Просвещение всей страны

У большевиков слова с делами не расходились. В 1919 году Ленин подписал декрет «О ликвидации безграмотности». А в 1920 году было принято постановление «О единой трудовой школе в СССР». Оно ликвидировало гимназии, лицеи, реальные школы и учреждало единую, бессословную, общенародную школу. Эта школа была открыта для представителей всех классов, сословий, национальностей, девочки в ней учились наряду с мальчиками, плата за обучение была отменена. Единая трудовая школа включала в себя школу первой ступени (срок обучения – 5 лет) и школу второй ступени (срок обучения – 4 года). В 1930 году была введена единая десятилетняя трудовая школа.

 

[img=-21242]

 

Помимо школ на русском языке, была создана система нацшкол с преподаванием на языках всех народов Советского Союза. В этом тоже было принципиальное отличие, например, от Италии, где на присоединенных африканских территориях проводилась политика итализации, или от Испании, где в те времена за разговоры на родном языке баск мог попасть в тюрьму. Да что Италия и Испания – в демократической Франции в 1920–1930-е бретонским ребятишкам, которые в школе осмеливались говорить между собой не по-французски, а по-бретонски, навешивали в качестве наказания тяжелые железные кандалы…

Вузовское образование в Советской России также подверглось глубоким преобразованиям. 2 августа 1918 года Совет народных комиссаров выпускает декрет о правилах приема в высшие учебные заведения. Он содержал два поистине революционных тезиса. Первый – «Каждое лицо, независимо от гражданства и пола, достигшее 16 лет, может вступить в число слушателей любого высшего учебного заведения без представления диплома, аттестата или свидетельства об окончании средней или какой-либо школы». И второй – «Взимание платы за учение в высших учебных заведениях Российской Социалистической Федеративной Советской республики отменяется. Внесенная уже за первое полугодие 1918/19 учебного года плата подлежит возвращению».

В стране пылала Гражданская война, экономика была разрушена, а советская власть открывает двери университетов для всех граждан, включая ранее отлученных от науки и просвещения. Напомним, что в Российской империи в университеты не допускали женщин, инородцы попадали по специальным квотам, а плата за обучение отсекала бедняков. Да и на всю 180-миллионную империю в 1914 году было… 13 университетов! С приходом Советов каждый, кто тянулся к знаниям, мог прийти в любой вуз и послушать лекции по какой угодно дисциплине – и причем совершено бесплатно.

 

[img=-21243]

 

Нынешние антисоветчики потешаются над тем, что большевики отменили вступительные экзамены в вузы. Но ведь без этого в подобной демократизации высшего образования и смысла бы не было; очевидно, что в условиях массовой малограмотности и безграмотности такие экзамены сдали бы единицы… При этом естественно, большевики понимали, что для усвоения вузовского учебного материала нужны хотя бы элементарные познания. Поэтому сразу же при вузах стали создавать «рабочие факультеты», где представители трудящихся могли бы подтянуть свой уровень, чтоб лучше понимать лекции профессоров. Экзамены в вузы, кстати, вернули в 1930-х, когда была достигнута поголовная грамотность по всей стране.

Большевистская культурная революция очень скоро дала свои плоды. Из гущи народа, где действительно было множество талантов, вышли тысячи и миллионы врачей, агрономов, инженеров, конструкторов, ученых, наконец, управленцев. Их трудами были построены заводы, было механизировано сельское хозяйство, создана и оснащена мощная армия.

* * *

Как известно, в первые годы советской власти были «горячие головы», которые заявляли, что молодой республике рабочих и крестьян не нужны Пушкин, Толстой, Достоевский, потому что они якобы представители чуждой дворянской и буржуазной культур. Пролетарии, мол, создадут свою пролетарскую культуру! Против этого поспешного и крайне вредного убеждения выступил не кто иной, как Владимир Ильич Ленин, отстаивая значимость русской и мировой классики… Его стараниями еще в годы Гражданской войны начали печатать доступные для народа собрания сочинений Пушкина. По его требованию в городах молодого Советского государства были поставлены сотни памятников Пушкину, Некрасову, Толстому и даже Достоевскому (нелюбимому Лениным) и художнику Иванову – автору картины «Явление Христа народу» (на чем атеист Ленин также настаивал). Были открыты музеи Толстому и Тютчеву, построены филармонии и консерватории, где бывших безграмотных крестьян приобщали к музыке Чайковского, Бетховена, Моцарта. Ленин сразу же оценил огромные возможности радио для просвещения народа, для популяризации высокой классической культуры.

 

[img=-21244]

 

Просветительское дело Ленина было продолжено при Сталине, в 1930-е. Один из видных идеологов советского просвещения 30-х годов М.А. Лифшиц настойчиво боролся с пролеткультовцами и социологизаторами-леваками, отстаивая ленинскую ориентацию на классику. Развивая мысли Ленина из таких его работ, как «Материализм и эмпириокритицизм» и «Лев Толстой как зеркало крестьянской революции», М.А. Лифшиц доказывал ущербность примитивного, левацкого понимания классовой борьбы. Действительно, Советское социалистическое государство возникло в результате победы российских рабочих и крестьян над буржуазией и помещиками-дворянами. Но значит ли это, что победившие рабочие и крестьяне, победивший народ должен был отвергнуть высшие достижения культуры дворянско-буржуазной элиты и строить социально обособленную культуру? Значит ли это, что социалистическая культура не должна быть связана с вершинами культуры прошедших эпох, с классикой, представленной Платоном и Гете, Пушкиным и Бальзаком? Нет, не значит, отвечал Лифшиц. Еще Ленин утверждал, что социализм – завершение духовно-нравственного прогресса человечества, что всякий, кто мог подняться над классовыми предрассудками и сделать жизнь немного чище, лучше, светлее – научными ли открытиями, художественными достижениями, – приближал социализм.

Ленинские идеи восторжествовали во время сталинской культурной революции. 1937 год в сталинском СССР стал пушкинским годом. Огромными тиражами были изданы сочинения Пушкина. Они попали во все библиотеки вплоть до далеких деревень. Стихи Пушкина вошли в школьную программу. Пьесы Пушкина стали ставить театры Советского Союза. Были отброшены вульгарно социологические заявления, что Пушкин якобы чуждый народу помещичий поэт. Пушкин – великий народный поэт, создатель литературного русского языка.

А в странах тогдашнего Запада – и в фашистских странах вроде Италии и Германии, и в демократических, вроде Франции и США – зарождается и бурно развивается масскультура. Государство, частный шоу-бизнес пичкают население дешевыми вульгарными песенками, комиксами, развлекательной литературой, «легким» кино. А в стране большевиков дети рабочих, родившиеся в бараках, идут в университеты, где им рассказывают о Платоне и Аристотеле, идут в театры, где слушают оперы Верди и Моцарта, открывают для себя то, что на Западе доступно лишь представителям высших классов…

* * *

История сложилась так, что в 1944 году в Италии был свергнут режим Муссолини, сам Муссолини казнен партизанами. Затем в стране была произведена дефашизация, запрещена фашистская партия, все институции, созданные при Муссолини. Но созданная фашистами система «школы двух коридоров»… существует в Итальянской Республике до сих пор! Так же, как она живуча во многих странах Запада. 

Впрочем, чему удивляться?! Ведь фашизм – лишь наиболее концентрированное и откровенное выражение капитализма. А суть общества капитализма известна. И школьное образование при капитализме подчинено тому, чтобы из поколения в поколение воспроизводить классовое разделение. Для детей буржуа есть элитарная школа (гимназии, лицеи, частные школы), где отпрысков из высшего и среднего класса учат критически мыслить, обучают творческим навыкам. А все это возможно только через приобщение к культуре. Посмотрите хоть американское кино: там, если изображается успешный богатый человек – врач, адвокат, владелец фирмы, он обязательно с развитым вкусом, хорошей речью, с широкими познаниями, он владеет иностранными языками, разбирается в музыке и живописи. Это результат учебы в хорошей школе и хорошем университете, результат разумного воспитания. А если на экране какой-нибудь простолюдин, то он обрюзгший, давится гамбургерами и пиццей, безвкусно одет, ничего не читает, речь примитивная, через слово мат-перемат… Потому что он учился в общественной школе для простонародья, где ему не дали цельной картины мира, где не развивали его способности, не учили думать. Его с детства готовили лишь к исполнению простейших операций: стоять за станком, за прилавком в магазине, работать на ферме…

 

[img=-21245]

 

При социализме нет хозяина-собственника и эксплуатируемых им рабов. При социализме все – члены одной большой трудовой общины, «великой армии труда», как поется в песне. Норма отношений между ними – взаимопомощь, солидарность (хотя, конечно, мир несовершенен, и не везде и не всегда соблюдается норма). И поэтому школа при социализме единая, общая, и к высокой культуре она приобщала всех – и сына директора крупного завода, и сына уборщицы, которые сидели в одном классе и за одной партой (это, кстати, не метафора, а реальный случай из жизни, я таких людей знал лично). И поэтому, как пел Высоцкий:

 

Дети бывших старшин
да майоров
До ледовых широт
поднялись…

Добавим:
и до космических высот! 

 

Победа в Великой Отечественной войне, полет человека в космос, великие писатели, артисты, ученые Страны Советов, широчайший кругозор и образованность советских людей, «самой читающей нации в мире» – вот плоды социалистической культурной революции, начатой и обоснованной Лениным!

И куда все это делось? Кругом разор, полуграмотность, а то и прямая малограмотность, разгул пошлости, утробный хохот над высшими ценностями, цинизм, апология потребительства… И это объяснимо, потому что только это и может принести капитализм – общество культуры для верхов и бескультурья для масс.

 

[img=-21246]

 

Первое, что сделали наши «прорабы капитализма», – стали разрушать систему социалистического просвещения, переформатировать советскую школу.

Собственно, ростки этого появились еще в далекие 70-е. Именно тогда некоторые теоретики педагогики в СССР, следуя западным модам, начали пропагандировать вместо единой общенародной школы специализированные школы с разными «уклонами». Чтобы детки, у которых выявили талант к  естественным и точным наукам, учились в физматшколах, способности к языкам – в английских и французских школах, к гуманитарным наукам – в подобиях дореволюционных гимназий. При этом молчаливо предполагалось, что если особых способностей у ребенка не выявлено, то он пусть учится в «школах для толпы», где учителям особо «напрягаться» не стоит, все равно толку не будет… Против этого страстно восстал известный советский философ-марксист Эвальд Ильенков. В своей книге «Школа должна учить думать» он предостерегал от превращения института просвещения народа в механизм социальной сегрегации, предсказывал, что это приведет к «профессиональному кретинизму».

Капитализм пришел. И школьная и вузовская реформа в постсоветской капиталистической России производилась и производится именно в этом направлении. Уже удалось превратить самую читающую нацию в мире в оболваненную массу, в «винтиков», послушных исполнителей приказов свыше, формальных «выборщиков», идеальных солдат, безотказных потребителей… Говорил же министр просвещения капиталистической России Фурсенко, что властям не нужна советская система, которая готовит творцов, – им нужно готовить потребителей… И как заноза для нынешних правителей – память об СССР, стране, где не только их сынки и дочки, учащиеся в элитных частных спецшколах, а все имели доступ к высокой культуре. Простые люди помнят о ней, передают эту память своим детям и внукам, живут надеждой на то, что капиталистический дурман кончится и социализм возродится.

 

[img=-21247]

[img=-21248]