Дебандеризация

Вы имеете и неоспоримое право, и святую обязанность ваше русское имя не только сохранить и беречь, но ярко, сочно, красочно выявлять и утверждать во внешнем мире – именно сейчас, в мутную эпоху, когда украинствующие воры обкрадывают вас на каждом международном перекрестке…»

В.В. Шульгин

Когда сегодня иные ретивые пацифисты кричат, что никакого нацизма, а равно и фашизма на Украине не было и нет, это вызывает недоумение. Достаточно было бы официально разрешенных факельных шествий по Киеву или присвоения в 2009 г. Бандере звания Героя Украины, или установления бюста или барельефа в честь какого-нибудь нацистского упыря, чтобы утверждать наличие на Украине коричневой чумы. А мы помним и знамена со свастиками, и повсеместное вскидывание в приветствии рук, и вольфсангель на шевронах укровояк, и речевки, копирующие нацистское приветствие «Heil Hitler! Sieg Heil!» («Слава Гитлеру! Победе Слава!») или лозунг «Deutschland über alles» («Германия превыше всего»), и государственные праздники, посвященные ОУН-УПА (организации запрещены в РФ), и избиение ветеранов или просто участников «Бессмертного полка», и распеваемую по всей Украине от мала до велика дурацкую песню «Батько наш – Бандера, Україна – мати», и «Шаурму из москальских детей», и много чего другого. 

Искреннее отрицание фашизма на Украине, а также искреннее недоумение по этому поводу связаны с искренним непониманием сути этого государства. Дело в том, что постсоветская Украина – страна бандеровская. Бандеровская не только по идеологии, но даже по устройству, по этике и эстетике. Те самые существа, что когда-то сидели в схронах и вылезали ради массового садизма, расползлись по всей стране и попытались установить свои порядки. При этом Галиция, откуда явились последователи Степана Андреевича Бандеры, – это территория отрицательной селекции. В самом прямом смысле, без каких бы то ни было иносказаний. Как отметил поэт и ополченец ДНР Павел Кухмиров, «это не люди – это мутанты. И это не метафора». Кухмиров имел в виду не какую-то арийскую теорию о чистоте крови, а исторические события. Так, в лагерях Талергоф и Терезин галичанам ради выживания приходилось убивать своих же родных и знакомых. Тогда же власти Австро-Венгрии старались извести русофильство в Галиции, и уничтожению подвергались жители галицийских городов и сел. Стоит ли уточнять, кто занимался русскими погромами в том же Львове. С появлением ОУН-УПА селекция продолжилась: недостаточно жестокие отсеивались, с самого детства их натаскивали подавлять в себе жалость. Рассказы об ужасах Хатыни или Волыни слышали все, патологическая жестокость бандеровцев не может не удивлять. Но эта жестокость – явление не случайное, а выпестованное. Более того, укровояки еще и соревновались между собой в кровожадности. Оно бы и ладно, если бы бандеровцы продолжали сидеть по схронам. Но они не просто вылезли, но и выползли на чуждую им часть Украины. Выползли и подмяли ее под себя. Другими словами, современная Украина – это легализовавшаяся и пытающаяся создать свое государство ОУН, это никакая не братская страна, что нужно понимать особенно четко, чтобы не питать никаких иллюзий на ее счет. Кажется, время иллюзий прошло. Но все-таки необходимо помнить, с чем мы имели дело, даже не с 1991 г., а значительно раньше.

Вскоре после смерти И.В. Сталина пошло тихое восстановление ОУН, и уже к 70-м годам партийное и хозяйственное руководство Западной Украины состояло преимущественно из бывших ОУНовцев. На закате советской власти появился всем памятный «Рух» – официально разрешенная националистическая организация, наследница ОУН. С 1970 г. на должности заведующего отделом агитации и пропаганды ЦК КПУ был Л.М. Кравчук, в дальнейшем – депутат Верховного Совета УССР, член Политбюро ЦК КПУ, наконец, председатель Верховного Совета Украинской ССР и первый президент Украины. Встреча в Беловежской Пуще в декабре 1991 г. была организована по инициативе украинской стороны. Об этом Кравчук лично заявил в интервью в 1992 г. Сообщив заодно, что на этой злополучной встрече именно Украина задавала тон. И Ельцин, имевший доверенность от Горбачева и действовавший как уполномоченное лицо, подписал Беловежское соглашение, потому что Кравчук отказался подписывать Союзный договор. Конечно, никто не утверждает, что Кравчук распоряжался в Вискулях как у себя дома, а Ельцин был этакой овечкой, во всем следующей за бойким товарищем. Просто нужно понимать, что уже тогда Украина решила не просто выйти из состава СССР, но и заняться наконец-то осуществлением давней мечты украинских националистов – созданием собственного государства. Подчеркнем: не украинского государства, а государства украинских националистов. 

О том, что и сам Кравчук имеет отношение к ОУН, говорилось не раз. Ветеран СМЕРШа Ю.В. Тараскин вспоминал, что Кравчук свою «трудовую деятельность» начинал в «сотне отважных юношей» при отделе особого назначения в качестве разведчика. В книге «Война после войны (Воспоминания контрразведчика – Боевой отчет в литературной обработке)» Тараскин описал организационную структуру ОУН-УПА, показав устройство организации с 20-х гг. XX в. По мнению Тараскина, структура ОУН отличалась хорошей продуманностью и слаженностью. Среди прочего им описаны молодежные организации и работа с молодежью в среде украинских националистов. Кстати, названия молодежных групп ОУН – «сотня отважных юношей» и «сотня отважных девушек» – сразу же вызывают в памяти нелепое и чужеродное русской Украине другое название – «небесная сотня», присвоенное несчастным, погибшим как на Майдане, так и за его пределами, но в интересах майданутых зачисленным в жертвы законной тогда украинской власти. 

Тараскин вспоминает, как представители «сотни отважных юношей» «вели наблюдение за танковым резервом 1-го Украинского фронта, стоявшего в Тучинском лесу в 1944 году, с последующим наведением на него немецкой авиации». Но стоило окружить такую банду малолетних военных преступников, как они бросали оружие и начинали кричать, что они дети. И опять вспоминается Майдан с его «онижедети». Оказывается, многое тогда, в 2014-м, было не случайно и не спонтанно. И придумано не американцами. В этом смысле такие книги, как, например, книга Ю.В. Тараскина, весьма полезны, поскольку позволяют понять: все выпады украинских политиков и рядовых граждан на тему «никогда мы не будем братьями» или «москаляку на гиляку» – это вовсе не эмоциональные всплески и не дурное воспитание. И когда российские деятели рассуждают о братском народе, на Украине только посмеиваются, потому что братание с Россией принципиально не входит в их планы. Не для того они оторвали такой кусок от России, чтобы слиться потом в братских объятиях. 

Бандеровская Украина – это не какой-то случайный сброд. Это организация со своими правилами и со своей идеологией. И когда мы думаем, что перед нами обманутые американцами, заблудшие братья большой семьи, мы морочим сами себя. На Украине, где все давно перемешалось, много, конечно, и обманутых. Но не американцами и не сегодня. Этот обман тянется так долго, что давно уже превратился в мировоззрение, в философию, в образ мыслей. Им действительно не нужен никакой Русский мир. Все, о чем мы с пафосом разглагольствуем, им чуждо и даже противно. Наши ценности для них чужие и непонятные. Им не нужен День Победы, им не нужен Пушкин, не нужен Чайковский. Мы со своей историей и со своими достижениями смешны для них. Они уверены, что у нас ничего нет, что в России никогда и ничего не создавали, что мы живем в курных избах. Надо слышать, как девочка-подросток с Западной Украины рассказывает о России, куда в 1890 году приезжал некий англичанин и построил русским каменные дома, но русские посмотрели на каменные дома и не стали в них жить. 

У них батько – Бандера, а Україна – мати. Есть, правда, еще с десяток заунывных песен о кровавой борьбе с москалями. Конечно, все это пошло из Галиции, с родины ОУН-УПА и Бандеры. И проблема Украины не в каком-то абстрактном фашизме, а в том, что ОУН, поддерживаемая Западом, после 1991 г. попыталась утвердиться на всей территории УССР, применяя дедовский опыт. Например, Тараскин пишет: «Среди населения села велась в обязательном порядке политработа по разъяснению идей ОУН-УПА, а занимались ей политработники ОУН, причем для каждой категории населения разные, отдельный для мужского населения, отдельный для женщин (обычно женщина), а также раздельно среди юношей и девушек. Помогали им в этом все священники греко-католической церкви, говоря в своих проповедях, что надо слушаться своих защитников, так как они несут свободу и право владения землей». Ю.В. Тараскин, будучи внедренным в бандеровское движение помощником сотника, видел это своими глазами, после чего подробно, в деталях описал устройство бандеровской организации. Но разве не то же самое происходит на Украине сегодня? А точнее – начиная с 1991 г.? То, что мы называем пропагандой, зомбированием, промывкой мозгов – это и есть политработа по разъяснению идей ОУН-УПА. 

Дикие учебники истории для школьников, чудовищные мультфильмы, наводящие ужас детские лагеря, где ведется подготовка детей к войне с «москалями», сельская, лишенная всякого вкуса эстетика – может быть, американцы и поддерживают всю эту дребедень деньгами, но оригинальные идеи здесь, в «незалежной». Именно так в 30-е и 40-е годы в Галиции велась работа с молодежью. Агрессивная языковая политика, навязывание каждому гражданину примитивного регионального наречия в качестве государственного языка и «соловьиной мовы», настойчивое и последовательное добывание Томоса об автокефалии, воинственный захват церквей Московского Патриархата – это опять же появилось не вчера, это именно то, к чему всегда стремилась ОУН, это мечта все этого же Степана Андреевича Бандеры.

Кстати, насчет своего батьки они нисколько не заблуждаются. Вот отрывок из диалога в соцсетях: «Мы знаем, что делал Бандера, он защищал свою страны, как и от русских, так и от поляков. И мы им очень гордимся». «Да? То есть насиловал детей он во благо Украины? Развешивал младенцев на деревьях во благо Украины? Кошкам выдавливал внутренности во благо Украины? Вашего Бандеру всю его сознательную жизнь по кругу пускали, и поляки, и немцы. И вы этим гордитесь?.. Чо молчишь? Сказать нечего?» «Он убивал всех русских и поляков, которые отказывались покидать территорию Украины и были не за Украину. Вот тогда он убивал и детей, и взрослых. Он их не насиловал и ничего такого не делал. Просто убивал, тем самым спасая Украину». Пожалуй, не нужно объяснять, кто с кем беседует – все и так понятно. Как понятно и то, что один собеседник в ужасе от подвигов ОУН, а для второго эти подвиги в порядке вещей. Для одного подобного рода поступки – проявления фашизма, а для другого – нормальный способ выяснения отношений и получения желаемого, а фашизм – слово обидное, и просьба к нам его не применять. И не нужно думать, что их обманули. Нет, их не обманывали, просто они такие. 

Есть поговорка: можно вывезти девушку из деревни, но не всегда получится вывезти деревню из девушки. С Украиной похожий случай. Можно будет судить Порошенко и Яценюка, Турчинова и Корчинского, Зеленского и Арестовича; можно будет разбомбить все арсеналы и напечатать новые учебники. Но никогда потомки бандеровцев не станут в массе частью Русского мира, потому что когда мы говорим «наши деды – славные победы», они тоже вспоминают своих дедов. А их деды не просто шарахались по лесам, резали младенцев и сжигали красноармейцев, а работали над построением своего, отличного от России и противоположного России государства. Можно провести демилитаризацию и даже денацификацию, но дебандеризацию, наверное, провести не получится. Ее можно будет остановить, не позволить ей расползаться, загнать обратно в Галицию, но уничтожить окончательно – вряд ли. Не для того их деды мыкались по схронам. 

Посему было бы правильно разделить нынешнюю Украину на две неравные части. На большую Малороссию (Новороссию, Украину) и маленькую Галицию (Украину). Главное – не иметь ничего общего с галицийскими мутантами или носителями бандеровской идеологии. Пусть у них будет свое небольшое государство с одним государственным языком, с памятниками Бандере, Шухевичу и всем на свете карателям, пусть они тренируются с деревянными автоматами на деревянных лошадках покорять Москву, пусть забудут имена Пушкина, Ленина, Ватутина, пусть пребывают в блаженной уверенности, что огромная страна Россия завидует маленькой Галиции из-за унитазов и микроволновок. Пусть делают что хотят и мечтают о чем хотят. Пусть пишут в учебниках, что победили Россию в войне 2022 г., снимают об этом фильмы и рисуют комиксы.

Лишь бы въезд в Россию и на Украину для них был закрыт.