Искренне и убедительно: спасибо, СССР




Наше положение было очень тяжелым. Враг уже начинал звонить во все колокола, что его победа неотвратима. Преодолев множество препятствий, испанское правительство приобрело в Мексике несколько тысяч винтовок. Наши бойцы по достоинству оценили позицию мексиканского правительства, и прежде всего большого друга республиканской Испании генерала Ласаро Карденаса; хотя купленное в Мексике оружие удовлетворило лишь самую минимальную часть наших потребностей, было очевидно, что политика Мексики коренным образом отличается от политики английского, французского и других так называемых демократических правительств.

В начале войны Советское правительство согласилось участвовать в Комитете по невмешательству, созданном в Лондоне, рассчитывая таким образом содействовать скорейшей победе республики и окончанию начатой испанской реакцией войны.

Однако, убедившись на практике, что соглашение о невмешательстве, задуманное вероломными английскими политиканами и проведенное в жизнь главой французского правительства социалистом Леоном Блюмом, не служит интересам Испанской Республики, а Комитет по невмешательству покрывает помощь мятежникам со стороны фашистских и «демократических» стран, Советское правительство заявило 7 октября 1936 года, что оно считает себя свободным от обязательств, принятых по соглашению о так называемом «невмешательстве». В то же время правительство СССР объявило о своем намерении помогать республиканскому правительству и испанскому народу в их героическом сопротивлении фашистской агрессии.

Действуя в соответствии с этим заявлением и стремясь вдохновить испанский народ на борьбу, Сталин от имени Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза направил 16 октября Хосе Диасу историческую телеграмму, в которой говорилось: «Трудящиеся Советского Союза выполняют лишь свой долг, оказывая посильную помощь революционным массам Испании. Они отдают себе отчет, что освобождение Испании от гнета фашистских реакционеров не есть частное дело испанцев, а общее дело всего передового и прогрессивного человечества».

И очень скоро борющаяся за свободу Испания стала ощущать сердечную, братскую солидарность советского народа и его правительства.

Работницы московской текстильной фабрики «Трехгорная мануфактура» выступили с инициативой – послать испанским женщинам и детям одежду, продовольствие и медикаменты.

Их пример был подхвачен всем советским народом, и через два месяца испанское правительство получило первую партию товаров на сумму около 60 миллионов рублей, присланную трудящимися СССР.

«Зырянин» – первый советский пароход, прибывший в Барселону, а за ним «Нева» и «Турксиб» привезли испанцам эти товары, как выражение братской помощи народов Советского Союза.

В октябре 1936 года советские суда начали перевозить в Испанию те товары, о поставке которых республиканское правительство просило правительство СССР.

Во время этих длительных путешествий советские моряки, стремившиеся во что бы то ни стало доставить республиканской Испании необходимые ей грузы, сплошь и рядом показывали волнующие примеры героизма и самопожертвования. Так поступила, например, команда незабываемого парохода «Комсомол».

Матросы этих судов, подлинные рыцари моря, привозили нам не только хлопок, масло, сахар и муку. Они доставляли также самолеты, танки, орудия, пулеметы. Вместе с ними приезжали люди, умевшие владеть этим оружием и обучавшие тому же наших бойцов.

Фашистские мятежники приходили в бешенство от того, что жители Мадрида веццшали на балконах своих квартир и на улицах осажденного города портреты руководителей Советского государства. Между тем в этом не было ничего странного и удивительного: испанский народ с полным основанием считал Советский Союз лучшим другом, знал, что без советских танков и самолетов оборона Мадрида была бы невозможна, что без советской помощи фашистам удалось бы быстро осуществить свои планы.

Все советские люди, начиная от самоотверженных переводчиц, сопровождавших на фронт советников и специалистов, – Марии Фортус, Татьяны Ивановой, Елены Лебедевой, сестер Аделины и Паулины Абрамсон, Норы Чегодаевой, Марии Зайцевой и многих других – и кончая временным поверенным СССР в Испании Марченко и его супругой Теодорой Федер, не зная усталости, трудились на благо нашего народа и правительства республики.

Во всех областях, где только можно было защищать дело республиканской Испании, будь то политика, дипломатия, заседания Комитета по невмешательству или сессии Лиги наций, повсюду советские представители твердо и настойчиво отстаивали право испанского народа и правительства на получение помощи в их благородном и славном деле – сдержать продвижение фашизма в Европе, поставить преграды поджигателям войны.

На завтраке, данном в честь советского советника авиации 3 января 1937 года, министр военно-морского флота и авиации Индалесио Прието в прочувственных словах рассказал о том, как ценили наш народ и правительство эту советскую помощь.

Советский Союз, заявил тогда сеньор Прието, бескорыстно пришел на помощь Испании и сделал все, что мог, для победы законного правительства республики. В то же время другие демократические страны, включая и те, правительства которых находятся под влиянием социалистических партий или возглавляются ими, в лучшем случае предоставляли нам совершенно недостаточную помощь, а часто по своей собственной инициативе срывали поставки вооружения и боеприпасов, покупать которые республика имела законное право.

Когда-нибудь Испанская социалистическая рабочая партия должна будет сказать об этой помощи Советского Союза во всеуслышание, не в порядке вынужденной благодарности, а искренне и убежденно.