Гнали «Престижную»




Уже вот этого было бы достаточно для мудрой власти, чтобы позвать этих предприимчивых дам, старушками назвать их язык не поворачивается, в областное правительство, чтобы они научили хотя бы местных чиновников, как возродить разрушенную экономику региона. За два десятка лет в России было закрыто или полностью ликвидировано порядка 80 000 предприятий. Несложно представить, как пригодился бы их опыт, тем более в масштабах страны. 

В конце прошлого – начале этого года история наделала много шума. Мнения людей разделились радикально. Кто-то осуждал пенсионерок, а большинство обращали внимание на тот факт, что пенсионерки отважились на этот рискованный шаг от беспросветной бедности. Мало того, они дали приличный заработок и работу многим своим землякам. Жители городка, где работал завод, все как один встали на сторону нарушительниц закона. Кроме этого, они показали, что безвыходных ситуаций не бывает и при правильной организации дела вполне можно убыточное и остановленное производство поставить на ноги. Однако у правоохранительной системы и суда, как и у Уголовного кодекса, на этот счет было «особое» мнение. 
В небольшом городке Верхнеуральске Челябинской области до 2016 года успешно работал один из старейших в регионе ликеро-водочных заводов – «Винокуренная компания «Январь». Он появился на базе винокурни, которая была открыта больше века назад, в 1885 году, и производила столовое вино, знаменитую местную водку. В конце XIX века ее пробовал даже будущий император России – цесаревич Николай во время своей поездки по стране. 
Позже винокурня стала заводом, который в свои лучшие времена выдавал в год по три миллиона бутылок, обеспечивая 70 процентов районного бюджета. Завод много раз менял хозяев, названия и даже выпускаемую продукцию. Во времена советской антиалкогольной кампании при Михаиле Горбачеве вместо спиртных напитков там производили конфеты «Птичье молоко». Но в 90-е годы всё вернулось на круги своя, и завод вновь стал выпускать водку, виски, бренди, джин и ликеры. 
«Роковую роль в судьбе предприятия сыграл сухой закон 1985 года. Новый коммерческий ход перевел его на кондитерские рельсы. Разливочные линии и оборудование были изрезаны и сданы в металлолом. После реконструкции в 1994 году завод возобновил выпуск водочной продукции. «Черным январем» стал для компании апрель 2016 года. Завод закрыли, рабочий люд распустили», – пишет на своей странице в социальных сетях краевед Юрий Латышев. Причиной стали проблемы с лицензией, и в апреле 2016 года по решению собственников завод все-таки закрыли. Ликвидатором предприятия была назначена его главный бухгалтер – 59-летняя Надежда Комарова. Но у Надежды, как оказалось, был свой бизнес-план. 
Именно она стала идейным вдохновителем «перезапуска» завода. 
План этот предполагал наличие компаньонов. Ими стали бывшие коллеги Комаровой, 64-летние Татьяна Образцова и Ольга Букасева. Обе много лет проработали на заводе и имели все необходимые производственные навыки: первая трудилась на линии розлива аж с 1980 года, вторая работала технологом на участке подготовки водки. После закрытия завода Образцова и Букасева вышли на пенсию. Подруги возродили производство, и уже в ноябре 2017 года в Верхнеуральске возобновилось производство алкоголя. Подпольное. 
На руку бутлегершам сыграл тот факт, что предприятие было законсервировано: все оборудование, необходимое для производства спиртных напитков, от приготовления до наклеивания этикеток, осталось на своих местах, причем в абсолютно исправном состоянии. 
Бывшие работники предприятия, как и сотрудники правоохранительных органов, расследовавших это происшествие, рассказывают, что масштабы производства были впечатляющими. Три автоматические линии розлива, обширный емкостной парк, более 31 тысячи бутылок водки различных наименований, а также около 50 тысяч литров спиртосодержащей жидкости – так описывают они подпольный ликеро-водочный завод в Верхнеуральске, на котором три пенсионерки производили водку. Фотографии производства, кому очень интересно, опубликованы на сайте Росалкогольрегулирования. 
Это вам не самогонный аппарат на плите и даже не цех-разливайка в подвале или гараже! 
Охранники предприятия хорошо знали сообщниц и без лишних вопросов пускали их на территорию. Так же свободно проходили туда и 20 рабочих из числа бывших сотрудников, которых наняли для работы. Позже все они дружно заявили оперативникам, что ничего не знали о нелегальном статусе своей деятельности. Рабочие якобы считали, что завод просто возобновил работу. 
–… Судя по ассортименту готовой продукции, завод выпускал водку сразу десяти наименований, в том числе «Армейскую», «Престижную» и «Gold 999», – рассказали в правоохранительных органах региона. 
По словам рабочих, по ночам водку из Верхнеуральска развозили на фурах в неизвестном направлении – вероятнее всего, в маленькие частные магазины, не слишком озабоченные происхождением товара. Между тем на подпольном производстве тщательно следили за качеством: если бы поддельной водкой кто-то отравился, это могло бы привлечь к ней нежелательное внимание. 
Через четыре месяца после запуска завода о наличии контрафактной продукции на рынке узнала служба безопасности компании «Белуга Маркет» – той самой, которая владеет правами на «Армейскую», «Престижную», «Gold 999» и другие марки из ассортимента Верхнеуральского завода. Ее представители обратились в полицию, и на подпольное предприятие нагрянули сотрудники Управления экономической безопасности МВД России. 
Тут-то полицейские и обнаружили, что работа на предприятии идет полным ходом. Среди прочего сотрудники УЭБ нашли «три автоматические линии розлива, готовую к реализации водку различных наименований». К этому времени сообщницы успели продать более 40 тысяч бутылок водки. Но новая партия готовой продукции, которую обнаружили полицейские, была куда больше. Как тогда рассказывала старший помощник прокурора региона Наталья Мамаева, пенсионерки приготовили к отправке 90 тысяч бутылок на 18,5 миллиона рублей. И если бы им это удалось, их суммарный доход мог бы составить 25 миллионов рублей. 
После этого пенсионеркам-бутлегершам предъявили обвинения по нескольким статьям УК РФ. В частности, сообщниц обвинили в незаконном производстве алкоголя с целью сбыта, использовании чужого товарного знака и подделке сертифицированных марок. 
Жители Верхнеуральска в противовес правоохранителям единодушно поддержали пенсионерок. По словам горожан, с закрытием ликеро-водочного завода многие верхнеуральцы потеряли работу – там трудились целыми семьями. А другую работу в маленьком городке найти сложно: ранее там уже закрылись хлебозавод, пивзавод и молокозавод. Именно поэтому, когда по Верхнеуральску разнеслась весть о возобновлении ликеро-водочного производства, его бывшие работники с радостью вернулись на рабочие места. 
– У нас в городе нет работы, – пожаловалась журналистам бывшая сотрудница предприятия Галина Ступенькова. – У меня сын дома сидит – раньше работал на заводе, сейчас даже грузчиком не может устроиться, всё занято. 
Чиновники местной администрации поспешили заявить, что не были в курсе темных дел бутлегерш. Что до его владельцев, то они так и остались в тени. Поэтому всю ответственность за подпольное производство возложили на трех предприимчивых пенсионерок. 
В минувшей понедельник Верхнеуральский районный суд поставил точку в этой трагикомичной ситуации. Суд приговорил к четырем годам лишения свободы условно трех пожилых женщин, организовавших производство контрафактного спиртного на площадях бывшего ликеро-водочного завода. Учитывая, что подсудимые ранее к уголовной ответственности не привлекались, полностью возместили причиненный ущерб, суд ограничился условным лишением свободы. Помимо условного срока, женщины получили штрафы в размере 750 тыс. рублей каждая. 
Можно было бы посмеяться над всей этой историей и предприимчивыми пенсионерками, если не осознавать масштабы разрушения отечественной экономики. Зная же это, понимаешь, что главная виновница всего, что произошло с ними, – все-таки власть. Для того же Верхнеуральского района брошенный завод был основным донором муниципального бюджета. Закрытие его лишило средств не только сам район, но и десятки местных семей. Нигде не удалось найти информацию о том, что местные власти хоть что-то предпринимали для спасения предприятия, а по большому счету – для спасения своих же жителей от безработицы и нищеты. И так в масштабах всей России… 

Другие материалы номера