Макрон пытается откупиться




Его лоб был нахмурен, его тон говорил о раскаянии, президент Франции признавал свои ошибки: «Я знаю, что своими словами причинил боль некоторым из вас» – и пообещал дорогостоящие фискальные меры для повышения пакетов выплат и пенсий. Окажется ли этого достаточно для восстановления его авторитета, зависит не только от общественного мнения, но и от самих протестующих.

13-минутное обращение Макрона, за которым наблюдали ошеломленные 21 миллион человек, было первым его публичным выступлением с тех пор, как 1 декабря насилие охватило центральные части Парижа в рамках общенациональной акции «Желтые жилеты». Президент пообещал, что лица, получающие минимальную заработную плату – в настоящее время это 1499 евро (1707 долларов США. – Прим. авт.) в месяц, – будут получать дополнительные 100 евро в месяц без каких-либо затрат для работодателей (вероятно, через расширенное субсидирование заработной платы. – Прим. авт.). Увеличение социальных отчислений с пенсий будет отменено для лиц, получающих менее 2 тысяч евро в месяц. Как сверхурочные, так и любые бонусы на конец года, предлагаемые работодателями, не будут облагаться налогами и сборами.
По оценкам правительства, стоимость этих мер составит порядка 8–10 миллиардов евро, или около 0,4 процента ВВП. Без компенсирующего сокращения расходов это неизбежно приведет к увеличению дефицита бюджета, который, как уже прогнозировалось, вырастет в 2019 году до 2,8 процента ВВП, что значительно выше, чем в Италии, и едва удерживается внутри Маастрихтского предела в 3 процента. Некоторые аналитики предполагают, что благодаря новым уступкам он может достичь 3,5 процента. Это может спровоцировать новый кризис в еврозоне.
Макрон также исключил возможность возврата налога на имущество, который он отменил в качестве одного из первых своих действий после вступления в должность. Отмена этого решения является центральным требованием многих «желтых жилетов», чье первоначальное недовольство повышением экологических сборов на дизельное топливо и бензин на заправках теперь разрослось до гнева по поводу того, что они считают несправедливым налогообложением.
Не менее важным, чем сами меры по увеличению доходов, был тон президента. Ушел всезнайка, читающий лекции. Пришла пора смирения и беспокойства. Как человек с высшим философским образованием и рационалист, Макрон не занимается народной политикой, и, будучи верным стилю, он выбрал обычную форму обращения, сидя в Елисейском дворце за позолоченным столом, обрамленным знаками президентской власти. Но многие из тех, кто в течение последних четырех недель протестовал на перекрестках в сельских районах Франции, также злятся на то, что они считают неуважением к ним со стороны президента, так как трудности вынуждают их сводить концы с концами. На этот раз он признал свою вину…
Будет ли этого достаточно, чтобы снять напряжение протестного движения? Огромная трудность для правительства состоит в том, что движение «Желтые жилеты» не имеет ни структуры, ни лидеров. У него нет официальной позиции на переговорах, и его требования варьируются от разумного (отмена повышения экологического налога на топливо, что правительство уже утвердило с января 2019 года. – Прим. авт.) до абсурда (включая отставку самого Макрона. – Прим. авт.). Поэтому Макрон должен был сделать свое мирное предложение, не зная при этом, как будут восприняты его усилия.
Для некоторых из «желтых жилетов» будет недостаточно всего, что может сказать или сделать президент. Их гнев основан на ощущении того, что их бросили, которое нарастало более десятилетия во всех западных демократиях, а не только во Франции. Говорят о пятой субботе протеста 15 декабря. Однако во многих отношениях важнее реакция населения. Цифры на улицах в последние выходные – около 130 тысяч человек по всей стране – были относительно ограничены стандартами многих французских протестов. Такое давление на правительство оказал именно масштаб насилия, частично совершаемого ультралевыми и ультраправыми преступниками, а также поддержка общественного мнения.
Неудивительно, что политические оппоненты Макрона уже выстроились в очередь, чтобы отклонить как неадекватные те меры, которые он анонсировал. Опросы общественного мнения во время протестов показали, что большинство французов поддерживают «Желтые жилеты»; и несмотря на насилие, ситуация остается стабильной. Однако, согласно опросам, после выступления Макрона большинство решило, что он выполнил требования протестующих. Некоторые критики из его собственного лагеря вздохнули с облегчением. «Макрон признал прошлые ошибки в своем поведении, – сказал экономист Филипп Агион, который консультировал его во время предвыборной кампании, но потом стал жестко критиковать. – Он может двигаться дальше».
Пока трудно понять, как президент сможет выйти из этой драмы, сохранив тот же реформаторский импульс. Макрон по-прежнему имеет мощное парламентское большинство и сильные исполнительные полномочия президента Пятой республики. Но теперь он показал, что, несмотря на свое обещание не вести себя так, как его предшественники, он тоже отступит перед лицом давления на улице. Протест «желтых жилетов», несомненно, станет для Макрона поворотным моментом.

The Economist 
(Великобритания)

Другие материалы номера