Марш веселых ребят»




Легко на сердце от песни веселой,

Она скучать не дает никогда,

И любят песню деревни и села,

И любят песню большие города.

 

Нам песня строить и жить помогает,

Она как друг и зовет, и ведет,

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

 

Шагай вперед, комсомольское племя,

Шути и пой, чтоб улыбки цвели.

Мы покоряем пространство и время,

Мы молодые хозяева земли.

 

Нам песня жить и любить помогает,

Она как друг и зовет, и ведет,

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

Мы все добудем, поймем и откроем,

Холодный полюс и свод голубой,

Когда страна быть прикажет героем,

У нас героем становится любой.

 

Нам песня жить и любить помогает,

Она как друг и зовет, и ведет,

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

Мы можем петь и смеяться как дети,

Среди упорной борьбы и труда,

Ведь мы такими родились на свете,

Что не сдаемся нигде и никогда.

 

Нам песня жить и любить помогает,

Она как друг и зовет, и ведет,

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

 

И если враг нашу радость живую

Отнять захочет в упорном бою,

Тогда мы песню споем боевую

И встанем грудью за Родину свою.

 

Нам песня строить и жить помогает,

Она на крыльях к победе ведет,

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

И тот кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

 

Евгений ДОЛМАТОВСКИЙ

Шагай вперед, комсомольское племя!

Большое счастье – быть зачинателем и первооткрывателем. Много зачинов выпало на долю советских людей, особенно в 30-е годы, в эпоху первых пятилеток: первая домна-гигант, первая дорога в пустыне, первая колхозная весна…

И в искусстве, и в литературе жила жажда зачинательства, жажда первооткрытий. Можно представить себе, с каким веселым энтузиазмом приступала в 1933 году группа деятелей кино к постановке первого советского музыкального комедийного фильма «Веселые ребята». Звуковое кино делало свои первые шаги (оно начиналось необыкновенным фильмом «Путевка в жизнь»), и новая задача – музыкальная комедия – была по тем временам задачей увлекательной и большой. Ее осуществление выпало на долю сотоварища Сергея Эйзенштейна по «Броненосцу «Потемкину» режиссера Григория Александрова, артистки Любови Орловой и композитора Исаака Дунаевского.

Главным действующим лицом решено было сделать артиста Леонида Утесова, руководителя первого (и тогда чуть ли не единственного) советского джаз-оркестра. Итак, коллектив задорно и горячо взялся за музыкальную комедию. Исаак Дунаевский сочинил мелодию марша согласно заданию режиссера Александрова.

Есть мелодия, к съемкам фильма уже приступили, но слов в марше нет. Первые попытки оснастить музыку текстом оказались неудачными.

И вот коллектив кинематографистов просит помощи у газеты «Комсомольская правда». 

На призыв «Комсомолки» откликнулись многие поэты, были среди них и известные, и знаменитые. Но написанные ими стихи не соединялись с музыкой. 

Положение становилось угрожающим – центральная песня не имела слов. И вдруг к Александрову и Дунаевскому явился сотрудник журнала «Крокодил», известный лишь как автор острых сатирических стихов,— Василий Лебедев, писавший под псевдонимом Кумач.

Лебедев-Кумач предложил вариант «Марша веселых ребят». Композитор и режиссер обрадовались строкам:

И тот, кто с песней по жизни шагает,

Тот никогда и нигде не пропадет.

Началась работа. Не раз приходили Александров и Дунаевский в маленькую комнатку коммунальной квартиры, где мучился над строками новый участник создания первой советской музыкальной комедии. Все они были молоды, придирчивы, упрямы. Песня то казалась уже готовой, то могла вновь разонравиться композитору, или режиссеру, или исполнителю.

Наконец песня сложилась, прозвучала в фильме. Ее полюбили и запели сразу. Просто для точности могу сказать, что были и нападки… Но песня легко перенесла эти несправедливые атаки.

Как естественно звучат сейчас строки:

Мы всё добудем, поймем и откроем:

Холодный полюс и свод голубой.

Но я прошу читателя иметь в виду, что полюс тогда еще не был открыт, а освоение «голубого свода» было лишь мечтой – через четверть века Юрий Гагарин увидел голубое сияние…

А последующие строки этого четверостишия – они были написаны задолго до Великой Отечественной войны.

Быть может, эти пророчества сделали песню такой родной людям страны, устремленной в грядущее.

Эту песню пели на стадионах, она звучала из тысяч уст во время парадов на Красной площади. Она стала знаком своего времени.

Особую роль сыграла эта песня и в истории нашего кино. Она была не иллюстративным материалом, не развлекательной пустышкой – она была героем фильма, действующим лицом. Это тогда оказалось новаторским шагом, определившим многое впереди. Советская песня в кино в дальнейшем развивалась по пути «Веселых ребят», в том направлении, когда песни становились знаменем фильма, выражали главную мысль, становились как бы сами героями.

[img=-21430]

Другие материалы номера

Приложение к номеру