Мы — не только «дети», мы — сироты войны!

Особенно это сиротство ощущается сегодня, когда идет подготовка к 75-летию Победы. Конечно, все мы за всяческое чествование оставшихся ветеранов, за внимание к блокадникам, узникам и др. Но обидно за наших отцов, которые ради Победы отдали свои жизни! Неужели они – вместе с очередным венком к памятнику Неизвестному солдату – заслужили только первую половину из торжественного обращения «Никто не забыт и ничто не забыто»?!
На Руси всегда заботились о сиротах. Помнится, в годы войны даже в заасфальтированной Москве находили кусочки земли, которые выделяли под огороды семьям погибших; давали ордера на обувь и одежду сиротам. Сегодня же нас, сирот войны, не включают даже в списки тех, кто получит памятные медали к 75-летию Победы. А следующий юбилей для нас уже проблематичен…
Наши отцы погибли в основном молодыми. Они не успели получить наград, званий и далее воинских пенсий, квартир. Они не смогли помочь своим детям в трудные послевоенные годы, оставить своим внукам в наследство жилплощадь и пр. Они просто отдали жизнь за страну, за нас с вами, полагая по-христиански, что государство позаботится об их сиротах. 
Неужели казна оскудеет, если нам, болящим, иногда дадут, вместо погибших отцов, льготное место в престижном воинском госпитале или льготную же путевку в санаторий? Сейчас представляется своевременным признать на государственном уровне: есть такая категория наших граждан – сироты ВОВ. 
Не материальный интерес лежит в основе моих строк. Большинство из нас не бедствует – есть пенсии, есть дети, которые помогают (хотя нередко и наоборот). Кстати, в Новосибирске «детям (документально сиротам) войны» доплачивают ежемесячно по 500 рублей. Речь не о деньгах, а о справедливости на государственном уровне! 

С уважением 

Мария Григорьевна БАКАКИНА (ЮРОВА),
1933 года рождения; до 1960 г. москвичка, 
с 1961 г. в Новосибирском Академгородке; 
мать 4 детей; 
заслуженный работник культуры РФ.

Мой отец – Юров Григорий Денисович, 1906 г.р. – погиб под Можайском 12 декабря 1941 года. 
В «Книге памяти москвичей, погибших в ВОВ 1941–1945 гг.» еще четверо его родных братьев и восемь близких родственников.

 

Голос из Касимова

У многих отцы не вернулись.
А пришли: кто – без рук, кто – без ног.
Наши матери в горе сутулы,
Поднимали сирот кто как мог.

Непонятно теперь: дети павших
В сражениях с немчурой
Не считаются пострадавшими,
Обездоленными прошлой войной?

Еще живы мы, старые люди,
Возвышаем свой немощный глас:
– Долго ль эта неправда пребудет?
– Почему презирает нас власть?

Прислал А. СЕЛИВЕРСТОВ

Пенсионер, 1939 года рождения.
г. Касимов