«Где есть сила, там должна быть голова»




Знаменитый режиссер Иван Пырьев обожал актера Бориса Андреева за талант, открытость, и доброту, но при этом часто ругал. Причина – постоянные загулы популярного в СССР актера. Одна из историй, в которую вляпался актер, чуть не стоила ему жизни. 

Когда началась война, Андреев числился в штате Киевской киностудии. Тогда ему было 26 лет. Он на момент начала войны находился в Москве и сразу же направился в военкомат. Однако актеру там сказали, чтобы он ждал, когда его официально вызовут, так как киностудия уже оформила на него бронь. Огорченный таким известием актер направился в известный ресторан – заливать горе. Сел он за отдельный столик, но рядом, по соседству с Андреевым выпивали двое мужчин. Они узнали знаменитого актера и пригласили за свой столик. 

В ходе застолья Андреев понял, что его собутыльники – люди высокопоставленные, и чем больше он выпивал, тем больше злился на чиновников, решающих всё одним росчерком пера. Застолье закончилось печально. Актер разгорячился так, что принялся на чем свет стоит клясть «жаднорылое начальство». Собутыльники не стерпели оскорблений и кинулись в драку. Андреев, будучи сильным и крепким мужчиной, с легкостью разбросал в стороны обоих, а потом кинул на столик деньги и вышел из ресторана. 

Через день Андреев был арестован. Актеру предъявили обвинения по статье «Контрреволюционная агитация», также его обвинили в террористических намерениях. Как выяснилось впоследствии, собутыльниками актера в ресторане были сотрудники НКВД. 

Один из них оказался адъютантом, а второй был аж в чине генерала. 

В камере актера продержали больше месяца. А после этого Андреева и вовсе приговорили к смертной казни. Актера могли бы расстрелять, если бы не счастливый случай. Точнее – если бы не вмешательство самого Сталина. 

А дело было так. Человек, отвечающий за исполнение смертных приговоров, прочитав дело Андреева, глубоко задумался. Дело в том, что он вспомнил, что Андреев входит в число любимейших актеров Сталина, поэтому решил заручиться его разрешением, прежде чем отправлять актера на расстрел. 

Сталин долго изучал представленные ему материалы, а потом приказал отпустить Андреева, уж больно нравился Иосифу Виссарионовичу фильм «Трактористы», в котором Андреев сыграл Назара Думу. Сталин приказал отправить актера в эвакуацию, мол, пусть дальше радует народ своим талантом. 

Вечером того же дня Андреева выпустили, предварительно навешав ему тумаков. А уже на следующий день актер направился в Ташкент, куда эвакуировали во время войны весь советский кинематограф. 

Вскоре Борис Андреев начал съемки сразу в трех фильмах: «Сын Таджикистана», «Годы молодые» и «Два бойца». 

А в начале 50-х годов состоялась встреча Андреева с Иосифом Виссарионовичем. Тогда актера пригласили в Кремль на прием, который давали в честь Мао Цзэдуна и в честь премьеры картины «Падение Берлина», где Андреев сыграл роль солдата и сталевара Алексея Иванова. На приеме Сталин лично представил актера Мао Цзэдуну, а уже после приема сказал Андрееву с хитрой усмешкой, что где есть сила, там непременно должна быть голова, и без причины никогда махать кулаками не стоит. 

Через месяц после того приема вся съемочная группа картины «Падение Берлина» была удостоена Сталинской премии I степени. Не обошла высокая награда и Бориса Андреева. 

Другие материалы номера

Приложение к номеру