кто сидит на верхних этажах власти. Оно и понятно, если у полковников, генералов, губернаторов и мэров находят наличными миллиарды рублей, десятки миллионов иностранной валюты, кастрюли с золотыми украшениями, уникальный антиквариат и предметы искусства.

 

Наш корр.

 

Другие материалы номера

Приложение к номеру