Чьи же недра?




«Чем Россия отличается от мира? Тем, что у нас недра по Конституции принадлежат народу. Поэтому поиск новых полезных площадей и месторождений – это полномочие государства».

Многие депутаты удивились: с чего это вдруг господин Козлов вспомнил про Конституцию? В ней немало хороших деклараций, но реалии-то другие. А коммунисты сразу догадались, что пассаж прозвучал им в пику. Во время встречи министра с фракцией КПРФ ее депутат Анжелика Глазкова спросила: почему нефтяные и газовые олигархи, владеющие самыми доходными месторождениями страны, не делятся с народом, который с каждым днем беднеет?

«Как не делятся? – возразил Козлов. – Они же в бюджет платят налоги…»

А налоги в РФ плоские: что с миллиардеров, что с нищих – 13%. Такая налоговая толика с огромных нефтегазовых доходов «в пользу народа» смехотворна. Министр не может этого не понимать. Поэтому, чтобы обезопасить себя от каверзных расспросов во время дискуссии в Госдуме, Козлов поставил точку над i: всё – «у народа», в Конституции так написано. И нечего требовать национализации недр…

К слову сказать, тема правительственного часа с участием Козлова, предложенная коммунистом Михаилом Матвеевым, была другой – о мусорной реформе. Но обоюдными усилиями «ЕдРа» и высокопоставленных чиновников она была заменена. Не может, оказывается, Козлов объяснить, почему провалилась мусорная реформа, почему продолжают расти горы отходов по всей стране, хотя народ платит немалые деньги за их вывоз и переработку. Не зная, что сказать о «мусорах», министр переключился на недра.

Но полностью избежать мусорной тематики Козлову не удалось. Депутат от Алтайского края Мария Прусакова (КПРФ) напомнила ему о неоправданно высоких тарифах за вывоз мусора для сельских жителей: у них мало отходов, органика уходит на корм скоту или на компост, остается разве что зола. «Платят селяне за услуги, которых не получают. Когда восстановите справедливость?» – допытывалась Мария.

«Нормативы и тарифы устанавливают регионы», – отмахнулся, было, Козлов. Но ему дали понять, что регионы подчиняются федеральным властям, и Минприроды придется разобраться, по какому праву алтайское чиновничество сдирает последнюю шкуру с деревенских жителей. Козлов не спорил, просто «успокоил» Прусакову тем, что «в любом случае все идет в бюджет».

Бюджету, может, и хорошо, но карманы сельчан остаются пустыми.

Не понимают министерские с их высокими зарплатами, что у простого народа денег ни на что не хватает, что у некоторых доходы не дотягивают даже до прожиточного минимума, и несколько сотен рублей, которые люди вынуждены отдавать за несуществующий мусор, для них большой расход.  

Сергей Обухов встревожен начавшейся застройкой национального парка Лосиный остров. «Редчайший уголок природы, охранная территория, погибает у всех на глазах», – подчеркивал депутат. Оказывается, в России таких парков гибнет немало от рук коммерсантов. Неужели нет на этих дельцов никакой управы? Есть же законы о защите заповедников, парков. Почему их игнорируют лихие «предприниматели»? Это ведь хотят не лося убить, а целый кусок чистой, не замутненной земли отхватить и баснословно нажиться. Коммерсанты рискуют и обычно выигрывают? 

Министр, похоже, тоже не слишком обеспокоен защитой природы. Сколько раз в его ведомство обращались представители Иркутской области, доказывая на словах и показывая на слайдах, что леса, Байкал надо спасать. И никакой реакции от министерства. Чиновников больше интересует недропользование, это ж дает прибыль здесь и сейчас.

Вот и Козлов не задержался на мусорно-природоохранной тематике, переключился на недра:

«Россия обладаем ресурсами и запасами всех известных полезных ископаемых: углеводороды, уголь, черные, цветные и благородные металлы, нерудные полезные ископаемые. По запасам и добыче многих из них страна в группе мировых лидеров. Прирост запасов природного газа – полтора триллиона кубических метров при добыче 662 миллиарда кубов, никелем прирастаем на 912 тысяч тонн при добыче в 307 тысяч тонн, золотом – на 649 тонн при 430 добываемых. …Это гарантия российских интересов», – обобщал министр.

Сейчас РФ завозит литий, но его можно и нужно добывать в нашей стране. Есть два крупнейших месторождениям лития в Мурманской области. Уже бы добывали, если бы не завысили платеж за эксплуатацию месторождения до 14,2 миллиарда рублей. Сейчас платеж снизили до 400 млн рублей, и компания «Росатом» решила заняться литием.

Или Новоялтинское месторождение железных руд в Оренбургской области. Когда платеж упал с 3,5 миллиарда рублей до 600 миллионов рублей, шансы на добычу многократно возросли.  

Но «питьевая вода все же главный ресурс», – отмечал Козлов. В мире нарастает ее дефицит. «Министерство в тренде: в стране уже выдано 52 тысячи лицензий на поиск и добычу питьевых и технических подземных вод».

В целом недропользование – это фундамент российской экономики, обеспечивает экономическую безопасность государства. По данным Росстата, порядка 40 процентов консолидированного бюджета страны – доходы от минерально-сырьевого комплекса.

Министр с энтузиазмом рассказывал о богатстве и перспективах российских недр. Но к вопросу об их принадлежности не возвращался. С уверенностью сказал, что компания «Росгеология» 100-процентно принадлежит государству. И в этом никто не сомневается. Геологоразведка – трудоемкое, затратное дело, и не всегда можно получить тот результат, на который был расчет. В рискованном «бизнесе» участвуют рядовые граждане и бюджетные вложения, только не богачи. А кто потом распоряжается открытыми подземными кладовыми? Ясно, что не рабочие… За министерским энтузиазмом угадывается желание исполнительной власти создать новые возможности для приватизации доходных месторождений «своими», приближенными, по схеме Чубайса.

КПРФ категорически против растранжиривая недр частными лавочками. Коммунист Олег Лебедев, выражая мнение фракции, заявил, что «КПРФ выступает за рациональное использование природных ресурсов во благо всех граждан России, за принятие комплексных мер, направленных на повышение эффективности разведки и добычи полезных ископаемых». О. Лебедев изложил программный взгляд коммунистов на недропользование.  

«КПРФ считает недопустимым, чтобы конкурентоспособность отечественных геологических компаний зависела от поставок импортного оборудования. Сегодня эта зависимость составляет свыше 40%. Это ставит под угрозу устойчивость нашей металлургии, химической, атомной, медицинской промышленности».

Олигархи наживались, торгуя российскими ресурсами, не заботясь ни о чем, даже о производстве отечественного оборудования для обеспечения добычи, копили на своих счетах миллиарды, но не создали ни одного предприятия.

Большая проблема – недостаточная изученность наших недр, отметил О. Лебедев. Нужны современные карты, но их не хватает. А без достоверной геологической информации невозможно эффективно инвестировать в поиск, разведку и разработку месторождений. Цена ошибочных решений, принятых на основе неполных или некачественных исследований, может обойтись в сотни миллиардов рублей. Министр сообщил, что фиксируется прирост ресурсов и запасов многих полезных ископаемых. Но этот рост запасов обеспечен по большей части разведкой уже имеющихся месторождений с советского времени. 

В СССР геологические и гидрологические исследования велись с опережением потребностей, обеспечивалась возможность вовлечения разведанных запасов в производство без задержек. Районы перспективных геологических исследований были заблаговременно обеспечены картографической основой. Потому и появилась в Советском Союзе надежная ресурсная база для роста экономики рекордными темпами – до 14 процентов в год.

Лебедев подчеркнул, что ключевыми элементами успеха советской модели недропользования были разработанные под руководством Владимира Ильича Ленина принципы организации научной деятельности, которые превратили науку в могучую силу экономических преобразований, определили ее ведущую роль в развитии народного хозяйства, получившего такой запас прочности, что служит стране до сих пор. «И сегодня необходимо заострить внимание на научном обеспечении недропользования. Наука должна идти впереди», – говорил коммунист.  

Но об этом направлении в докладе министра даже не упомянуто. Богатые приватизаторы общенародных недр меньше всего думают о науке: она же требует денег.   

Не хотел Козлов углубляться в экологию. Только недропользование чистым не бывает. Потому, заявил О. Лебедев, объем выбросов загрязняющих веществ в атмосферу, связанных с добычей полезных ископаемых, должен учитываться в комплексе с разведкой и освоением месторождений. Министерство умалчивает, но народ знает, что в стране нефтедобытчики продолжают загрязнять атмосферный воздух попутным нефтяным газом и продуктами его сжигания. Нередки аварийные ситуации, сопряженные с загрязнением водных экосистем добываемым сырьем. А системы предотвращения экологических ЧП и устранения вреда, нанесенного природе, до сих пор не создано.

Экономика России по-прежнему остается сырьевой, хотя давно пора перейти к переработке. «Только отказ от сырьевой модели, от экспорта сырья и продуктов первого передела в пользу производства, реализации продукции с высокой добавленной стоимостью обеспечит устойчивое развитие России», – доказывал Лебедев.

                                                                          Галина ПЛАТОВА

Другие материалы номера