Как опекают сиротство




На их деятельность регулярно поступают жалобы в общественные организации, в приемные администраций, депутатов Госдумы, в СМИ. 

До 60 процентов всех запросов, исходящих от комитета, касаются детского неблагополучия, отмечает председатель комитета Нина Александровна Останина. По ее мнению подлежит обновлению и закон «Об опеке и попечительстве», принятый 14 лет назад, 24 апреля 2008 года. Закон устарел. А сиротская доля с тех пор стала еще горше и жестче.

Каким должно быть законодательство, чтобы опекунство и попечительство избавилось от формализма, чиновничьей черствости, равнодушия, бессердечия? Об этом шла речь на парламентских слушаниях, организованных думским комитетом с участием депутатов, сенаторов, представителей министерств, науки, благотворительных фондов, уполномоченных по правам ребенка, общественников, студентов Юридической академии имени Кутафина. 

Известно, что с двухтысячных годов в России был взят курс на передачу сирот в приемные семьи, на усыновление-удочерение с целью сокращения детских домов, очень накладных для бюджета. Идея приемных семей получила широкую рекламу.

В детдома стали наезжать желающие взять дитя в семью. Сирот разбирали, и те охотно откликались. Позже выяснится, что кому-то из приемных детей повезло, они нашли тепло и ласку, а у кого-то жизнь весьма усложнилась.

«Министерство несколько лет бьет тревогу относительно проблем насилия в отношении детей, проживающих в замещающих семьях, – рассказал замначальника Главного управления по обеспечению охраны общественного порядка, координации взаимодействия с органами исполнительной власти МВД, генерал-майор полиции Вадим Борисович Гайдов. – Опекунами и попечителями в отношении своих подопечных в прошедшем году совершено 39 преступлений. Почти треть преступлений в отношении детей, проживающих в замещающих семьях, были связаны с их половой неприкосновенностью. Министерство предлагает в обновленный законопроект внести требование об обязательном медицинском и психологическом обследовании будущих опекунов и усыновителей».

«Многие дети сталкиваются с насилием и жестокостью в приемных семьях, – подтвердила думский вице-спикер, бывший детский омбудсмен Анна Юрьевна Кузнецова. – И не обо всех фактах удается узнать, дети замыкаются и не делятся с посторонними, что с ними происходит. По официальным данным, за последнее время 99 детей подверглись жестокости, трое из них – со стороны работников сиротских организаций, 63 ребенка – со стороны других детей, 33 ребенка – посторонних лиц, 46 детей сами проявляли агрессию». 

Кузнецова уверена, что в детдомах насилия больше, чем в приемных семьях. Но ведь не все сироты приживаются в семьях, нередко их возвращают обратно в приюты, что оборачивается тяжелой психической травмой для несовершеннолетнего.

Акция по ликвидации детдомов не получила того размаха, на который рассчитывали рыночники. Количество их сократилось, но они остаются, хотя того финансирования, что было при советской власти, уже нет. В приютах уменьшилось на 5 процентов сирот, но всё равно их немало, более 35 тысяч. 

Стремление властей РФ продвигать передачу детдомовцев в семьи остается в силе. Для этого создан банк данных о 44 тысячах сирот. Не учтены скрытые сироты, их не менее 30 тысяч, по документам у них есть родные семьи, дети знают, что у них есть кто-то из родителей, и они усыновлению не подлежат. Итак, 74 тысячи «ничейных» в России детей, последние 4 года эта цифра остается неизменной.

А с недавнего времени стали прибывать сироты из Донбасса. В российские детдома поступило 368 детей дошкольного возраста, 1 тысяча 683 – школьников, 210 студентов. «Им оказывается всесторонняя помощь. Мы сделаем всё, чтобы донбассовцы чувствовали себя хорошо», – подчеркнул на слушаниях министр просвещения Сергей Сергеевич Кравцов.

Хотелось бы верить. Только в целом жизнь сирот в России неприглядна, о чем многократно говорилось и в Общественной палате, и в Госдуме, дети лишены многого. Это понимают на самом высоком уровне. Возможно, поэтому президент с целью привлечения внимания к сиротам объявил в 2017 году Десятилетие детства, чтобы к 2027 году как-то улучшить положение сирот. Заодно он поставил задачу до 2024 года перевести детдома под кураторство одного ведомства. 

Однако пролетевшие 5 лет Десятилетки ничем светлым для сирот не обозначились. Органы опеки и попечительства как работали ни шатко, ни валко, так и продолжают в том же духе. Но их специалисты считают, что передача приютов в одно ведомство может обернуться для сирот большими минусами. Но Анна Кузнецова как член «Единой России» все опасения отвергает: президент, мол, здорово придумал, не произойдет урезания функций тех структур, которые ребенка сопровождали, «не будет ущерба ни в медицинской помощи, ни в образовании, ни в иных форматах реализации прав ребенка». Но опасения среди участников не развеялись. 

«Мы выявляем нарушения практически в каждом субъекте РФ», – заявила замначальника Главного управления по надзору за исполнением законодательства Генпрокуратуры РФ Ирина Анатольевна Ребрина.

Она критиковала чиновников из опеки и попечительства за несвоевременное изъятие детей из неблагополучных семей и лишение виновных родительских прав. Управлением по надзору установлены многократные случаи несвоевременного включения сирот в региональные списки на обеспечение жильем специализированного фонда. Пример: в Пензенской области после прокурорской проверки удалось включить в список на жилье 27 детей. 

Постоянно нарушаются права детей на алиментное содержание. Здесь органы опеки-попечительства должны действовать совместно со службой судебных приставов, чтобы понуждать родителей к выплате алиментов. Но «данные функции осуществляются ненадлежащим образом», досадовала Ребрина.

Непростое дело – подбор опекунов и попечителей для сирот. И здесь выявлено немало нарушений. «В 2021 году были признаны потерпевшими от преступных посягательств со стороны членов семей и близких лиц свыше 2 тыс. несовершеннолетних, более 130 человек пострадали от действий усыновителей и опекунов. Детей истязали, примерно 41 человека, треть потерпевших подвергалась половому насилию, у многих сирот было похищено имущество и денежные средства», – такую статистику озвучила представительница Следственного комитета РФ Евгения Викторовна Минаева.

По ее мнению, к несчастьям для несовершеннолетних приводит равнодушие к их судьбе, бесконтрольность со стороны опеки-попечительства на происходящее с детьми в приемных семьях… В 2020 году уголовные дела были возбуждены в отношении 8 сотрудников органов опеки, в 2021-м – в отношении 4. Еще 158 работников были привлечены к дисциплинарной ответственности, и следователями было внесено 450 представлений в адрес органов опеки и попечительства об устранении обстоятельств, способствовавших совершению преступлений против детей. 

Однако не во всех просчетах и нарушениях, касающихся сиротских дел, виновны органы опеки и попечительства, говорили участники слушаний. Достаточно проанализировать возложенную на них нагрузку. Более 60 полномочий на федеральном уровне, и более 40 полномочий на уровне субъектов Федерации, таков объем обязанностей на этих работниках. А оплата их труда более чем скромная. 

В этих органах работают 12 тысяч 135 человек, почти все с высшим образованием, 95 процентов – юристы, педагоги, психологи, социальные работники, экономисты. В 55 регионах они раз в два-три года повышают свою квалификацию, и всё равно говорят, что ощущают потребность в дополнительных знаниях. Это и понятно, им приходится в судах защищать детей в спорах о месте их проживания, об участии конфликтующих родителей в воспитании, о связи с бабушками, дедушками, другими родственниками. В 2021 году опеке-попечительству пришлось защищать в суде права 166 тысяч 710 детей. Год от года таких процессов всё больше. Работа напряженная и очень ответственная, а оплата низкая, желающих пополнять ряды опеки-попечительства мало, хотя вакансии есть. 

Но пока есть на кого равняться в сложной недооцененной сфере «отцов и детей». Приехала на слушания из Омска Татьяна Евгеньевна Николаева, активистка движения «Приемный родитель», в котором состоит с 1988 года, воспитала и выпустила в жизнь 49 приемных детей, почти половина из них получили высшее образование. 

Теперь Николаева вместе со своими сторонниками занимается с подростками, совершившими правонарушения, с беременными женщинами, добиваясь отсрочки им приговора. Николаева – сторонница сохранения семьи, ее максимальной поддержки, защиты семейных ценностей.

У Николаевой есть ответ, почему нет надежных приемных семей: бедность подкосила людей, им не на что содержать детей, а государство скупится раскошелиться: 

«Пособие на содержание ребенка в приемной семье семь–восемь тысяч. Я пошла в магазин, а у нас 110 рублей стоит килограмм сахара, килограмм масла 750 рублей. И как накормить детвору, если их будет 5, 10 человек? А это же государственные дети, их надо содержать как положено. 

Николаева вспомнила советские 80-е. «В 1988-м мы формировались. Мы, приемные родители, воспитатели семейных детских домов, были уважаемыми людьми: стаж, выслуга, больничный, всё как положено. Нам говорили: вы, взявшие на воспитание пятерых ребятишек, в 50 лет на пенсию пойдете. А сейчас что? Мы вообще никто. У нас нет ни трудового стажа, ни выслуги, ни больничного. Нам дети передаются только по договору…»

Т.Е. Николаева предложила вернуть в педагогику и воспитание единую тарифную сетку оплаты, чтобы не было уравниловки. И всю систему сиротского содержания поднять на федеральный уровень, чтобы не донимать просьбами губернаторов, их регионы, в основном дотационные. 

Чем обернулась для сирот рыночная экономика, показала в 2012 году Генпрокуратура, представив жуткую статистику: 90% выпускников детдомов не доживают до 40 лет по причине зависимостей (40%), криминала (40%) и суицидов (10%). Данные ошеломили общество. На генпрокурора цыкнули сверху. С тех пор скрываются данные о продолжительности жизни сирот. 

Что касается предложений Николаевой, то в адрес многодетной приемной мамы не прозвучало ни одного возражения. Все за! А Останина заметила, что таким, как Татьяна Евгеньевна, нужно посвящать телепередачи, фильмы, книги. Но, видно, на нашем ТВ даже после того исхода в Израиль части надоевших болтунов и свистоплясов ничего не изменится, пока не появится Общественный совет по контролю за программами. На его создании настаивают коммунисты.

Подводя итог дискуссии, участники слушаний поддержали высказанные предложения к новому закону об опеке и попечительстве. Их много, поэтому придется систематизировать и подготовить единый емкий текст закона. Он очень нужен. С особой надеждой сироты ждут закон, который защитит их от бесправия.

Другие материалы номера

Приложение к номеру