О душе забыли




Нашему поколению повезло. Потому что у нас было серьезное образование и приобщение к чувству Родины. В нашем детстве выходили удивительные фильмы о героях России. Исторические – о подвижниках Александре Невском, Дмитрии Донском, классика – Мусоргский, Глинка, Ушаков, Зоя Космодемьянская и так далее. Мы росли, подпитываясь этой духовной мощью. Сейчас оно отрезано абсолютно.

К чему мы пришли, мы это видим в современном образовании, которое очень упало. Упала роль учителя, педагога. Ее просто принизили такими фильмами, как «Школа», например. Это вообще аморальный фильм, ударивший по нашей школе, по педагогам, по ученикам. За этим вообще никто не глядел. Ответственных не было. И сейчас их нет.

К нам в Думу часто приходит министр культуры. Мы об этом беседуем. В частности, я задавал вопрос: «Когда началась Отечественная война, наш кинематограф выпустил от июня месяца к сентябрю, за 4 месяца практически, десяток военных кинодрам. Десяток! А что сейчас сделано? Мы уже 9 месяцев воюем. Что сделало Минкультуры? Что сделал Фонд кино? Где эти патриотические фильмы?» По-прежнему у них в программе, в запуске и скоро выйдут все те же подделки «Ирония-3» с Киркоровым, уже всем надоевшим… И прочие триллеры, фэнтези, развлекаловка. Да вы что делаете, дорогие мои? Для вас что нет законов? Нет указа президента о культурной политике? Они приняты были еще в 14-м году, и еще два года назад бывший министр Мединский говорил, что это «конституция для чиновников». Так почему ее не выполняете? Почему такое русофобское отношение?

Причем это не в одном ведомстве. Это повсюду. Это по телевидению, это в СМИ. Я понимаю, что мы еще живем, таща за собой этот балласт либеральный, русофобский. Нам нужно меняться…

В чем причина этого патриотического бесстрастия?

Причина прежде всего в том, что отсутствует идеология Российского государства. Это слово – «идеология» пугает либералов, хотя оно переводится как наука об идее, об идеале. И ничего плохого нет, чтобы государству иметь свою идеологию. Оно обязано иметь эту науку об идеале. Чтобы на своих идеалах воспитывать новое поколение и транслировать эти идеалы грядущим поколениям. Этого напрочь нет в наших ведомствах. Когда это появится? Быть может, когда мы поменяем этих чиновников? Потому что я, к примеру, открыто это говорю уже давно.

Я их видел, этих чиновников Минкультуры. Я там 5 лет провел в качестве заместителя председателя Общественного совета Минкульта. И я говорил – гляжу в глаза, в лица, вроде русские лица, но откуда эта латентная русофобия?! Пренебрежение к своим традициям. Почему вы тормозите проекты, которые являются проводниками основ государственной культурной политики, которые зиждутся на традиционных духовно-нравственных ценностях. Почему вы даете сотни миллионов средств на какие-то выставки современного искусства, на все эти черные квадраты, параллелепипеды, треугольники. Я напоминал у нас там, в Думе, слова Крамского – великого русского художника, который так говорил: «Нет такого понятия – современное искусство. Искусство оно или есть или его нет». Так вот, они пропихивают это во все каналы, строят дворцы так называемого современного искусства… Нужно круто менять вектор нашего духовного, культурного развития. О душе забыли. Где такие фильмы как то, что делал Тарковский? Который творил с ощущением Бога. И ему служил. Чему вы служите? С вашим рыночным, бездарным и пошлым кинематографом.

Как раз к вопросу рынка. В одном из своих интервью один известный наш современник – музыкант, певец Игорь Растеряев говорил, что это ошибочное мнение, что у России нет идеологии. Она есть, и это капитализм. То, что называется рентабельность. Высокое искусство, патриотическое искусство – оно нерентабельно, поэтому и не производится. Может в этом проблема? В том, что декларируемая рыночность распространяется абсолютно на все сферы, и, как говорил Христос: «Нельзя служить одновременно Богу и мамоне, поэтому служат только мамоне…

Да в душе мы напрямую задаем все эти вопросы чиновникам от культуры. Ольга Борисовна (глава Минкульта) признает, что у них действительно нет ответственности, нет рычагов воздействия. Эту ответственность у них отняли законом Ельцина 1990 года, который запретил чиновникам, государственной власти регулировать нашу культуру. У них нет этих рычагов. Нужно поменять на 50% состав Минкультуры, которые иногда весьма далеки от понятия «культура». Я рассказывал в Думе, как я пришел в качестве зампреда Общественного совета посмотреть на отбор кадрового резерва министерства, посмотреть, кого они хотят принимать, кто будет дальше руководить нашей культурой. Беседуем с претенденткой, ну, ей лет 27, обаятельная такая вполне… И я задал один-единственный вопрос: «Пожалуйста, назовите русских поэтов XIX века» Молчание, ужас и непонимание в глазах, очем ее спрашивают. Она ушла, зашел другой претендент, того же возраста человек. Я задал этот же вопрос. Та же реакция. Но самое интересное – реакция у дамы, у главы департамента по кадрам, которая вела это прослушивание. Она мне говорит: «Ну зачем вы их так смущаете…» Ошеломляющее бескультурье…

Я уже предлагал руководству от которых что-то, как мне кажется, зависит, реорганизацию ведомства. Подчинение Минкультуре всего, что относится к понятию «культура». И образование, и просвещение, и телевидение. Почему литература и телевидение отданы Минцифры? Это что такое? Минцифры – это же технологические моменты. Почему литература там? Посмотрел на состав экспертного совета Минцифры. Большинство из них те самые обаятельные либералы, которые и плавали на поверхности до 24 февраля и дальше продолжают плавать. Точно такая же ситуация в Минкультуры. Эксперты, оценивающие, допустим, документальное кино, я с ними общался, из 30 экспертов 15 – блогеры. Я не против блогеров, но люди, сидевшие в зале, эксперты, не понимают что такое документальное кино. Удалили из этого совета подлинных мастеров. Почему? Смотрят ли за этим наши чиновники?..

Один из наших министров, Соколов, говорил в правительстве о том, что нужно спасать Минкультуры от коррупции. Когда я спрашивал наших чиновников, почему они так пренебрежительно относятся к одному из корневых фестивалей России «Золотому витязю», мне чиновник задал вопрос: «А вы им откатываете?» Я сказал, что никогда не «откатываю». Ну вот вам и ответ… Так разъяснил мне человек достаточно высокого ранга. Что это такое? Почему дают сотни миллионов рублей на антихристианскую оперу «Тангейзер», на антиисторический фильм «Матильда»? Минкультуры еще при Авдееве давало премию государственную, денежную на инсталляции детородного органа на санкт-петербургском мосту. Что происходит?! Это их идеология? Это деньги? Что это?!

Искали русскую идею, но она всегда была в нашей русской литературе. И Иван Александрович Ильин, наш философ, говорил так: «Что есть русская идея? Это идея сердца и идея любви». Это и есть основа идеологии. Сердце и любовь. Далее патриотизм! Это третье. Далее – все измерять мерою Христа. И не думать, что ты останешься в одиночестве. В одиночестве  был Андрей Тарковский, служивший господу Богу и бывший проводником в своем искусстве. Он прошел крестный путь. Мой соратник, мой учитель Тарковский. Осознанно прошел…

И еще об идеологии. Когда-то я бывшему министру культуры Швыдкому задавал вопрос. Когда он был еще министром культуры. Ну зачем вы даете сотни миллионов на выставки современного искусства, где куры гадят на голову Льва Толстого? Он мне ответил «Должны цвести все цветы». Но сорнякам-то зачем помогать?! Он мне ответил: «Ну ведь у нас нет теперь идеологии». Он указал какой пункт конституции отменили идеологию. Обманывали наши либералы. Была идеология и есть. Дьявольская идеология вседозволенности, апокалипсиса и подталкивания человека ко греху и падению и вырождению. Россия встала сейчас против этого. И, как открыто сказал наш президент, мы восстали против мирового сатанизма, всё очень серьезно и надолго…

21 ноября в Госдуме мы объявили о создании культурного фронта России, куда вошли все лучшие деятели театра, кино, литературы, живописи… Лучшие наши актеры, наша молодежь. Щукинское, Щепкинское училище, Консерватории… Академии… Мы создали этот фронт, и я сейчас общаюсь с руководством страны. И говорю – ну вот, мы создали фронт, дак помогайте. К нам сейчас идет вся Россия – Дальний Восток, Калининград, Северный Кавказ, Сибирь. Все говорят – ну наконец-то, нам дают проекты замечательные, которые зарубает Минкульт. Ждут от нас, что мы будем помогать, а как мы будем помогать без помощи государства. Я надеюсь, что они все-таки поймут, что создано в стране и будут помогать.
Ведущий: «Николай Петрович, как вы считаете, правильно ли делать упор в патриотическом воспитании именно на культивировании  этики труда, трудолюбия?»

Будет ли сломлена либеральная линия?

Есть такое понятие «Не наши». Обращаясь к «не нашим» написал удивительные стихи друг Пушкина Языков. О котором Пушкин говорил, что это единственный поэт, которому я могу завидовать. Вот послушайте. И этих «Не наших» вокруг полно.

Не любо вам святое дело

И слава нашей старины;

В вас не живет, в вас помертвело

Родное чувство. Вы полны

Не той высокой и прекрасной

Любовью к родине, не тот

Огонь чистейший, пламень ясный

Вас поднимает; в вас живет

Любовь не к истине, не к благу!

Народный глас – он Божий глас, –

Не он рождает в вас отвагу:

Он чужд, он странен, дик для вас.

Вам наши лучшие преданья

Смешно, бессмысленно звучат;

Могучих прадедов деянья

Вам ничего не говорят;

Их презирает гордость ваша.

Святыня древнего Кремля,

Надежда, сила, крепость наша –

Ничто вам! Русская земля

От вас не примет просвещенья,

Вы страшны ей: вы влюблены

В свои предательские мненья

И святотатственные сны!

Хулой и лестию своею

Не вам ее преобразить,

Вы, не умеющие с нею

Ни жить, ни петь, ни говорить!

Умолкнет ваша злость пустая,

Замрет неверный ваш язык:

Крепка, надежна Русь святая,

И русский Бог еще велик!

Этих наших вокруг полно… Вот мы сейчас, Россия, должны доказать, что «русский Бог еще велик» и мы, наша страна Россия, станем примером для вырождающегося человечества.

Николай БУРЛЯЕВ

Другие материалы номера