Мы – жертвы особой заботы




По мнению правительства, бизнес использует этот налоговый режим для уклонения от налогов. Однако надо понимать, что при всех наших мнимых уклонениях от налогов, черных и серых зарплатах мы еле сводим концы с концами. Известно ли членам правительства, получающим миллионные зарплаты, имеющим недвижимость на миллиарды рублей, что в сельской местности и малых городах России доходы в 10 тыс. рублей в месяц – большие деньги? Покупательская способность населения падает 6-й год подряд, коммунальные тарифы и поборы только растут. Кого вы собираетесь сделать белыми и прозрачными, о каких виртуальных недоплатах налогов вы говорите? В малом бизнесе уже давно никто не жирует! Весь тотальный контроль и «закручивание гаек» касается только малого бизнеса и населения. Олигархические структуры и крупнейшие корпорации находятся под неустанной заботой и защитой государства. 
Отмена ЕНВД нанесет серьезный удар по экономике России. С его отменой в сельских поселениях и малых городах закроются небольшие кафе и розничные магазины, аптеки, бары, салоны красоты, автосервисы. В первую очередь закроются те предприятия, которые особенно пострадали от эпидемии коронавируса.  В России резко возрастет безработица.
ЕНВД – один из немногих налоговых режимов, доходы от которого полностью идут в местные бюджеты. Его отмена, помимо роста безработицы среди местного населения, приведет к выпадению доходов из местных бюджетов. Это и есть поддержка правительства российского бизнеса в сложной экономической ситуации?
В такой ситуации в развитых странах снижается налоговая нагрузка на бизнес и население. Но только не в России, где правительство занято удушением российского малого предпринимательства, обескровливанием региональных бюджетов и всячески препятствует выполнению показателей национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержке ин­дивидуальной предпринимательской ини­циативы».
В России создана такая налоговая система, которая не стимулирует ни развитие бизнеса, ни создание новых рабочих мест, ни рост заработных плат. Малый бизнес и все, что с ним связано, превратилось в средство для осваивания бюджета и выкачивания денег с предпринимателей.
С одной стороны, выделяются миллиарды рублей. На один только проект «Малое и среднее предпринимательство и поддержка предпринимательской инициативы» выделено около 500 млрд рублей, создана Корпорация малого и среднего предпринимательства. Средняя заработная плата в аппарате корпорации 330 тыс. рублей. Такие деньги нам и не снились. А ведь необоснованно высокие зарплаты – это форма воровства.
Создано множество чиновничьих структур, паразитирующих на бюджете. Все эти департаменты инвестиционной политики и поддержки предпринимательства, фонды поддержки предпринимательства, инвестиционные агентства, за счет бюджета проводятся бизнес-форумы, слеты «успешных», формальная популяризация… Но малый бизнес в России устойчиво загибается, так сказать, не в коня корм. Почему бы это?
Отдельно взятым предпринимателям, чаще аффилированным с властью, может, эти структуры, и помогают, но системно ничего не делается. Ведь по логике вещей, если бизнес развивается, растут поступления в казну, развивается экономика и богатеет государство. Но только не у нас. У России в этом отношении «чем хуже – тем лучше». Если малый бизнес не развивается, можно без конца выделять средства на его развитие, пилить бюджет и всячески «помогать» этому малому бизнесу, обкладывая предпринимателей все новыми поборами, малый бизнес для власти – «дойная корова».
Причем делается это с особым цинизмом. Это называется заботой о легальном бизнесе, защитой легальной торговли и легального оборота товара. И все это за наш же счет. С нами проводятся все эти людоедские реформы под названием цифровизация и экономики: ЕГАИС, «Меркурий», кассы-онлайн и чипирование… Под предлогом того, что все это нужно нам, предпринимателям, нас заставляют платить за оборудование, программное обеспечение, за обслуживание всех этих недоработанных систем, аналогов которым нет ни в одной стране мира. И на всем этом богатеют всякого рода посредники-паразиты. 
Введение касс-онлайн преподносилось нам как освобождение от сдачи отчетности в налоговую инспекцию. Но только на один вопрос никто не мог ответить: нас кто-то об этом спрашивал, и есть ли у нас какой-то выбор? В итоге нам пришлось заплатить за приобретение самих касс, пост-систем, 2D сканеров штрихкодов, за установку и обслуживание всего этого десятки тысяч рублей. Но помимо этого мы должны ежегодно платить за фискальные накопители (8000 руб.), базовую лицензию для сдачи отчетности (нужна для передачи информации оператору фискальных данных – 7000 руб.), электронный ключ (рутокен) – 1500–3000 руб. Предприниматели назвали это законом «об использованных кассовых чеках». Суть его в том, что кассовые чеки в электронном виде через оператора фискальных данных передаются в налоговую инспекцию и там хранятся пять лет. Это так важно для экономики страны? Или для тотального контроля над бизнесом?
Вспомните введение системы «Платон» и как вдруг стал миллиардером сын Ротенберга. Или как вводилась ЕГАИС и ту страшную историю с отравившимися людьми в Иркутске, которая как-то совпала с введением ЕГАИС, и по которой много вопросов, наводящих на самые серьезные выводы.
На тот момент в стране существовало 258 000 лицензированных торговых точек. Установка этой системы только для одной кассы стоила более 100 000 рублей, не считая ежегодных платежей. Это, так сказать, чей-то вечный «маленький» бизнес. Если умножить эти две цифры, счет пойдет на миллиарды, которые осели в чьих-то карманах. Могут ли предприниматели, особенно в малых городах и сельских поселениях, потянуть все это? В итоге мы получили, невзирая на заоблачные штрафы от 500 000 до 1,5 млн рублей, резкое сокращение лицензированной розницы и рост контрафакта. Такая вот поддержка и защита добросовестного и легального бизнеса. 
Но время меняется, меняются и методы. В Мин­пром­торге уже создан департамент циф­ровой маркировки и легализации оборота продукции. Недавно в рамках недели ритейла проходил форум «Борьба с нелегальной торговлей». Прикрываясь заботой о добросовестных предпринимателях, торгующих легально, развернулась компания всеобщей чипизации товаров. На очереди чипирование лекарств, обуви, постельного белья, шин, минеральной воды, всего остального товара – поле непаханое! Вся эта борьба с нелегальной торговлей бьет в первую очередь по самой легальной торговле. Вот такая в России забота о малых предпринимателях.
Еще один яркий пример – это ситуация с сигаретами. Три транснациональные табачные компании: British American Tobacco (Великобритания и США), Japan Tobacco Inc (Япония), Philip Morris International (США) контролируют 80% рынка сигарет. Причем контролируют они не только производство, они устанавливают и розничные цены. Все, вероятно, видели МРЦ (максимальная розничная цена) на пачках сигарет, но мало кто знает, что торговая надбавка для розницы, определяемая этими табачными компаниями, составляет 7–8%. Сигареты – это ведь социально значимый товар, важнее хлеба и молока. И российские законы строго стоят на страже интересов зарубежных компаний, за нарушение МРЦ предусмотрены высокие штрафы. 
Неудивительно, что на рынке стал появляться контрафакт с большей маржинальностью. Но тогда мы обращаемся к представителям табачных компаний с просьбой дать нам возможность увеличить торговую надбавку – и проблема решится сама собой, т.к. мы сами хотим торговать легальной продукцией. Однако нам начинают рассказывать про сложный расчет акцизов именно с МРЦ. И хотя решение проблемы лежит на поверхности (сделать МРЦ минимальной ценой и рассчитывать с нее акцизы, а продажную цену оставить на усмотрение торговли), правительство в качестве защиты легальной розницы предлагает нам зарегистрироваться на «Честном знаке».
Каждой пачки сигарет присвоен свой уникальный QR-код, который мы сканируем при приемке сигарет и должны сканировать при продаже. Только вот оборудование, которое для этого необходимо, стоит десятки тысяч рублей – суммы, совершенно неподъемные для сельских предпринимателей. В этом и заключается вся суть «защиты» легальной торговли, как, впрочем, и нашей распильно-откатной экономики. Защита легального бизнеса – это инструмент по выкачиванию из него денег.
Еще одна форма поборов – это эквайринг. Но здесь уже к нам присосались коммерческие банки. За поступление денежных средств с банковской карты покупателя на наш расчетный счет, за обслуживание которого мы банку и так платим, банк берет с нас от 1,8 до 2% с оборота. Только вдумайтесь! В некоторых странах 1% с оборота – это вся налоговая нагрузка. А мы только банкам отдаем огромные деньги непонятно за что. Где же у нас ФАС – ау-у!
Российский малый бизнес оказался заложником всех этих игр и распильно-откатных схем. Отмена ЕНВД только подтверждает это. Правительству, видно, заняться больше нечем в период тяжелейшего кризиса и обнищания населения, как увеличивать налоговый прессинг на бизнес и добивать тем самым его.
В настоящее время в ГД находится 2 законопроекта, предлагающих отсрочить отмену ЕНВД до 2024 и 2025 гг. Мы создали петицию по поддержке этих инициатив, подготовили обращение в СФ и ГД – поддержать эти законопроекты.
Я обращаюсь ко всем, кому небезразлично то, что происходит с нашей страной. Малый бизнес – это индикатор отношения власти к населению, а население у нас – это вторая нефть, поддержите нас. Сегодня правительство добивает мелких предпринимателей – наиболее активную часть населения, пытающихся как-то выжить. Завтра в таком же положении окажется все остальное население страны! Просим всех неравнодушных граждан поддержать наше обращение по сохранению ЕНВД, это единственная спасительная мера для умирающего российского малого бизнеса.

Другие материалы номера