Жертва демонтажа




2 февраля у руин СКК прошел митинг. Главной темой акции стало требование восстановить историческое здание в прежнем виде и наказать виновных в уничтожении комплекса и трагедии, случившейся при его демонтаже. Перед этим, за три часа до начала согласованного митинга, в полицию забрали одного из координаторов группы, боровшейся за сохранение комплекса, «Сквер у СКК», Ларису Лопаткину. Женщина рассказала: причиной стало то, что она написала на заборе, который ограждает СКК, «Не простим вандалов…». Окончание фразы «и убийц!» дописать она уже не успела.
– Они меня схватили и потащили. Спросили, зачем я порчу имущество, а то, что они разрушили огромное прекрасное здание – это, конечно, ерунда! – со слезами рассказала активистка.
Напомним, конфликтная ситуация вокруг исторического здания СКК развернулась задолго до трагического демонтажа, когда петербуржцы впервые заметили, что из помещений выносят мебель, окна завесили тряпками, а по ночам внутри что-то пилят. Интересующимся отвечали, что после реконструкции просто поставят всё новое. Следующим этапом стало  появление вокруг здания забора. Затем стало известно, что ООО «СКА-Арена», имеющее в штате всего одного (!) сотрудника и не совершившее за два года своего существования ни одной финансовой операции, каким-то образом получило ордер на проведение монтажных и земляных работ вокруг комплекса. СКК должен был попасть в реестр памятников: как поясняют специалисты, огромный комплекс открыли в 1980 году, в преддверии московской Олимпиады, при его постройке применялись передовые инженерные решения того времени, по значимости его конструкция  приравнивалась к Эйфелевой башне. Ее уникальность заключалась, например, в цельносварной непрерывной мембране покрытия диаметром 160 метров и толщиной всего 6 миллиметров! Это решение на конгрессе в Париже в 1988 году было отмечено как одно из самых выдающихся в XX веке. 
По иронии судьбы в итоге именно мембранное покрытие модернистского комплекса стало его ахиллесовой пятой: «СКА-Арена» получило от института «Геореконструкция» экспертное заключение, что мембрана находится в плохом состоянии, около половины всей ее площади поражено коррозией. Максимальная глубина язвенной коррозии в два миллиметра и потери в сечении до 35% дали основания для признания здания аварийным. После этого дни уникального объекта были уже сочтены, ведь на освободившемся месте концессионер собирался построить самую крупную ледовую арену мира. 
Вылившийся в публичное пространство скандал разразился, когда из проекта «реконструкции», представленного на заседании Градсовета, стало понятно, что речь идет вовсе не о реконструкции, а о сносе СКК и строительстве на его месте новой арены. На защиту комплекса сразу же поднялись известные архитекторы и неравнодушные петербуржцы. От чиновников потребовали признать здание памятником. КГИОП ответил, что это возможно, но не раньше февраля 2020 года – иными словами, времени у концессионера-реконструктора оставалось не так уж много. Видимо, поэтому работы по демонтажу решили форсировать, несмотря на то, что активисты, сражавшиеся за сохранение архитектурного сооружения и его реконструкцию, указывали, что проект сноса недостаточно подготовлен. К сожалению, ни подрядчики, ни чиновники к мнению адекватных граждан не прислушались, результатом стала трагедия: при попытке срезать натяжную крышу конструкция рухнула вместе с рабочим. ЧП было зафиксировано на видео и транслировалось в прямом эфире. 
Как отмечают сегодня многие, снос СКК из обычного этапа строительных работ превратился в символ – символ демонтажа советского наследия, великого прошлого, под обломками которого был погребен российский народ в лице 29-летнего рабочего Матвея Кучерова. В Интернете появилась информация, что за демонтаж спорткомплекса фирма получала 200 миллионов рублей, при этом для осуществления работ были наняты несколько монтажников с вознаграждением 8 тысяч рублей в день. Рабочих подгоняли как могли, экономили буквально на всем: строительная люлька, подвешенная на стреле крана, обычная веревка, обвязанная вокруг пояса, в качестве страховки – все ради минимизации расходов и максимизации прибыли владельцев фирмы! Как стало очевидно из записей переговоров, погибшего Матвея просто заставили нарушить технику безопасности – на перемещение люльки вдоль объекта тратилось, по мнению начальства, слишком много драгоценного времени – нормальной связи между собой у рабочих не было, машинист мог ориентироваться только по устным командам с высоты. Все как в глубокой древности. Видимо, поэтому Кучерову приказали покинуть люльку и резать крепления, находясь прямо  на крыше объекта. Он пытался было возразить: «Как я буду там?» – спрашивает он, но его даже не слушают. 
После трагедии появилась информация о том, что два сектора крыши СКК были дополнительно нагружены строительным мусором и контейнерами с грузом. Никаких расчетов, полное отсутствие логики – рабочий в прямом смысле «рубил сук, на котором сидел»: ванты отрезали подряд, не через один и уж тем более не симметрично. После отрыва 15-го крепления конструкция, окончательно потеряв рассчитанное советскими строителями распределение нагрузки, сложилась как карточный домик. Бросившийся к спасительной люльке Матвей успел ее только коснуться…
Такая вот экономия и халатность, ценой которых стала чужая жизнь. 
В связи с гибелью при обрушении СКК Следственный комитет возбудил дело по статье 216, часть 2, УК РФ («Нарушение правил безопасности при проведении строительных или иных работ, повлекшее смерть человека»), однако на форуме проектировщков считают, что дело необходимо открыть по статье 109, часть 2, УК РФ («Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей»). Вот только на примере «Трансвааль-парка», «Хромой лошади» или «Зимней вишни» мы видим, что виноватым в нашей стране останется кто угодно, но только не владелец бизнеса, в погоне за своей сверхприбылью погубивший человека.

Другие материалы номера