Красивое имя, высокая честь

В 1926 году комсомольский поэт из группы «Молодая гвардия», рабочий парень из Екатеринослава, (ныне Днепропетровска), приехавший в Москву учиться, написал стихотворение, которому предстояло великое будущее.

Стихотворение называлось «Гренада». В его содержании и материале отразилась юность поэта: он вступал в жизнь на гражданской войне, и впечатления и переживания той поры боев за Советскую власть навсегда остались для него главными и самыми сильными.

Есть такая песня «Юный барабанщик». Это немецкая песня, русский ее перевод сделан тем же Михаилом Светловым:

 

Средь нас был юный барабанщик,
В атаках он шел впереди.

 

Хотя это перевод, но кажется, что написано о Светлове. Он был одним из юных барабанщиков новой эпохи.

Светлов написал «Гренаду» очень легко и певуче. Стихотворение создано, как говорится, на одном дыхании, и в ритме его есть нечто от шевченковских песен. Впрочем, поэт, предчувствуя возможность вопроса-упрека – не подражание ли Тарасу Шевченко «Гренада», что называется, обнажил прием:

 

Скажи мне, Украина,
Не в этой ли ржи
Тараса Шевченко
Папаха лежит?

 

И это как бы в споре с иноземным припевом:

 

Гренада, Гренада,
Гренада, моя…

 

Словно поэт застеснялся непривычных для него, кажущихся громкими строк про Гренаду и возвращает себя и читателя к реальной действительности, к украинскому пейзажу. Но случайно песня о Гренаде все время сочетается с матросской песней времен гражданской войны «Яблочко».

А потом лирический герой стихотворения признается, и, заметьте, не сразу, а помедлив с ответом:

 

Братишка! Гренаду
Я в книге нашел.

 

«Гренаду» очень любил и читал друзьям наизусть Николай Островский. Видимо, есть в этом стихотворении что-то корчагинское по духу.

Как же родилось это, ныне знаменитое, стихотворение-песня. Сам Светлов в 1957 году напечатал в журнале «Москва» своеобразное признание:

«Однажды я увидел вывеску: «Гостиница Гренада». И у меня появилась шальная мысль: дай-ка я напишу какую-нибудь серенаду! Но я пожалел истратить такое редкое слово на пустяки. Я начал напевать: «Гренада, Гренада». Кто может так напевать? Не испанец же? Да, конечно же, мой родной украинский хлопец… После многих лет, исследуя свое тогдашнее состояние, я понимаю, что во мне накопилось к тому времени большое чувство интернационализма. Я по-боевому общался и с русскими, и с китайцами, и с латышами, и с людьми других национальностей. Нас объединяло участие в гражданской войне. Надо было только включить первую скорость, и мой интернационализм пришел в движение».

В этом признании Михаила Светлова есть немало поучительного. Чужое, кажущееся красивым и недоступным слово-имя «Гренада» было «освоено» лишь тогда, когда его включил в свой обиход постоянный лирический герой поэта. Как же стихотворение «Гренада» стало песней?

Написанное в 1926 году, стихотворение сразу полюбилось в молодежной среде, сразу распространилось и сразу запелось. На какой мотив его пели? Видимо, на тот же: неопределенный, напрашивающийся сам собой, а значит не оригинальный. Точнее сказать, напевали, а не пели.

Встречая Светлова, Владимир Маяковский любил скандировать: «Гренада, Гренада, Гренада моя».

В мемуарах современников сохранился такой эпизод. На литературном вечере Светлов, читая «Гренаду», сбился, запамятовав строчку, смущенно замолчал. Другой участник вечера – Владимир Маяковский подхватил слово и наизусть дочитал «Гренаду» до конца.

Потом появилась музыка на эти слова, принадлежащая перу Константина Листова. «Гренаду» Светлова и Листова пел находившийся тогда на вершине популярности Леонид Утесов. Музыка Константина Листова приобрела широкую известность, но через десять лет после своего рождения «Гренада» зазвучала еще на один мотив. Вспыхнувший в республиканской Испании фашистский мятеж заставил испанский народ взяться за оружие. На помощь республиканцам со всех краев земли ехали в Испанию интернационалисты. В ряды Интернациональных бригад встали и советские добровольцы. Случилось то, что в 1926 году было романтической мечтой юного революционера, украинского хлопца:

 

Я хату покинул,
Пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде
Крестьянам отдать.

 

Наши товарищи в Испании первыми столкнулись с фашистами в бою. Есть много свидетельств – советские летчики и танкисты под Гвадалахарой и Теруэлем пели по-русски «Гренаду». Но запели ее на своих языках и добровольцы, приехавшие из других стран. Самое интересное, что переведенная с русского «Гренада» Светлова стала испанской песней.

В ряде мемуарных книг, вышедших на Западе, есть свидетельства еще одной жизни этой песни: в лагере смерти Маутхаузен «Гренада» стала гимном заключенных, призывом к непреклонности и борьбе; ее пели на французском языке.

Несколько раз «Гренада» становилась песней, а потом вновь возвращалась к своему первоначальному состоянию, то есть звучала как стихотворение.

Но в шестидесятых-семидесятых годах она опять стала популярной песней. На этот раз нельзя сказать, что определенная, такому-то композитору принадлежащая музыка стала крыльями «Гренады». Распространившееся повсеместно в молодежной среде сочинение и пение песен под гитару коснулось «Гренады». Молодые советские «менестрели» обратились к ряду известных стихотворений советской поэзии («Если я заболею» Ярослава Смелякова, «Гренада» Светлова и другие).

Теперь «Гренаду» поют широко на самодеятельный мотив. Ее поэтическое обаяние и интернациональный сюжет вошли в духовный обиход нескольких поколений.

 


 

Михаил СВЕТЛОВ

Гренада

Мы ехали шагом, 
Мы мчались в боях 
И «Яблочко»-песню 
держали в зубах. 
Ах, песенку эту 
доныне хранит 
Трава молодая – 
Степной малахит.

Но песню иную
О дальней земле 
Возил мой приятель 
С собою в седле.
Он пел, озирая 
Родные края: 
«Гренада, Гренада, 
Гренада моя!»

Он песенку эту
Твердил наизусть… 
Откуда у хлопца 
Испанская грусть? 
Ответь, Александровск, 
И Харьков ответь: 
Давно ль по-испански 
 Вы начали петь?

Скажи мне, Украйна, 
Не в этой ли ржи 
Тараса Шевченко 
Папаха лежит?
Откуда ж, приятель, 
Песня твоя: 
«Гренада, Гренада, 
Гренада моя»?

Он медлит с ответом,
Мечтатель-хохол:
– Братишка! Гренаду 
Я в книге нашел. 
Красивое имя,
Высокая честь – 
Гренадская волость 
в Испании есть!

Я хату покинул,
Пошел воевать,
Чтоб землю в Гренаде 
Крестьянам отдать. 
Прощайте, родные! 
Прощайте, семья, 
«Гренада, Гренада, 
Гренада моя!»
Мы мчались, мечтая 
Постичь поскорей 
Грамматику боя –
Язык батарей.
Восход 
поднимался 
и падал опять,
И лошадь устала 
Степями скакать.

Но «Яблочко»-песню
Играл эскадрон 
Смычками 
страданий 
На скрипках времен… 
Где же, приятель, 
песня твоя:
«Гренада, Гренада, 
Гренада моя»?

Пробитое тело 
Наземь сползло, 
Товарищ впервые 
Оставил седло.
Я видел: над трупом 
Склонилась луна,
И мертвые губы 
Шепнули: «Грена…»

Да. В дальнюю область, 
В заоблачный плес 
Ушел мой приятель 
и песню унес.
С тех пор не слыхали 
Родные края:
«Гренада, Гренада, 
Гренада моя!»

Отряд не заметил 
Потери бойца 
И «Яблочко»-песню 
Допел до конца. 
Лишь по небу тихо 
Сползла погодя 
на бархат заката 
Слезинка дождя…

Новые песни 
Придумала жизнь. 
Не надо, ребята,
О песне тужить. 
Не надо, не надо, 
Не надо, друзья… 
Гренада, Гренада, 
Гренада моя!