Свет в тайге




Глава таежного поселка перевела его на зеленую энергетику и сэкономила бюджет. Но эти деньги забрали

Белая величественная мачта ветряка видна уже при въезде в Беляки. Она возвышается над таежным поселком с 2013 года. Установки ветряка добилась глава Беляк Валентина Паисьева. Ее же стараниями в селении установили солнечные батареи, а энергозатратные лампы в фонарях заменили на светодиодные. Чтобы наладить в населенном пункте альтернативное энергоснабжение, понадобилось два года. Валентине пришлось обивать пороги чиновников краевой администрации и отбиваться в судах от прокуратуры и УФАС. Теперь в поселке, как говорят местные, «цивилизация», но оптимизм главы селения разделяют не все – мол, что толку, все равно Беляки закроют.

Беляки находятся в Богучанском районе Красноярского края на берегу правого притока Ангары, реки Иркинеева. Это граница Богучанского и Эвенкийского районов – Крайний Север. До Красноярска отсюда семьсот километров. Чтобы попасть в Беляки, сначала надо добраться до райцентра – села Богучаны. Можно автобусом (шестьсот километров, часть дороги разбита и не асфальтирована, время в пути – около десяти часов) или самолетом (два с половиной часа на маленьком двухмоторном L-410). Но самое сложное начинается потом. От Богучан до Беляк – еще девяносто два километра. Дороги нет, есть зимник, разбитый лесовозами. Рейсовый автобус ходит только в сильные морозы, когда ямы и рытвины замерзают. С мая по ноябрь поселок практически в блокаде, проезжают лишь частники на внедорожниках и уазик сельской администрации.

Валентина Паисьева в своём доме

Валентина Паисьева мало спит. Ночи у нее – для рутинной, письменной работы. А днем в дом главы сельсовета бесконечно идут люди. Первый стук в дверь раздается около девяти утра. Мы к тому времени уже проснулись и успели прогуляться по поселку: с рассветом он проявился, словно на пленке, во всей красе – прозрачный воздух, звенящая тишина, вокруг величественные сосны и ели. Двое мужчин и женщина заходят в дом и, не раздеваясь, располагаются в прихожей-кухне. Один осторожно придерживает правую руку – заметно, что терпит боль.

– Абрамовна, звони в район, пусть машину отправляют, – говорит женщина (как выяснится позже, санитарка ФАПа и жена пострадавшего). – Упал, видно, вывихнул, три дня болела, сегодня опухла и покраснела. Я все, что могла, сделала, обезболила, но не помогает. Вдруг перелом, я ж не понимаю.

Валентина Абрамовна набирает районную больницу, не дождавшись, когда санитарка закончит говорить – и так всё понятно. На том конце сначала отнекиваются, потом все же соглашаются выслать машину: «Только туда, обратно не повезем».

Поселок Беляки в шесть улиц образовался на месте глухой тайги. В 1966 году здесь открыли лесозаготовительный пункт. Приехали на работу первые люди – из поселка Бедоба, в тридцати пяти километрах от Беляк. Начали селиться, строить дома. В прежние годы, когда тут работал леспромхоз (его закрыли в 1990-е годы) и бригада геофизиков, численность населения доходила до полутора тысяч человек, рассказывает Валентина. По переписи населения 2010 года, в поселке жили 234 человека. Сейчас – девяносто.

Производства здесь никакого нет. Из учреждений – сельсовет, дом культуры, детский садик и ФАП, в котором только санитарка. В сентябре закрыли школу – здание признали аварийным. Часть семей определили детей в богучанский интернат, другие, кто не захотел, – переехали.

– Лет десять у нас было стабильно 256 жителей, – вспоминает Валентина Абрамовна. – Потом стало хуже с дорогой, начались проблемы с водой – сгорела водонапорная башня, пить из реки запретили (сейчас воду берут из скважины), ухудшилось снабжение продуктами. Люди стали разъезжаться. Когда закрыли школу, стало казаться, что поселок разваливают специально.

Мы понимаем, что мы дотационные и как кость в горле у государства. Но в таком случае закрывайте нас официально, выдайте людям жилищные сертификаты – и до свидания. Но нас и не закрывают, и жить нормально не дают.

Валентина Паисьева руководит сельсоветом с 2007 года. Свою карьеру она начинала техничкой в клубе, хотя и окончила институт культуры. Вскоре начальство заметило ее организаторские способности, и ей предложили стать заведующей. Затем два созыва была депутатом сельского совета. Когда бывший глава Беляк уволился и уехал, жители уговорили ее баллотироваться – тогда по уставу в поселке были прямые выборы глав. Вспоминает, что и дети еще были маленькие, и со здоровьем уже начались проблемы, но она решилась.

Бюджет поселка – 7 миллионов рублей – не менялся уже несколько лет. Хотя расходы на зарплаты, налоги, бензин и электричество растут. В итоге сегодня хватает только на оплату труда и коммунальные платежи. А жить хочется нормально: ремонтировать дороги, проводить мероприятия, стариков поздравлять. Это все полномочия сельского совета, которые деньгами не подкреплены. Валентина Абрамовна нашла выход – стала участвовать в грантовых программах. То на детскую площадку выиграет грант, то на ремонт дороги. Просила всегда по минимуму, понимала, что на маленькую территорию много не дадут. И это работало. Но главной головной болью всегда была проблема электроснабжения.

Магистральных линий электропередачи в Беляках нет, всё электричество – от дизельного генератора. Это, несмотря на то, что в 238 километрах находится Богучанская ГЭС. В 2010 году в Красноярском крае началось строительство нефтепровода на Юрубчено-Тохомском месторождении в Эвенкии. К нему тянули ЛЭП, которая должна была проходить по Богучанскому району. Сегодня ЛЭП проходит в четырех километрах от Беляк, в пятидесяти километрах – станция, где есть отвод на Беляки, но в поселок линии не заходят. С тех пор поменялись и глава района, и губернатор края – спросить не с кого. А чтобы довести дело до конца, нужны немалые средства.

Заместитель районного главы – Виктор Любим родом из Беляк. Там в детский сад ходил, там школу закончил. Говорит, что если бы довели электричество, была бы в поселке совсем другая социальная ситуация: «Обидно, что мимо идет высоковольтка, а мы только на солярку для Беляк тратим двенадцать миллионов в год».

Электричество на дизеле обходится сельчанам в семьдесят пять рублей за киловатт-час, тогда как в среднем по Красноярскому краю – всего три рубля. Физлицам положена субсидия, им разницу в стоимости компенсируют, а вот юрлица – сельсовет, предприниматели – вынуждены платить по полной. Местные говорят: предпринимателей к нам не заманишь. Содержать даже маленькое помещение дорого, единственный в поселке магазин еле сводит концы с концами – даже несмотря на то, что продает товар по ценам в полтора-два раза выше городских. По словам Валентины Абрамовны, только на электроэнергию владельцы магазина тратят сорок тысяч рублей в месяц. Плюс затраты на транспортировку продуктов. Всего – около ста тысяч ежемесячных расходов.

– Мы буквально уговариваем их не бросать нас, иначе и хлеба будет негде купить, – говорит Валентина Абрамовна. – И так впрок его берем и замораживаем. Машина, на которой они возят продукты, постоянно ломается, порой вообще проехать не могут.

В 2007 году, став главой, Валентина Паисьева решила заняться уличным освещением. Его не было совсем – слишком дорого. Между тем зимой в четыре – уже сумерки, утром светает не раньше десяти, а людям – на работу, детям в школу, садик. Паисьева закупила десять ламп «дээрэлок» и повесила их на центральных улицах. А к февралю они «съели» весь бюджет на освещение – тогда он был совсем маленький, деньги выделялись только на освещение здания администрации, гаража и крыльца сельсовета. До конца года поселок вновь погрузился во тьму. На тот момент киловатт-час в Беляках стоил двадцать девять рублей, тогда как по краю – рубль.

Директор компании «Кисана» с коллегой приехали в Беляки по приглашению Валентины. Осмотрели сам поселок, реку. Предложили два варианта для решения вопроса с электричеством: построить плотину на реке Иркинеева или установить ветрогенератор и солнечные батареи – и добывать электричество с помощью солнца и ветра. Уже позже в Красноярске связались с метеостанцией и запросили данные о скорости течения воды, силе ветра, количестве солнечных дней. Идею строить плотину отмели – получалось слишком дорого. Остановились в итоге на солнечных батареях и ветрогенераторе. Кроме того, специалисты предложили использовать светодиодные светильники и пустить провода не по периметру, а напрямую от дома к дому, минуя пустующие строения. Это позволяло сократить длину проводов, а значит – потери электричества.

Специалисты «Кисана» решили бесплатно разработать для Беляк пилотный проект по электрификации поселка. В компании, которая занимается светодиодными светильниками, решили попробовать новое направление – возобновляемую энергетику. Для этого нужна была тестовая площадка, а тут как раз – Беляки. Как рассказывал нынешний директор «Кисана» Алексей Логинов, Валентина Абрамовна заразила всех своей энергией и «горячим желанием сделать жизнь сельчан лучше».

Как только Валентине Абрамовне прислали итоговый проект со всеми расчетами, она начала «атаковать» Министерство промышленности, энергетики и жилищно-коммунального хозяйства Красноярского края. Сначала отправила тогдашнему министру Денису Пашкову документы почтой – реакции не последовало. Поняла, что нужно говорить с глазу на глаз, но добиться приема было нереально. Записывалась, а он всегда был занят. Тогда решила вылавливать министра в коридорах – узнавала в новостях, на каком он мероприятии, ехала туда и поджидала. Поймать с первого раза не удалось, пришлось мотаться несколько раз. Наконец удалось вручить министру распечатанный экземпляр проекта и все объяснить. Тот вроде бы согласился: «Тема интересная, посмотрим». Но вскоре Пашкова в министерстве не стало – получил пять лет за мошенничество. К сменившему Пашкова и.о. попасть было проще. «Зашла и с порога стала объяснять, убеждать, насколько это важно и нужно», – вспоминает Валентина Абрамовна. Говорит, тот со словами «почему бы не попробовать» всё подписал. На проект по альтернативному электроснабжению в Беляках министерство пообещало выделить 4,5 млн рублей. Это было в начале 2012 года. Деньги пришли только в октябре.

Реализовать средства по закону надо было до конца года. Но как? В октябре в Беляках уже настоящая зима, мороз – какое строительство? Если возвращать – внесут в черный список, не увидишь больше ни денег, ни проекта. Пришлось рискнуть. Объявили торги, провели их как положено. Но «Кисан» конкурс не выиграл. Другой подрядчик – красноярская фирма «Энергоарсенал» – предложил более низкую цену, пришлось отдать проект ему. Валентина Абрамовна возмущалась: «Люди создали проект, причем совершенно бесплатно, они и должны реализовывать свое детище!» Но делать нечего, пришлось работать с другими.

Ветер наверху и правда есть – огромные лопасти ветряка крутятся без остановки, даже если погода безветренная. Вместо десяти «дээрэлок» в поселке теперь работают сорок светодиодных ламп, закупленных на грантовые средства, – и освещают все шесть улиц. Светодиодные лампы стоят и в администрации, и в гаражах сельсовета. Это существенная экономия: «дээрэлка» потребляла двести пятьдесят ватт в час, а светодиодная лампа – в пять раз меньше. Солнечные батареи и ветрогенератор подают электричество на здание сельсовета, два гаража и жилые улицы.

– Можно и весь поселок перевести на альтернативное электроснабжение, – рассуждает Валентина Абрамовна. – Мы могли бы и еще один ветрогенератор, и второй ряд солнечных батарей поставить, освещали бы гораздо большую площадь, но, боюсь, таких денег нам не дадут.

Жители Беляк уже привыкли к необычному оборудованию. Даже дети знают, где у входа в сельсовет рубильник уличного освещения. Сторож включает его рано утром, а вечером, когда людей на улице уже нет, – выключает.

– Раньше мы с фонариками ходили, старались все дела сделать до темноты. А теперь цивилизация, хоть в восемь, хоть в десять вечера можно и в гости, и просто прогуляться. Утром в садик ребенка вести, вечером забирать удобно. Дети гуляют допоздна, не страшно, – говорит жительница поселка Марина. То, что энергию Беляки могут «добывать» сами, у одних жителей вызывает гордость, другие считают, что толку мало, – все равно поселок закроют.

– Беляки себя изжили, как бы мы ни старались, здесь уже невозможно жить и растить детей. Школу закрыли, дороги нет, автобус не ходит. Мы, конечно, поддерживаем Валентину Абрамовну, она оптимист и очень старается, но лично я смысла в этом не вижу, – делится другая жительница поселка.

Валентина Абрамовна говорит – она никогда не сомневалась, что всё получится, но люди поначалу крутили пальцем у виска и смеялись. Даже коллеги, главы сельсоветов из Богучанского района, не понимали, зачем это нужно. А когда заработало, тоже захотели сэкономить и стали обращаться к ней за советом.

Через год стало понятно, что благодаря альтернативной системе электроснабжения Беляки экономят около миллиона рублей в год. В 2014 и 2015 годах эти средства оставались в бюджете поселка. На них тогда провели летний водопровод к каждому дому, в 90% домов поменяли электропроводку, во всех домах заменили счетчики. А потом поселку просто урезали бюджет на эту сумму.

Сегодня Беляки ежегодно экономят 1 миллион 200 тысяч рублей – и этих денег поселок больше не видит. Валентина Абрамовна обращалась в районное финансовое управление: «Как так?» Там объяснили, что таков закон.

– Получается, стараешься, придумываешь экологически чистые и безопасные способы электрообеспечения, находишь неравнодушных людей, которые готовы идти навстречу и помогать, в итоге даже все (о чудо!) получается и работает в условиях севера, а толку-то мало, – говорит Валентина Абрамовна. И продолжает: – Но я не сдамся. Беляки – моя родина, я буду стараться сохранить здесь жизнь. Нас хоть и мало, но мы тоже люди.

Светлана ХУСТИК

Красноярский край

Другие материалы номера