Разные курсы –  разные итоги




Что же касается Белоруссии, то ее отличает обилие болот, пресной воды и сырья для производства калийных удобрений. Правда, она имеет важное социальное преимущество – здесь правительство не ориентируется на требования МВФ и эгоистические интересы местной элиты.

Соответственно, если в России развитием народного хозяйства руководит «свободный» рынок, то в Белоруссии – жесткое государственное регулирование использования небогатых природных, трудовых, материальных и финансовых ресурсов. 
О последствиях этого различия в способах и эффективности управления сообщают последние официальные данные Госкомстата РФ и Национального статистического комитета Беларуси – по итогам первого полугодия 2018 г.
Поскольку обобщающим показателем уровня эффективности руководства развитием народного хозяйства обычно признается динамика производства валового внутреннего продукта (ВВП), прежде всего обратим внимание, что за 6 месяцев нынешнего года темп роста ВВП в РФ оказался почти в 3 раза ниже, чем в хуже обеспеченной ресурсами Белоруссии. 
Столь мизерный рост ВВП в текущем году дает основание либеральному блоку правительства России прогнозировать увеличение темпов роста ВВП в 2019–2020 гг. всего до 2,3–2,5 процента. Но что это означает? 
Практически это означает, что правительство, как то уже было в 2013–2017 гг., вновь молчаливо отказывается от выполнения очередного майского указа президента РФ – в части обеспечения геополитически значимого требования – обеспечить прорывное ускорение роста ВВП (в 1,5 раза за 6 лет). Чтобы на этой основе остановить начавшееся с 2008 г. быстрое снижение доли России в мировом воспроизводстве, а потому и рост доли населения, живущего за чертой бедности. 
Но почему в бедной ресурсами Белоруссии инвестиции за 6 месяцев нынешнего года росли в 3,4 раза быстрее, чем в России, богатой пригодным для экспорта сырьем? 
По официальным данным соответствующих статистических служб, это легко объяснимо – правительство Белоруссии, во-первых, озабочено развитием прежде всего перерабатывающих отраслей. А во-вторых, оно настойчиво требует возврата в страну экспортной выручки – в форме по преимуществу машин и оборудования, эффективных технологий и т.п. 
В России ситуация иная. Здесь, с одной стороны, существенно недогружены мощности предприятий судостроения, авиастроения, сельмаша, дормаша и др. при неограниченном вывозе за рубеж стали, алюминия, энергоносителей. А с другой стороны, правительство дает зеленый свет на невозврат экспортной выручки, которая могла бы послужить развитию отечественной экономики и социальной сферы. 
Расчеты на основе официальных данных Госкомстата РФ свидетельствуют о том, что наши экспортеры (естественно, в основном олигархи) в январе–июне 2018 г. вывезли за рубеж товаров примерно на 90 млрд долларов – больше, чем импортировали. Следовательно, эти 90 млрд долларов они дополнили к ранее накопленным за рубежом примерно 1300 млрд, тогда как страна потеряла еще около 10% созданного за год ВВП. 
Чтобы оценить масштаб этой лояльности российского руководства к крупным экспортерам, обратим внимание на тот факт, что из созданного в нынешнем году ВВП на оплату труда 70 млн его создателей израсходовано всего 33% ВВП, на выплаты 46 млн пенсионеров потрачено 8,2% ВВП, на инвестиции в основной капитал – примерно 16%. 
В Белоруссии удельный вес в ВВП этих трех статей удалось повысить почти на треть – за счет недопущения господства экономической элиты в динамике товарно-денежного оборота. Наоборот, в России, поскольку экспортерам позволено не возвращать в страну значительную часть ВВП, это привело к потере ресурсов, из которых всего 70% могли бы увеличить инвестиционный потенциал РФ в полтора раза, а потому и забыть о пенсионной реформе, которая несет угрозу новой волны демографического кризиса. 
О первых признаках усиления данного кризиса Госкомстат РФ сообщает следующее: если в 2016 г. на 100 родившихся россиян оказалось 100 умерших, то в 2017 г. этот показатель ухудшился сразу на 16%. За январь–июнь текущего года Госкомстат установил 121 умершего на 100 родившихся. При этом в девяти областях Центрального федерального округа с общей численностью жителей около 10 млн человек на 100 родившихся пришлось183 умерших. 
Обратим внимание, что, во-первых, этот показатель более чем в полтора раза превышает уровень демографического неблагополучия в соседней Белоруссии, несущей на себе не только печать «лихих 90-х», но и более тяжкие, чем в России, последствия немецко-фашистского нашествия. 
Во-вторых, нужно иметь в виду, что нынешняя волна естественной убыли населения в РФ связана не только с «эхом» падения рождаемости, «подаренным» нам социальной политикой Ельцина и его единомышленников. С конца прошлого года Госкомстат РФ отмечает возобновление роста смертности россиян. Особенно в Центральном федеральном округе, включая, казалось бы, благополучную Москву. А это подтверждает серьезность отставания от Белоруссии – как по данному показателю состояния здравоохранения, так и по качеству жизни в целом. 
В нынешней обстановке остро встает вопрос о выживании законопослушных россиян. По существу, о тех электоральных «дубах», корнями безропотного труда которых питается племя особо доверенных из алчных экспортеров. 
Об этом нельзя молчать, поскольку, «наевшись… досыта, до отвала», эти алчные «проснулись» и торопятся мобилизовать либералов всех ветвей власти на удушающую заботу о счастье народа. Навязывают эту заботу лукаво-доброжелательно, ссылаясь на якобы общественную ценность пенсионной реформы, законов о повышении НДС, снижения экспортных пошлин, создания внутрироссийских офшорных зон и др. 
Но неприятная правда состоит в том, что эти новации сузят платежеспособный спрос населения и оживят «демографический крест» для 60–80 процентов россиян. Скорее всего, это делается даже не из ненависти властей предержащих к своему электорату, а всего лишь из официально не афишируемого желания сохранить и несколько расширить масштабы потребления для экономической и политической элиты. 
В том числе за счет паразитических доходов в форме невозврата экспортной выручки, избыточных дивидендов, доходов с междусобойных посреднических операций, земельной, административной ренты и др. 
Для либеральных руководящих команд постсоветского периода это не ново. Ново лишь то, как основательно ранее наработанная практика ныне обогащается административным цинизмом. 
Вспомним, что было время, когда лишение легковерных россиян доступа к общенародной собственности декларировалось рыночным обменом этой собственности якобы на две «Волги» на ваучер. 
А вот нынешний отъем пенсий, заслуженных за более чем 10 лет работы с производительностью, в несколько раз превышающей выплаченную зарплату, предполагает отношения вовсе не рыночные.

г. Воронеж

Другие материалы номера