Учительский окоп




Очную учебу Роспотребнадзор счел безопасной в школах большинства регионов. Руководитель ведомства, главный санитарный врач России Анна Попова заявила, что переноса вируса из школ в семьи не наблюдается. «В значительной части субъектов Российской Федерации, в большинстве, практически во всех, у нас дети прекрасно ходят в школу, проходят фильтры, и нет осложнений в семьях, – сказала чиновница. – Есть, к сожалению, если кто-то заражается, то в семье заражаются и приносят в школу, нежели наоборот. Это тоже уже доказано нашими учеными, статистические данные есть». Более того: по мнению представителя ведомства, заразившиеся коронавирусом учителя «виноваты сами» – не носили маски и пренебрегали мерами социального дистанцирования, «в том числе при проведении педагогических советов, совещаний накануне начала учебного года, что привело к распространению инфекции среди педагогов». 
Точку зрения чиновницы прокомментировала председатель удмуртского отделения профсоюза «Альянс учителей» Анастасия Бунтова: «Конечно, сами виноваты. В том, что соглашаемся выполнять бестолковые требования, которые нереально выполнить. И это я не только про Роспотребнадзор. Иногда, услышав очередные требования, хочется встать и кричать: «Коллеги, давайте не будем соглашаться на это, они же самодуры!». Приведу пример: последние две недели в школе у нас одновременно проходили ВПР, школьный этап всероссийской олимпиады, диагностическая работа для 10-классников. Даты проведения нам назначают, а мы должны подстроиться. И так получилось, что эти все мероприятия должны пройти в один день. На вопросы как это сделать, как совместить с уроками, не смешивая потоки детей и т.д., на предложения перенести часть мероприятий на другие дни, нам отвечают: «Ну вы же опытные учителя, придумайте что-нибудь». Уверена, что абсолютно все коллеги согласятся, что ВПР и диагностические работы в этом году вообще можно было не проводить. Но надо же чиновникам имитировать бурную деятельность. Вот так и живем…»
Градус недовольства в преподавательской среде, особенно в регионах, увеличивается и, похоже, точка кипения уже близка. Особенно там, где ситуация выглядит особенно абсурдной. В Татарстане, например, подряд вышли две новости: одна о смерти директора школы из-за ковида, а другая – что в каникулы в республике будут работать… школьные лагеря! Елена Геннадьевна Егорова, директор средней образовательной школы №2 поселка Васильево Зеленодольского района республики, возглавлявшая учебное заведение в течение последних шестнадцати лет, скончалась из-за сопутствующих заболеваний в COVID-госпитале, открытом на базе Зеленодольской центральной районной больницы. Женщине было всего 52 года. 
После этого случая власти республики и управление Роспотребнадзора призвали граждан быть внимательными к своему здоровью и соблюдать меры защиты. И тут же озвучили еще одну новость – во время осенних каникул в Татарстане планируют провести пришкольные лагеря – так же, как это бывает летом. В учительской среде новость предсказуемо вызвала огромное недовольство. Как выяснилось, подобные планы есть не только в Татарстане, но и в других регионах – осенние лагеря планируют проводить в Удмуртии, Республике Коми, в Челябинской, Свердловской и Тюменской областях, в Республике Алтай и т.д. «Бегаем по кабинетам, чтобы дети не смешивались. Но, похоже, что только учиться нельзя – разобщение и все такое. А на кружки после уроков и в лагерь в каникулы вполне можно. У нас и кружки, и лагерь», – недоумевает учительница из Ярославля Анна Откидач. 
Кое-где, правда, в стандартный подход внесли продиктованные особенностями момента нюансы – так, в Карелии в областные школы проводить лагеря приедут волонтеры-студенты из столицы республики, что тоже не радует ни местных учителей, ни родителей учеников – они боятся, что студенты и привезут вирус в глубинку. В ХМАО решили шагать в ногу со временем и организовать лагерь …в системе онлайн. Такой вариант педагогов все равно не радует: во-первых, не понятен смысл такого мероприятия – образовательных программ и без того полным-полно, а, во-вторых, как справедливо отмечает, например, педагог из Лениногорска Эльмира Гаффарова, «сейчас многие учителя работают за себя и за тех, кто болеет. И передышка не помешала бы». Зачем же в таком случае лагеря? Педагоги уверены – все дело исключительно в финансировании, а точнее в нежелании чиновников от него отказываться: «Там денежки неплохие на регион поступают, только никто из нас их не видит». 
По поводу здоровья учителей у чиновников мнение в принципе весьма специфическое. Светлана Гирева работает учителем в школе города Летка Республики Коми. Глава Роспотребнадзора заявила, что учителя практически не болеют, их защищают маски. Всем известно, что врачи, работая в красной зоне, на скорой с ковидниками очень часто заражаются и даже погибают, хотя ходят к больным в полной экипировке. Но учителя, видимо, особенные, нас защитит обычная одноразовая маска! Педагог возмущается: «Нас защищает маска и безграничная любовь к преподаванию! Как священника святой дух, даже маски не нужны», – соглашаются со Светланой коллеги. «У нас в школе учителя в последнее время один за другим заболевают. Мы никому не нужны, о нашем здоровье у Поповой заботы нет».
Еще недавно критикующие дистанционное обучение педагоги сейчас, кажется, уже готовы и на дистант: «Ей-богу, страшно уже на работу ходить! Мы уже друг друга заражаем. И маски носим, и брызгаем дезинфектором, и руки моем после каждого урока, но болеем. Я – за дистант», «Нас никто не слышит. Боятся реакции родителей на дистанционное образование». К сожалению, то тут, то там выясняется, что и сами учителя не все одинаково ответственны: «Отходила неделю на работу с температурой 37,5, пропила противовирусные, но температура не прошла, а только увеличивается. Спросите, почему не пошла к врачу? Некогда болеть! ВПР, отчеты, уроки, о себе мы думаем в последнюю очередь, чувство ответственности у нас очень развито. Сегодня, проснувшись ночью от жара и кашля, решила, что откладывать больше нельзя», – поделилась учительница из Ленинградской области, вызвав шквал возмущения: коллеги прозвали женщину Тифозной Мэри, с той только разницей, что там была кухарка начала 20-го века, а здесь образованный учитель 21-го. Неизвестно, сколько коллег и учеников успела заразить педагог за время своего «подвижничества», но после таких сообщений в «утреннем фильтре» с термометрией возникает полное разочарование, тем более что и ученики рассказывают, что среди детей многие находятся в классах с насморком, кашлем, плохим самочувствием.
Школьников Москвы в связи с рекордами по заболеваемости в столице отправили на удлиненные каникулы. Но педагоги настроены не слишком оптимистично: «Ну вот отправили школьников Москвы на каникулы, а нас на удаленку. И? Более половины семей школьников уехали с ними по заграницам отдыхать на две недели сразу же. И сейчас они вернутся из разных стран… Делать каникулы ради снижения контактов, не закрывая развлекательные центры и границы – просто верх идиотизма! Такое ощущение, что, наоборот, идет борьба за рост заболеваемости!» – негодует сотрудник московской школы Анна Евсеева.
Интересно, что в то время как столичных школьников отправили на длинные каникулы и даже заблокировали им социальные транспортные карты, в области продлять каникулы не стали. Более того, во время каникул власти Подмосковья нашли уместным устраивать во дворах жилых домов веселые балаганы «Кинопарка», собирающие толпы детей и их родителей! А теперь все эти дети вышли на учебу…
А ведь заболевший учитель выбывает из строя надолго, так что неизвестно, кто завтра будет учить детей! «В начале сентября заболела половина учителей, положительный ковид. Через уговоры закрыли школу на карантин, – рассказывает Мария Волобуева из Северодвинска. – Карантин закончился, школу открыли, работать некому. Ковид учителя переносят тяжело, долго положительные тесты». Учителя Брянска в соцсетях жалуются, что все плохо, масса заболевших и среди учителей, и среди учеников, однако классы не выводят в карантин – не положено. «Страшно выходить на работу, т.к. госпитали переполнены и берут только тех, кто нуждается в ИВЛ…. Есть и умершие среди близких родственников учеников. Однако дети продолжают посещать школу». Педагоги одной из школ города Дзержинска сообщили, что в их учебном заведении просто некому работать: «Двенадцать учителей на больничном. Расписание у детей уже почти пустое. А управление закрывает глаза». Такая же ситуация на Урале, в Сибири и так далее. 
Уже, кажется, не рады очному обучению и еще недавно как один возмущавшиеся родители. «У нас в школе, где учатся наши дети, 19 учителей заболели, к сожалению, одна учительница умерла от COVID-19. Дети тоже болеют, но точно не знаю количество заболевших. Отправляем в школу, так как какие-то ВПР… Почему-то не переводят на дистанционное», «Я родитель, и я за дистант! Очень много болеет в школе учителей, но школа не на карантине, хотя изначально его объявили, а потом вдруг отменили. Дети ходят на 3–4 урока (7-й класс). Зато по 2 классных часа в неделю. Спрашивается: ЗАЧЕМ?». 
Между тем, по оценкам Всемирного банка, весенний карантин в российских школах не пройдет бесследно: потери в обучении могут привести к снижению заработка школьников, когда они вырастут. Потери очных школьных часов в России могут снизить будущие доходы школьников на 2,5% в год на протяжении всей жизни работника, исходя из среднего прогноза ВБ. «Мы применили модель, которая позволяет перевести потери фактических школьных часов в потенциальное снижение результатов школьников в международном тесте PISA. Модель предполагает разные виды компенсации образования, такие как онлайн-обучение, а также использует разные прогнозы от пессимистичного до оптимистичного. По среднему прогнозу, российские школьники потеряют чуть больше трети учебного года. Также снижение результатов страны в тесте PISA можно конвертировать в потенциальные потери ВВП и будущих доходов работников», – сообщил директор и постоянный представитель Всемирного банка в Российской Федерации Рено Селигманн. «Исследования показали, что в США пропуск четырех месяцев учебы приводит к потерям 2,5% доходов в год на протяжении всей жизни работника. Подобные оценки можно экстраполировать и на российский контекст».
Какое решение единственно верное (и есть ли оно), пока непонятно, но все чаще звучит от учителей, что они одновременно «и щит, и расходный материал для государства». А в профессиональных сообществах в социальных сетях педагоги обсуждают не только обидно маленькие зарплаты, но и страх заболеть. И, вспоминая советы экс-премьер-министра, решают: а, может, ну ее, школу, и пойти в другую сферу?

Другие материалы номера