Разрушители подбираются к ячейке

Идея принятия закона о борьбе с насилием в семье обсуждается не первый год. В российских семьях действительно не все благополучно. Из СМИ мы нередко узнаем о жутких расправах мужей над женами, детьми, бывает, что и жены, униженные и избитые, решаются на расправу. Страдают дети, старики.

Законодатели в поисках путей борьбы с семейным насилием хватались то за Уголовный кодекс, приравнивая семейные дебоши и драки к уголовным преступлениям, то за Административный, считая зачинщиков конфликтов административно наказуемыми. Добавил масла в огонь появившийся в этом году законопроект «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ». Его авторами стали спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко, депутат Госдумы – единоросска Оксана Пушкина, правозащитники. Народ воспринял проект с любопытством, а потом раскритиковал в пух и прах.
Про законопроект спросили у В. Путина на пресс-конференции 19 декабря. Он признался, что документ не читал, узнал о нем со слов В.И. Матвиенко, после чего у него «появилось смешанное чувство». Вспомнил советское определение, что «семья – ячейка общества», и что в СССР «месткомы, парткомы… наводили порядок в семье». У Путина не сложилось полного понимания фразы «люди именно за этот закон или против насилия?».
В КПРФ проанализировал законопроект «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ» депутат, первый заместитель председателя комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству, заслуженный юрист РФ Ю.П. Синельщиков. В ответ на вопрос «Советской России», как он оценивает обсуждаемый законопроект, Юрий Петрович сначала предложил вернуться к событиям двухлетней давности: 
– Тогда мы в Госдуме живо обсуждали законопроект о внесении изменений в статью 116 Уголовного кодекса РФ, которая предусматривает уголовную ответственность за побои. Она действовала до 7 февраля 2017 года, когда из этой статьи были исключены «побои близких лиц». За них была ликвидирована уголовная ответственность по просьбе Верховного суда, этот вид правонарушения приравняли к хулиганству. 
Убрали из закона ответственность за угрозу убийством благодаря «Единой России». Когда угроза убийством была наказуема, это нередко сдерживало потенциальных преступников, что было реальной профилактикой убийств. Сейчас это положение исключили, потому и бытовых убийств стало больше. Вот и вся песня.
Фракция КПРФ голосовала категорически против этих изменений. Я выступал, обосновывал нашу позицию. Но единороссы всё одобрили в угоду МВД. Полиция жаловалась, что завалена мелкими делами, связанными с семейно-бытовыми конфликтами, из-за них некогда раскрывать серьезные преступления. МВД тогда поддержали даже некоторые представители духовенства, заявляя, что это в российских традициях, когда муж держит жену в ежовых рукавицах. Потом наступило просветление в некоторых головах, раздались голоса, что надо бы этот закон вернуть обратно. Но обратно не вышло, президент подписал: считать побои близких лиц хулиганством. 
Драки в семьях, в том числе и с тяжелыми последствиями, продолжались и множились. Задумались: как же профилактировать семейно-бытовое насилие в России? И появился законопроект «Об основах системы профилактики домашнего насилия в РФ». Мое мнение: этот законопроект, мягко говоря, не выдерживает критики. 
Это попытка подогнать мораль под закон. А мораль не терпит принудительного применения, никаких санкций. Будь то мораль из священных писаний или мораль из коммунистического кодекса. Она воспитывается в семье, в обществе, но жизненным порядком, продиктованным устройством общества, правилами, порядком, законами, которые правят в жизни общества, руководством страны.
Статью 116 разрушили и стали под закон подводить мораль. Совершенно несостоятельная попытка.
Авторы говорят – нам нужна профилактика семейно-бытового насилия. В этом проекте ее нет, значит нам потребуется принимать еще специальные профилактические законы. Придется еще придумывать закон о профилактике пьянства, о профилактике преступлений, связанных с мошенничеством, о профилактике преступлений на улицах, в общественных местах. Мы будем выстраивать целую цепь законов с повторяющимися статьями, положениями. Надо ли нам это? Не уверен. Не уверен и в том, что нужен отдельный закон о профилактике семейно-бытового насилия. 
Необходимо принимать универсальные законодательные нормы. Такой была в Уголовном кодексе статья 116 – об ответственности за побои. Она предусматривала ответственность и хулиганов, и домашних дебоширов, и насильников, и экстремистов, и других нарушителей. 
Я – за универсальные конкретные правовые запреты, которые могут действовать во всех случаях жизни. 
Но инициаторы законопроекта о профилактике домашнего насилия ушли от этого принципа, и вышла пустышка. По существу, это методическое пособие, а не правовой акт. Для работы по профилактике насилия в семьях оно не годится. Это мои общие замечания. 
Есть положения об ответственности за семейное насилие. Разрешается применение принудительных мер со стороны власти. Но что будет подпадать под семейное насилие? Читаем: насилие – это деяние, содержащее угрозу причинения психического страдания. Но в семьях есть пожилые люди, у которых бессонница, они ходят ночью по квартире, мешают спать домочадцам. Беспокойные старики причиняют семье неудобства, но какие меры к ним можно применить? Вопрос… Подобных примеров немало, но в законе не должно быть двусмысленных толкований, формального подхода. 
 Если такой закон будет принят, то полиции придется проводить проверки из-за каждой ерунды, выписывать документы. Они утонут в бумажках… Но у органов внутренних дел появляется очень серьезная мера. Они могут доставлять в отделение виновных в семейно-бытовых конфликтах. 
К чему приведет борьба с домашней преступностью? Бо­юсь, это будет мера воздействия на неугодных лиц. Выяснили, например, что такой-то человек критикует власть, и вдруг в его семье возникает конфликт. Чем не повод отпрофилактировать неблагонадежного гражданина? Иди и «работай» с ним, доставь его в органы внутренних дел. Никаких способов доказать, что насилия нет, что в семье просто повздорили, нет. Если наметили привлечь этого человека и обвинить в насилии, любой повод будет использован, человек будет обречен на привлечение к ответственности… 
В статьях законопроекта – никакой конкретики, кто такой нарушитель спокойствия, за что его привлекают к ответственности. Все будет происходить совершенно произвольно. Называются органы, которые могут проводить профилактику бытовых конфликтов, но они просто перечислены и ничего другого о них не говорится. 
Предписано социальным, медицинским работникам, общественникам докладывать в полицию о замеченных ими насилии в семье, неблагополучии. Но я сомневаюсь, что эта профилактика поможет. Это будет бумаготворчество, и скорее всего не очень объективное. 
В законопроект предлагается ввести профилактический учет, сбор, регистрацию, обработку, хранение, предоставление информации о лицах, подозреваемых в семейном насилии, с использованием автоматизированных информационных систем. Это как бы с целью профилактики семейно-бытового насилия. А на деле мы получим тотальную слежку за людьми. 
Конечно, необходимы социальная защита семьи, создание в ней атмосферы благополучия. Нужно дать людям работу, возможность нормально зарабатывать, вывести наши семьи из бедности, что зачастую становится причиной насилия. К сожалению, социальная сторона жизни не берется во внимание буржуазными законодателями. Хотят слабую сторону семьи уберечь от насилия, но не принимают во внимание, что семьям не на что жить, негде работать, нечем кормить детей. Всё перебросили на полицию, на силовиков, чтобы те наказаниями, осуждениями пресекали насилие. Но это не выход. Благополучие семьи напрямую зависит от здоровья общества. Настоящие причины не профилактируются, просто берут факт проявления насилия и по нему действуют – доставляют, наказывают, и т.д. 
По моему мнению, раскрученный законопроект о якобы профилактике домашнего насилия будет сеять раздор и не поможет улучшить ситуацию в наших семьях. 

Беседу вела 
Галина ПЛАТОВА